ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Закончив расчеты, Чугунов почему-то не ощутил морального удовлетворения. Интуиция назойливо подсказывала, что никакой необходимости в захвате не существует. Возможно, в квартире и скрывались жуткие монстры, несущие опасность для человечества. Но убедительных подтверждений этому не было. А атаковать наобум не хотелось совершенно. Майор задумчиво постучал пальцем по крышке ноутбука. В ближайшее время следовало ожидать вмешательства высокого начальства. И решение вполне могли принять без его участия. Вот только интуиция…

Неожиданно на мониторе мигнул индикатор электронной почты. Код отправителя подразумевал немедленное прочтение. Сообщение от дежурного по Седьмому Управлению с грифом «срочно» пришло как мгновенный ответ на сомнения Чугунова. Игорь Сергеевич мимолетно пожалел, что не может игнорировать вызов, и открыл послание. Информация автоматически раскодировалась.

Как и следовало ожидать, ничего особо важного сообщение не содержало. Просто в метро намертво встал состав, закупорив одну из веток в депо. Вследствие невероятной аномалии электричество под ним пропало напрочь. Словно кто-то обрубил проводящий рельс. И, вдобавок, оказалось, что поезд стоит на месте уже три дня, но никто этого почему-то не замечал.

В другое время и при других обстоятельствах в депо послали бы пару аналитиков. Те бы не спеша наковыряли приемлемую версию на строго материальной основе. После чего результаты прочно залегли бы в архив Управления. Но теперь, в обстановке всеобщей истерики по поводу Вторжения, начальство в каждой аномалии видело угрозу вселенского масштаба. А следовательно, реагировало…

Майору Чугунову, в срочном порядке, предписывалось прибыть в депо. На предмет поиска агрессивных похитителей электрического тока. Под приказом стояла подпись, абсолютно исключающая обсуждение. Игорь Сергеевич досадливо поморщился. Оставалось надеяться, что за время его отсутствия у аномальных объектов не возникнет желания разрушить до основания весь город. Майор закрыл сообщение и вышел на связь с заместителем…

Старенький «опель-кадет» был перепачкан грязью и покрыт хлопьями сажи. На первый взгляд, он мог представлять интерес разве что для любителей металлолома. Но на самом деле, за припаркованной на проспекте Просвещения иномаркой следили очень пристально и профессионально. Спецгруппа Седьмого управления сканировала пространство во всех доступных спектрах. А наблюдатели не сводили с «Опеля» глаз уже третьи сутки. Ровно столько не спал и старший спецгруппы.

Капитан Елисеев был заместителем начальника отдела перехвата. Он имел все полномочия для принятия самостоятельных решений. Но пользоваться ими не любил. Все-таки намного легче подчиняться, чем брать ответственность на себя. Тем не менее, ему частенько приходилось руководить отделом. Так как его шеф предпочитал все проблемы решать на месте и лично.

Когда Чугунов пропал со связи, нырнув в метро, все каналы оперативного управления отделом автоматически переключились на его заместителя. Капитан запросил последнюю информацию. На проспекте Наставников никакого движения не регистрировалось. Объекты находились в квартире гражданина Баклухи. Неизвестно, что они там делали. Может, готовили уничтожение всей планеты. А может, мирно спали. Сканировать логово монстров начальник отдела запретил во избежание обнаружения группы.

Возле «опеля» тоже было спокойно. Город жил своей в меру суетливой жизнью. У огромного торгового комплекса сновал народ. Пригородные маршрутки и автобусы прибывали и убывали, сплевывая на тротуары порции пассажиров. Наблюдатели Седьмого Управления продолжали следить за любыми проявлениями интереса к брошенной машине. Снайперы контролировали свои сектора. Техническая бригада периодически обследовала подходы сканерами всех видов излучений. Но никаких паранормальных проявлений никто из группы не находил. К большому облегчению капитана Елисеева.

Черный «лексус» подъехал к метро после полудня. Он припарковался на свободном пятачке, неподалеку от фургона «перехватчиков». Из машины неторопливо выбрался полноватый господин в хорошем костюме. Дежурная смена скользнула по нему взглядами. Типичный представитель бизнес-элиты особого внимания не привлекал. Такие господа в северной столице гнездились кучно. Куда кучнее, чем, скажем, в Пензе. Хотя в Москве от них вообще было не протолкнуться.

Толстяк быстро осмотрелся и двинулся в сторону «опеля». Как только он пересек границу периметра наблюдения, группа Седьмого Управления сосредоточила на нем внимание. И чуть не пропустила появление еще двух действующих лиц.

Задние двери «лексуса» негромко хлопнули. Из машины деловито выбралась довольно странная парочка. В том смысле, что обычно сантехники, в синих спецовках сомнительной чистоты, не разъезжают по городу на машинах представительского класса. Обе типично пролетарские физиономии были абсолютно непроницаемы. Сантехники деловито пристроились вслед господину в костюме, вызвав некоторое недоумение в рядах заинтересованных зрителей. По закрытой связи разнеслась команда: «Внимание!»

Вся троица целеустремленно двинулась к «опелю», не оглядываясь по сторонам. Видимо, пребывая в полной уверенности, что до их действий никому не может быть дела.

– Активность на объекте! – произнес наблюдатель.

– Активность на объекте фиксирую, – подтвердил кто-то из снайперов.

– Три человека. Биопоказатели в пределах нормы по всем спектрам, – доложил дежурный техник.

Капитан Елисеев приник к смотровому окну спецфургона. Двое в синих спецовках легко вскрыли дверцу «опеля». Толстяк в костюме нырнул внутрь. Налицо было проникновение на объект потенциальных участников Вторжения. То есть операция внезапно вступила в острую фазу. А это требовало немедленного принятия решения. Заместитель начальника отдела перехвата мысленно застонал и сжал зубы. Он выскочил из фургона, одновременно натягивая защитный шлем, оборудованный полным набором датчиков, вплоть до инфракрасного окуляра.

– Готовность! – прохрипел капитан.

Группа захвата, рассредоточенная по трем точкам вокруг объекта, напряглась, готовясь к решающему рывку. Двери неприметных микроавтобусов, замаскированных под обычные маршрутки, начали открываться. Асы перехвата в бронекостюмах и шлемах с пуленепробиваемыми забралами напоминали средневековых рыцарей. Они уже почти начали атаку. Оставалось только отдать последнюю команду…

И тут один из «сантехников» обернулся. Для того, чтобы оценить ситуацию, ему хватило доли секунды. После чего он скороговоркой пробормотал что-то себе под нос. Незаметная для простых смертных зеленая волна колыхнулась от него к капитану. Тугой пучок невидимого света вонзился тому прямо в лоб. Последняя решающая команда вдруг замерла на губах Елисеева, не успев сорваться в эфир. Он застыл, словно пораженный молнией…

Специальная подготовка отдела перехвата включала распознавание любых видов воздействия на организм. В том числе и гипнотических. Поэтому Елисеев успел среагировать на попытку проникновения в собственный мозг чего-то бесконечно чуждого. Он даже смог наскоро выставить ментальный блок. Как и полагалось по инструкции, капитан сконцентрировался на последней информации, повторяя про себя: «Чужие! Перехват! Чужие! Перехват!..» Но противостоять проникновению в мозг огромной чужеродной мощи оказалось невозможно. После нескольких секунд безуспешной борьбы его лицо приобрело отрешенное выражение. Заместитель начальника нерешительно покосился на пригнувшихся перед атакой «перехватчиков» и внезапно безжизненным голосом скомандовал:

– Отбой!

Казалось, ничто не могло остановить беспощадную боевую машину Седьмого Управления. Но натренированная до автоматизма группа захвата привыкла к мгновенному и беспрекословному подчинению. Хотя кто-то из техников и успел непроизвольно шепнуть в микрофон общей связи:

– Как отбой?!

Но Елисеев отчеканил все тем же безжизненным голосом:

– Я сказал – отбой!

Дверцы микроавтобусов моментально захлопнулись. «Перехватчики» с едва заметным облегчением вернулись на свои места в режим ожидания. Снайперы осторожно убрали пальцы со спусковых крючков. Наблюдатели с некоторым недоумением приникли к обзорным камерам…

34
{"b":"530","o":1}