A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
61

Капитан снял шлем и накинул поверх бронекостюма обычный гражданский плащ, маскируя снаряжение от посторонних взглядов. Потом он уверенно зашагал к непрестанно бормочущему «сантехнику».

Они встретились возле «опеля». После небольшой заминки Елисеев обменялся с ним рукопожатием. Неуловимая человеческим глазом зеленоватая искра проскочила между человеком в синей спецовке сантехника и капитаном Седьмого Управления. Елисеев чуть вздрогнул и механически улыбнулся, растянув пересохшие губы. По закрытой связи послышался его голос:

– Все в порядке. Это контролеры из Управления.

Он, будто нехотя, согнулся пополам. Один из сантехников ловко прихватил его за локоть. Капитан медленно просунул голову внутрь «опеля». Потом его тело в бронекостюме втиснулось на заднее сидение, исчезнув из вида. Спецгруппа перевела дух…

В узком пространстве салона пахло гарью. Три пары равнодушных пустых глаз уставились на капитана Елисеева. Он сделал последнюю попытку освободиться от жесткого пресса чужой воли. Но его подавленная личность лишь слегка трепыхнулась. Прямо перед «перехватчиком» возникло одутловатое лицо толстяка. Внезапно его черты сгладились, словно сползая, как смытый театральный грим. Нос втянулся, рот превратился в узкое безгубое отверстие, пропали веки… Елисеев еле уловимо дернулся. Внутри «опеля» сгустился зеленый туман, пожирая личность капитана, вытягивая из него мысли, воспоминания и чувства…

Через несколько минут заместитель начальника отдела перехвата вылез из обгоревшей старенькой иномарки. В его движениях не чувствовалось и следа недавней неуверенности. Он вышел на связь с группой и четко скомандовал:

– Сворачиваемся! Три минуты на сборы. Передислокация на объект «один»!..

Ничем не примечательный девятиэтажный «корабль» номер десять на проспекте Наставников неспешно плыл в вязком море повседневности. Он напоминал огромное судно, под завязку набитое пассажирами. В вечерних сумерках окна-иллюминаторы светились уютом. А обитатели безмятежно наслаждались покоем извечного маршрута: роддом – кладбище.

На события за бортом их «корабля» жители девятиэтажки обычно не реагировали. Ибо ничего необычного во дворе не происходило годами. Поэтому никто не обратил внимания на подъехавшие с разных сторон грязноватого палисадника микроавтобусы. Следом за ними возле детской площадки припарковался бронированный фургон, замаскированный под инкассаторскую машину.

Группа с проспекта Просвещения прибыла в полном составе. Включая техников и аналитиков. Капитан Елисеев не стал тратить время на какие-то приветствия и разъяснения. Он бросил беглый взгляд на окна квартиры номер тридцать пять и скомандовал по общему закрытому каналу:

– Всем исполнителям! Полная зачистка. Биологические объекты сжечь. На период операции – режим радиомолчания. Готовность ноль. – Елисеев сделал небольшую паузу, потом решительно приказал: – Начали!

Такое задание означало высшую степень сложности. Атака несколькими группами, без предварительного согласования деталей и без связи, неизбежно подразумевала возникновение хаоса. Но только не в отделе перехвата Седьмого Управления. Такие варианты «перехватчики» годами отрабатывали на тренировках. Их могла удивить, разве что, стремительность развития событий. Но бойцы знали, что они призваны остановить Вторжение. И, несмотря на всеобщие сомнения в его реальности, были готовы к любым, даже самым безумным вводным. Поэтому обе группы захвата стартовали без промедления.

На лестничную площадку перед тридцать пятой квартирой, практически бесшумно, просочилась четверка «перехватчиков» в бронекостюмах, покрытых матовой радиоизоляционной пленкой. У замыкающего в руках слегка подрагивал огнемет. Он был заряжен напалмовой смесью, порожденной гениями Седьмого Управления…

Бронированный спецфургон стартовал с места, разметав песочницу. Он пересек двор, уткнулся радиатором в дверь нужного подъезда и затормозил. На его крыше открылся люк. Еще одна четверка вырвалась наружу. Цепляясь за балконные решетки, стремительные силуэты метнулись к окнам…

Техники активировали всю аппаратуру слежения, чтобы не упустить ни одного пришельца, даже если он попытается ускользнуть, превратившись в радиоволну. В спецфургоне многочисленные мониторы засветились всеми цветами радуги. Запищали датчики, и послышался гул инфракрасного сканера…

Снайперы на крыше соседнего дома выждали паузу, необходимую для подготовительной фазы штурма. У них все углы обстрела были просчитаны заранее. Их вновь прибывшие коллеги сориентировались быстро. Двое заняли позицию у мусорных баков. А еще один затяжным броском взлетел на детскую горку.

После этого и началась атака. Без громогласных команд и предупреждений. До полного уничтожения любого живого организма, попавшего на объект. Снайперские автоматические винтовки почти одновременно содрогнулись, выплевывая в окна тридцать пятой квартиры длинные очереди раскаленного свинца…

Незаметно пропавший и так же неожиданно нашедшийся поезд по-прежнему стоял в депо. Вокруг него, в оцеплении, дежурило несколько милиционеров. Представители метрополитена прохаживались по тоннелю и с непонятной тоской поглядывали на замерший состав. В распределительном щите лениво, явно без надежды на результат, ковырялись два человека в оранжевых жилетах. Майор Чугунов быстрым шагом подошел к первому вагону. Навстречу ему тут же выскочил суетливый молодой человек в форме МЧС.

– Игорь Сергеевич? – деловито спросил он, теребя в руках пластиковую папку с документами.

– Точно, – подтвердил Чугунов. – Что у нас тут?

Молодой человек представлял на месте происшествия экспертную группу Седьмого Управления. Инициатива вызова «перехватчиков» принадлежала ему. Отвлекать самого начальника отдела перехвата в ходе операции «Вторжение» никому не рекомендовалось. Поэтому нервничал эксперт не зря. Тем не менее, он был твердо убежден в своей правоте.

– Понимаете, здесь явная аномалия шестого порядка! – затараторил он, продолжая суетливо подергиваться. – Во-первых, обрыв электропроводимости. Как будто ток отрезало! Никаких нарушений структуры, ничего… А ток перед поездом пропал!

– Занимательно… – скептически хмыкнул майор. – Еще какие-нибудь аномалии шестого порядка есть? Ну, типа Несси?.. Если что, вместе бы половили!.. А то мне как раз нечем заняться!

Но молодой человек не смутился. Он вдруг перестал переминаться с ноги на ногу и выпалил:

– Шестого порядка нет! Есть второго!..

Мимо представителей Седьмого Управления пробежал озабоченный электрик в оранжевом жилете. Эксперт на секунду замолчал, дожидаясь, пока тот скроется за ближайшим составом, и продолжил с видом триумфатора:

– Этот поезд три дня не могли найти! Поездная бригада мирно слезла и разбрелась по домам. Их сейчас обследуют. Но результатов пока нет. Похоже, и машинист, и помощник твердо уверены, что их смена закончилась. А состав остался. Стоял на этом самом месте, а его никто не видел!

Игорь Сергеевич не был силен в аномалиях второго порядка. К тому же, до сегодняшнего дня ничего подобного экспертный отдел не обнаруживал.

– «Не видел», это как? – осторожно переспросил майор. – Никто не искал? Или не обращали внимания?

– Просто проходили рядом и не видели. Все! От дежурного до начальника депо… Как будто мимо пустого места! Хотя, кроме как на этом пути ему и стоять-то было негде!

Чутунов недоуменно покосился на поезд. Как можно было не заметить десять совершенно обычных вагонов, было неясно. Но, в свете начавшегося Вторжения, к подобным аномалиям следовало относиться внимательно. Начальник отдела перехвата задумчиво спросил:

– По вагонам много народу уже полазило?

– Никто не подходил! – убежденно ответил эксперт. – Двери без электричества так просто не открыть. Да и страшновато стало….

– Ну, тогда я пошел. Никого не подпускать. Ты пока поднимись наверх. Свяжешься с Управлением, доложишь, что я на объекте.

35
{"b":"530","o":1}