ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сзади многозначительно хмыкает Палыч. Не удивлюсь, если он заранее знал, с кем придется иметь дело. Но от этого не легче. Ладно, рвем на выход. Причем, без вещей… Вот, телки-метелки! Не успели!

Они возникли на пороге, будто из воздуха. Нарисовались – хрен сотрешь. Один – в таком же прикиде, как и у остальных братьев-человеков. А двое – в синих спецовках. Ни дать ни взять, сантехники, блин! На первый взгляд – вроде люди. Но сразу понятно – настала нам полная жопа! Палыч отступает на шаг назад и тихо шепчет на КШТРЫ:

– Полная защита. Радиус – малый стандарт длины. Время – ноль…

Все, как обычно – появляется легкий зеленый дымок… и бесследно растворяется в воздухе!..

Понятно. Приплыл, Даниил Алексеевич! Если даже старый бог не может пользоваться КШТРЫ, то сейчас они нас… Кто-то из незваной троицы бесцветным голосом констатирует:

– Ты не человек.

И пялятся они все на Палыча как-то странно. Не то каменные морды перекосило от удивления. Не то узнали старого знакомого…

Опа! Уж очень «сантехники» ловко перемещаются. Так, что нас уже и окружили… А дальше что? Может, интеллектуальный диспут? Не-а… Никаких прений. Вместо Палыча вдруг – вихрь из мелькающих рук и ног!

Вот это я понимаю – битва титанов! Такое мочилово нужно смотреть в замедленном повторе. Бог крутится между застывшими фигурами автоматчиков, разбитой мебелью и надвигающимися титанами, как велосипедное колесо. От его тычков и колотух идет непрерывный шмякающий звук. Однако титаны ему в скорости уступать не собираются. Разве что хмырь в неудобном костюме тормозит. За это ему – удар в шею. Есть! Один рухнул! А Палыч уже ставит блок «сантехнику», достает второго короткой серией в живот, смещается влево, добивает падающего пяткой в горло… У него на пути – защита из частокола мелькающих ног в синих грязноватых штанах…

А не шарахнуть ли мне под шумок проверенным оружием?! Показываем пальцем в ближайшее вражеское тело и орем:

– НТЖЭНГЛМ!!!

Ага!.. Щаз! Так он и сдох. Жди больше! От меня даже дымка зеленого не образуется. Язык КШТРЫ тут явно не годится. А если попробовать вот так?.. Кулаком по затылку ближнему своему? В смысле, ближайшему сантехнику. Вот так-то! Получил?! Палыч тут же влепил потерявшему равновесие противнику жуткую колотуху ногой в лоб. Но двое других успели его зацепить. Бац! Это богу здорово достается по корпусу. Печально…

Палыч лежит у стенки. А на меня обратили внимание. Титаны смещаются в мою сторону. Ма-ма! В глазах – фейерверк, в груди – хруст. Пришло ощущение невесомости. Потом ушло. Все тело взрывается болью. Падаем на пол, сметая по дороге застывшие в коридоре фигуры и Максимыча с дочкой… Почти сразу сверху наваливается тяжесть. Это вдогонку прилетел изрядно потрепанный Палыч…

Похоже, хана! Бог стонет, но поднимается на ноги, заслоняя нашу кучу малу. Подо мной возится Максимыч. И бурчит:

– Сейчас встану, и у меня тут все в бубен получат!..

Попробуем пошевелиться. Ух, ты, телки-метелки! Внутри булькают отбитые внутренности. Хочется кашлять. Ага… Покашлял! Из носа и горла тут же полилось что-то теплое и соленое. Но не сопли. Потому что красное и много…

Титаны не торопятся. Медленно так двигаются к нам. Видимо, добивать. Палыч хрипит:

– Кранты, пионэр. Попробуй уйти в окно…

Какое там, на фиг, окно! У меня и двигаться-то сил нет. Могу только лежать и смотреть, как шатается Палыч и приближаются титаны. А эти гады с каменными мордами прут, как танки. И глазки у них пустые-пустые. Не хочу умирать! Не хочу-у-у!!! А жить мне, похоже, осталось несколько секунд. Последние сантиметры до смерти… Палыч шатается, опускаясь на одно колено. Две фигуры в синих спецовках медленно наклоняются… Не-е-ет!!!..

– Елисеев, – вдруг произнес спокойный ровный голос откуда-то с лестницы, – ты ничего не попутал?

Титан в человеческом прикиде чуть дернулся, оборачиваясь на звук. «Сантехники» тоже покосились в сторону лестницы. Та-ак… Безвременная кончина откладывается. Потому что на выбитой входной двери стоит мужик. Обычный мужик, в обычном костюме и при галстуке. Только в руках у него – какая-то странная пушка. Похожая на черный железный пылесос. И вид у мужика такой, как будто это он – бог. А также – царь и воинский начальник.

– Или ты уже совсем не Елисеев? Может, тебя надо терминировать без разговоров?

Разговаривает мужик спокойно, не повышая голоса. Словно речь идет о модельной стрижке. А вот титаны, похоже, нервничают. Кто-то из них шипит:

– Твоего Елисеева я стер. Уходи, человек.

Чувствую, сейчас что-то будет. Палыч выдает скороговоркой:

– Можешь стрелять, они бессмертны. Не успеешь – умрешь!

А тот, кто раньше был Елисеевым, уже прыгнул. Легко, с места, без подготовки. Прыгнул вверх, но в полете сгруппировался, подбирая под себя ноги. Не приземляясь, титан распрямляется. Тяжелый ботинок с рифленой подошвой врезается… в пустоту. Хотя за долю секунды до удара на этом месте находилась самоуверенно выставленная челюсть… Во как! Встреча с чужим ботинком не состоялась. Титан разворачивается для повторной атаки. Навстречу летит труба «пылесоса»… Точно в лоб! Бум! Тело бывшего Елисеева опадает на пол. «Сантехники» приседают. Мужик переводит на них раструб «пылесоса» и спокойно так объясняет:

– Я начальник отдела перехвата – майор Чугунов. Предлагаю переговоры по поводу вашего вторжения на Землю.

Прикольно! Есть, оказывается, у нас такая профессия – чехлить пришельцев! Но нам, пожалуй, пора. Вот и Палыч медленно отступает назад и шепчет одними губами:

– Ок-но!!!

Ежу понятно, что имеется в виду. Мужику, несмотря на уверенность и пушку в руках, ничего хорошего не светит. А нам, возможно, удастся… Берем притихшего Максимыча, обнимаем за талию ангела. И помаленьку-полегоньку – к окошку… Петр Палыч выползает из коридора последним, не сводя глаз с титанов. Те не оборачиваются, окружая грозного майора. Видимо, собираются устроить переговоры. Но и тот – не идиот. Сразу просек:

– Еще шаг, и я открываю огонь!

– Стреляй, идиот!!! – вдруг завопил Палыч, выталкивая нас из коридора…

Влетаем в комнату. Вот оно – окно! В последний момент успеваю заметить, как из коридора полыхает огненный смерч. Похоже, «пылесос» все же оказался огнеметом. Пламя ревет, вырывается в оконные проемы. Следом на просторы города летит рев поджаренных титанов. Видимо, без КШТРЫ у них аргументов против майора Чугунова не нашлось… А мы уже летим. Сейчас разобьемся! Ма-ма!!! Полет с пятого этажа длительностью не отличается. Тут и «кыш» не успеешь сказать…

Однако старый опытный бог в паре метров от земли успел выкрикнуть два слова на КШТРЫ. Слава Петру Палычу – сработало! Приземляемся. Шлеп! Как на матрас. Рядом плюхается орущий Баклуха. Ангел планирует ему на плечи и негромко смеется…

Я так и остался сидеть на своем посадочном месте. Ну, не могу я отвести от нее глаз! Не мо-гу! Оп! А почему это стало темно? И очень вонюче?! Интересно, с чего бы это? А, понятно… Палыч опять нахлобучил на меня баранью шкуру. Прямо передо мной возникла черная борода, вся в крови. Из ее глубины – голос божий:

– Надо линять! Минут через пять они восстановятся. И загасят этого местного чудака.

– Такого загасишь! – это я возразил…

Но уже на бегу. У меня перед носом маячит пахучая задняя часть бараньей изнанки. Максимыч матюкается. Бог стонет. В голове что-то совсем мутно, чувствую, ноги подкашиваются. Ангел шепчет мне на ухо:

– Держись за меня!

Спасайся, кто может! Набираем скорость, снова уходим в метро…

Командор приник к мониторам слежения. Внизу вовсю полыхало Би-поле. Но инструкция запрещала вмешиваться в работу деструкторов. Аборигены, попавшие под их влияние, атаковали с разных направлений. Они открыто применяли свое примитивное оружие. Операция, несомненно, шла по всем канонам стратегии и тактики. Лект придирчиво оценил шансы сторон. Процентная вероятность уничтожения носителя Би-поля колебалась около сотни. Один-другой малый стандарт времени – и со всеми проблемами будет покончено…

38
{"b":"530","o":1}