ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новые правила деловой переписки
Кремлевская школа переговоров
Когда утонет черепаха
Сновидцы
Правила магии
Вы ничего не знаете о мужчинах
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно
Фаворит. Полководец
Текст
A
A

Победив страх перед сверхъестественным, Полина Николаевна вступила в диалог со знакомым нейрохирургом. В результате настойчивых уговоров и сладких обещаний тот сдался. Операция на многострадальном черепе неизвестного номер двести сорок шесть отменилась. В связи с резким улучшением самочувствия он был срочно-заочно переведен на обычное отделение. Откуда и выписался за нарушение режима. В смысле, за самовольный уход из лечебного учреждения…

Во всяком случае, записи в истории болезни гласили именно так. А спорить с виртуозно оформленными бумагами ни у кого желания не возникло. Этих «неизвестных» в больнице валялось несколько десятков. Пришедшее на утренний обход начальство, конечно, удивилось. И попыталось возмутиться подобной ахинеей. Но Полина Николаевна извлекла из неприкосновенного запаса, подготовленного к грядущему дню медика, два фигуристых пузыря коньяка. И начальство успокоилось. Одним «неизвестным» больше, одним меньше. Как говорится, баба с воза…

База Изоляции «ПБ-12» пряталась за девятой планетой системы обычного желтого карлика. Она плыла в тени необитаемой ледяной громады, скрываясь от местного солнца. Орбита огромного комплекса Базы не менялась тысячелетиями.

Для заштатных систем, затерянных на периферии Галактики, присутствие стационарного представительства Межпланетного Контроля было редкостью. Содержать настолько сложную и обширную структуру ради одной обитаемой планеты, как правило, считалось ненужной тратой ресурсов.

Но в данном случае никакие правила не работали. На Базе отсутствовал даже стандартный дипломатический блок. Вместо него в центральном отсеке размещался Специальный Корпус, состоящий исключительно из представителей расы лектов. И каждый большой стандарт времени к третьей планете заурядной окраинной системы уходил патрульный шаттл с экипажем из офицеров Корпуса.

Столетия проплывали за обзорными экранами Базы неторопливой чередой. Но размеренный уклад не менялся веками… Пока не рухнул внезапно и в одночасье. Без предупреждения и прогнозов научного блока. Просто взял и рухнул. Сигнал тревоги разнесся по всей Базе перед сменой орбитальной вахты.

Поначалу навязчивый высокочастотный свист вызвал только легкое удивление. Персонал космической крепости приник к обзорным экранам в поисках внешней угрозы. Но бездонная чернота вакуума оставалась нерушимой. Нигде не было видно мерцающего облака волнового поля, свидетельствующего о появлении из гиперперехода какого-нибудь корабля. И окружающие звезды продолжали движение, не меняя траекторий. Тем не менее, свист продолжал будоражить покой Базы. Не успело недоумение разлиться по отсекам и залам, как включилась световая идентификация.

Все табло оповещения вдруг разом окрасились в зеленый цвет. Техники и представители научной группы застыли на местах. Никому из нынешних аборигенов Базы не приходилось сталкиваться с подобным. Как реагировать на необычный сигнал, никто не помнил. Слишком давно не объявлялась «зеленая» тревога. Даже непререкаемые инструкции Межпланетного Контроля успели осесть на самое дно памяти.

Зато личный состав Специального Корпуса действовал безупречно. Собственно, ликвидация причин тревоги с зеленым кодом и являлась главной целью пребывания шестидесяти профессионалов суперкласса на задворках Галактики.

Все офицеры Корпуса заняли свои места, перейдя в состоянии автономной готовности, до истечения малого стандарта времени. Мягко вздрогнул пол стартового модуля. Оба дежурных шаттла с полным запасом активной массы в огневых отсеках ушли к цели без задержек. Две мерцающие точки оторвались от Базы. Тускло полыхнуло волновое поле, заворачивая в тугую спираль кокона боевые корабли. В пустоте космоса осталось лишь мерцание наведенной поляризации.

Префект Базы проводил десант и активировал справочную панель. Информационная голограмма устойчиво светилась зеленым цветом. Он еще раз проверил импульс сканера третьей планеты. Прибор показывал нечто невообразимое. На контрольном участке четко регистрировалось Би-поле! Причем не в виде неясных колебаний, а четкими пиками в семь баллов!!!

Представитель Межпланетного Контроля, в отличие от подчиненных, твердо помнил, что делать в таких случаях. В его обязанности входил своевременный доклад о любых неожиданностях Малому Совету Конфедерации. От легкого касания ожил пульт дальней связи. Мигнул датчик готовности. Префект четко произнес:

– База Изоляции «ПБ-12». Зеленый уровень – семь. Двукратно.

Автоматически закодированное сообщение превратилось в точечный импульс и сорвалось с командного портала. Оно унеслось, пронзая миллионы световых лет, в направлении ядра Галактики. Межпланетный Контроль должен был знать, что на заштатной планете, едва вползающей в эру космических полетов, после долгих столетий покоя снова появилось непостижимое и смертельно опасное Би-поле.

Это могло не значить ничего… Хотя, за последние четыреста лет не было отмечено ни одной вспышки активности. А те, что регистрировались ранее, еле дотягивали до четвертого уровня… Но, с той же вероятностью, событие могло потрясти всю Галактику, разрушив тысячелетний покой и порядок. Третья планета системы желтого карлика таила в себе угрозу всей Конфедерации. И игнорировать эту угрозу было недопустимо…

Специальный Корпус Межпланетного Контроля предназначался для планетарных операций. Представители метрополии Лект происходили из плоскостной подсистемы Галактики. Они почти совпадали с обитателями третьей планеты по параметрам жизнедеятельности. А значит, могли дышать местным воздухом, несмотря на различие в концентрации кислорода. Конечно, бронзовый волосяной покров по всему телу и трехпалые конечности никогда не позволили бы им сойти за своих среди туземцев. Но для этого, на случай крайней необходимости, существовали имитационные скафандры.

Два боевых десантных корабля материализовались из межзвездной пустоты под прикрытием спутника третьей планеты. Не дожидаясь стабилизации пространства вокруг волнового кокона, шаттлы перешли в режим полного экранирования. В отличие от научных модулей, патрули не имели права маячить в атмосфере и на радарах подконтрольной расы. Командор Специального Корпуса активировал канал общей связи и коротко объявил:

– Всем объектам Конфедерации! На планете проводится зачистка возникшей угрозы. До окончания операции кораблям вернуться на Базу. Приоритет: один – зеленый!

Возможно, ученые и попытались бы оспорить приказ. Их экспедиции безвылазно висели на орбите, добывая уникальный материал и постоянно нарушая маскировку. Но инструкции по зеленому спектру не допускали других толкований. Даже в автоматику исследовательских кораблей был введен код безоговорочного исполнения по приоритету «один».

Несколько веретенообразных модулей, излучая размытое свечение, оторвались от неровных контуров местной атмосферы. К кораблям-маткам устремились накопители информации, похожие на плоские диски. Скрывшись за естественным спутником третьей планеты, научные корабли вошли в режим гиперперехода. Пространство свернулось в кокон и засияло от наведенной поляризации. Оператор слежения доложил:

– Экстренная эвакуация завершена. Пространство свободно. Представительство объектов Конфедерации – ноль.

– Выход на цель! – буднично сказал Командор.

Командный шаттл завис в стратосфере. Второй корабль по дуге вошел в воздушное пространство. Он легко обогнул облачный фронт и вынырнул над довольно большим, по местным меркам, мегаполисом. Согласно пеленгу Би-поля, сканер локализовал источник в одном из крайних секторов. С точностью до малого стандарта длины. Если, конечно, верить аппаратуре, которую Специальный Корпус использовал здесь столетиями.

На панорамных мониторах возникло серовато-белое здание, окруженное пунктиром ограды. Оно стояло поодаль от остальных. Стратегическая инфосеть Межпланетного Контроля выдала изображение внутреннем планировки объекта вместе с голосовой справкой:

– Планетарная автономия. Самоназвание – Россия. Местный центр совместного проживания. Самоназвание – Санкт-Петербург. Наземное строение для коррекции физических параметров. Самоназвание – больница имени Всех Святых…

4
{"b":"530","o":1}