ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Стой! – скомандовал кто-то из полковников.

Начальник Седьмого Управления подался вперед и недоуменно поинтересовался:

– Почему остановились?

– Согласно вашему приказу номер ноль восемь, дробь шестнадцать. При захвате по плану «Вторжение» лица, не задействованные в операции, на место конфликта не допускаются.

– Вы забываетесь!

– Товарищ генерал, это стандартная процедура. При перехвате нейтрализуются все подозрительные биологические объекты по периметру действия группы! Приказ подписан вами!

– Я его и отменяю! – начальник Управления взялся за ручку двери. – Всем оставаться на месте. Ждите указаний… Согласно приказу ноль восемь дробь шестнадцать!

Водитель обернулся и попытался вклиниться в разговор, нарушая субординацию:

– Там сейчас стреляют во все, что движется. Я с этими ребятами тренировался. Они даже думать не будут…

Но генерал-майор уже выскочил из машины Он торопливо пересек железнодорожный переезд. Почти сразу же замигал семафор, и шлагбаум пополз вниз, отсекая автомобиль с оперативниками. Они проводили ритмично мелькающие лампасы озадаченными взглядами и молча переглянулись. Потом начальник оперативного отдела веско изрек:

– Старый дурак! – негромко, так, чтобы голос не вышел за пределы автомобильного салона.

Вторжение еще могло закончиться ничем. И, в таком случае, его карьера, однозначно, подошла бы к завершению.

Операция захвата у дома номер десять по проспекту Наставников шла полным ходом. Начальник Седьмого Управления приближался к месту событий быстрым шагом. Он просто обязан был принять непосредственное участие в действиях «перехватчиков». Ибо лучшим доказательством вторжения «чужих» мог быть только экземпляр, захваченный под непосредственным руководством генерал-майора. Вот тогда диалог с вышестоящими товарищами, например с министром обороны, носил бы исключительно продуктивный характер!..

Внезапно стрельба прекратилась. Генерал заметил, как с места боевых действий торопливо разбегаются случайные зрители. Несколько особо отважных прохожих оборачивались на бегу, стараясь спрятаться за рядами припаркованных вдоль дороги машин.

Начальник Управления сбавил шаг и попытался заглянуть в промежуток между домами. Но издалека разобрать, что происходит, не представлялось возможным. Во дворе панельной девятиэтажки царила суета. Возле дальнего подъезда мелькали неясные силуэты, похожие на космических пришельцев. Из кустов торчал капот бронированного спецфургона. А на крыше соседнего дома явно засела снайперская группа.

Попасть под пули собственных подчиненных было, по меньшей мере, глупо. Но и стоять в стороне в решающие мгновения начальник Управления себе позволить не мог! Он нерешительно переступил с ноги на ногу, продолжая наблюдать за суматохой во дворе. Внезапно из выбитых окон на пятом этаже полыхнуло пламя. Синевато-багровые клубы с гудением ударили в воздух. Но секундой ранее из оконного проема вывалились несколько человеческих фигурок. С такого расстояния, из-за веток деревьев, различить, кто десантируется на газон перед девятиэтажкой, было невозможно.

Снайперская группа на крыше начала активно перемещаться, выискивая цель. Генерал присел и бочком двинулся во двор, явно намереваясь приблизиться к командному фургону отдела перехвата. Мимо него промчалась небольшая толпа абсолютно гражданских лиц. Он озадаченно посмотрел им вслед. По всем раскладам, ближайший снайпер просто обязан был пресечь движение в своем секторе обстрела. Однако, казалось, никого не волновало исчезновение возможных свидетелей, а то и участников событий. Это могло означать что угодно. К примеру, наличие более важных объектов…

Дальнейшим поспешным и отрывочным рассуждениям в начальственной голове не суждено было оформиться в четкие формулировки. Еще несколько вспышек вырвались из окон. Словно кто-то планомерно выжигал квартиру кислотно-напалмовой смесью «MZ-24», стоящей на вооружении отдела перехвата. Генерал возобновил осторожное продвижение к спецфургону. Попутно он достал из кармана рацию и набрал кодовый позывной. Связь по закрытому контуру с «перехватчиками» по-прежнему отсутствовала. Он раздраженно зарычал себе под нос. И тут где-то сбоку послышался едва слышный шорох.

Начальник Управления испуганно вскинул голову и остолбенел. Прямо перед ним, из тени дома номер десять, материализовались три причудливые фигуры! Первым шел человек в обгоревшем почти до полной неузнаваемости бронекостюме и шлеме с затемненным забралом. Тем не менее, контуры штатного обмундирования «перехватчика» генерал узнал с первого взгляда. Но не успел он облегченно выдохнуть, как тут же снова застыл в немом изумлении.

За бойцом отдела перехвата тенью следовали две бесформенные фигуры в темных накидках. Под низко надвинутыми капюшонами лица их были, практически, неразличимы. Но весь вид странных субъектов настолько противоречил привычному человеческому облику, что генерал растерялся. Он вдруг почувствовал, как по коже побежали капли ледяного пота. Его голос внезапно задрожал:

– Я – начальник Седьмого Управления… Доложите обстановку…

Однако, вместо доклада, человек в бронекостюме сделал еще один шаг вперед. Его закопченные грязные пальцы внезапно коснулись холеной генеральской кисти. Невидимая зеленая искра пронзила покрытую зябкими мурашками бледную кожу. Генерал-майор неожиданно ощутил навалившуюся неодолимую слабость. Он пошатнулся, но не упал. Черное непрозрачное забрало шлема «перехватчика» поползло вверх. Под ним вдруг обнаружилось бесстрастное лицо капитана Елисеева. Глуховатый голос заместителя начальника отдела перехвата прозвучал, словно откуда-то издалека:

– Товарищ генерал-майор, идет операция захвата! Преследуем «чужих»!

Начальник Седьмого Управления невольно попятился. Капитан Елисеев продолжал надвигаться, будто выдавливая его на улицу. Через несколько шагов они оказались за углом десятого дома. Отсюда двор уже не просматривался. Оказавшись вне зоны видимости группы наблюдения и снайперов на крыше соседнего «корабля», капитан Елисеев легким движением подтолкнул генерала к припаркованному неподалеку грузовику:

– Возможен огневой контакт. Вам лучше побыть в укрытии.

Щелкнуло, возвращаясь на место, забрало шлема. Во дворе возобновились шум и суета. Начальник Седьмого Управления Министерства Обороны на ватных ногах побрел к старенькому ЗИЛу. Следом за ним двинулся капитан Елисеев. Фигуры в накидках с капюшонами стремительно слились с тенью дома, моментально исчезнув из вида…

Бутик назывался пафосно: «Евромода». Видимо, предполагалось, что любители светских раутов и приемов будут обновлять свой гардероб, не отходя от проспекта Большевиков. Но ажиотажа в бутике не наблюдалось. Обитатели непрестижного питерского «спальника» упрямо отоваривались на вещевом рынке через дорогу. Благо, качество импортного барахла было практически одинаково. А ценник, наоборот, отличался на пару нулей.

Соответственно количеству посетителей вели себя и продавщицы. Две немолодые женщины сидели возле кассы и вдумчиво изучали глянцевый журнал. Изредка в магазинчик заглядывали потенциальные покупатели. Сделав круг почета вдоль вешалок с костюмами, они дезертировали, отказываясь от примерки. Продавщицы провожали их сонными взглядами и возвращались к журналу.

Около полудня дверь в бутик слегка приоткрылась. Одна из продавщиц привычно повернула голову и вдруг замерла. Ее взгляд наткнулся на нечто непонятное и неуместное в замкнутом пространстве «Евромоды». Две расплывчатые фигуры в бесформенных накидках с капюшонами проскользнули внутрь. Едва слышно щелкнул замок, отсекая бутик от суеты проспекта Большевиков.

Женщина успела подняться с места и открыть рот. Возможно, она хотела сделать замечание беспардонным посетителям. Или закричать, поднять тревогу… Но это не имело значения. Легким касанием руки ближайшая фигура лишила ее способности двигаться. Одновременно с этим, второй незваный гость проник в тесноватый закуток возле кассы. В полумраке пробежали неуловимые глазом зеленоватые искры. Продавщицы синхронно обмякли.

40
{"b":"530","o":1}