ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майор поперхнулся и вдруг закашлялся! Легкие заработали. Пусть с перебоями, но заработали. Жизнь начала возвращаться в безвольно раскинувшееся на полу тело. Игорь Сергеевич подогнул под себя ноги и пополз, судорожно извиваясь, как перерезанный лопатой червяк. За ним на выгоревшем линолеуме оставался неровный след и тягучие нити слюны. Однако майор продолжал сокращаться всем телом, стремясь наружу…

Он выполз на лестничную клетку, ориентируясь на ощупь. Одежда на нем тлела. Из-за дыма не было видно даже собственных рук, покрытых пузырями от ожогов. Но остановить «перехватчика» не могло ничто. Он скатился на пролет ниже, машинально сгруппировавшись, чтобы не сломать шею. Здесь дышалось намного легче. Майор закрыл лицо полой пиджака и поднялся, перебирая по стене руками. Ноги дрожали. Перед глазами плавали красные круги. Тем не менее, Чугунов уже мог идти. Его вырвало желчью пополам с ошметками гари. Он застонал и оперся о перила.

Любой другой на его месте пополз бы наружу, подальше от пожара. Но там, в дыму оставались его подчиненные. Майор шагнул в обратном направлении, задержав дыхание. Вероятно, ему удалось бы вынести на своих плечах хотя бы одного застывшего в оцепенении «перехватчика». Вряд ли больше. Хотя сила воли у него была крепче стали. Но внезапно первый же боец, которого удалось обнаружить в задымленном коридоре, зашевелился после легкого прикосновения.

На краткий миг Игорь Сергеевич изумленно застыл, стараясь понять, что произошло. Потом он качнулся в сторону следующей неподвижной фигуры. И тут тоже хватило одного касания. «Перехватчик» сразу закашлялся и начал двигать головой…

На улицу майора вынесли живые и почти невредимые подчиненные. Он устало улыбался и покашливал. Но времени на то, чтобы прийти в себя после стычки с «чужими», не было. Едва отдышавшись, начальник отдела перехвата собрал аналитическую группу в штабном фургоне.

Ученые в спешном порядке сортировали материалы, полученные в ходе операции. Тихо попискивали компьютеры, обрабатывая данные. Но основные выводы лежали на поверхности. Майор Чугунов взял со стола снимки. С фотографий на него смотрели четыре абсолютно разных человека – двое мужчин, подросток и девочка.

Даже при пристальном изучении, ничего, свидетельствующего о причастности к инопланетному вторжению, в их лицах не было. Однако неоднократно прокрученная видеозапись свидетельствовала об обратном. Никому из нормальных людей не удалось бы упасть с пятого этажа, зависнуть в метре над поверхностью земли и мягко приземлиться на газон, как на парашюте.

Зато с троицей, поджаренной майором в квартире, все было понятно. В том, что это «чужие», сомнений не возникало. Аппаратура слежения четко зафиксировала, как три пылающих факела вывалились из прихожей и тут же погасли. Пламя исчезло моментально. Двое избавились от обгоревшей одежды. Под слоем сажи не было лиц. А тела не имели ни половых признаков, ни присущих человеку очертаний. Закутавшись в накидки с капюшонами, непонятным образом материализовавшиеся прямо из воздуха, странные существа стремительно покинули подъезд…

Игорь Сергеевич кинул фотографии обратно на стол штабного фургона и повернулся:

– Ну что, ботаники, какие будут версии?

Все шестеро аналитиков, собравшихся на экстренное совещание, дружно засопели, готовясь породить фонтаны правдоподобных теорий. Но не породили. Уж слишком невероятными выглядели события последних дней, а особенно – последних часов, чтобы сот так, с ходу, дать им исчерпывающие объяснения.

– Для выработки достоверной концепции требуется системный анализ с группировкой гипотез… – начал руководитель аналитической группы.

– Сколько для этого нужно времени? – резко прервал его Чугунов.

– Около месяца.

Майор жестко усмехнулся:

– Даю два часа. Один – на системный анализ. Второй – на группировку… Я хочу знать, что за хрень бегает по городу. А главное – зачем? После этого будем разбираться, кого и как ловить!..

Он еще раз оглядел притихших ученых. Его твердый взгляд будто пригвоздил их к месту, гася очаги недовольства и возмущения. Чугунов привык отдавать приказы. И делал это так, что на возможность неподчинения не оставалось даже намека. Даже у гениев анализа и прогнозирования. Тем не менее, начальник отдела перехвата счел нужным повторить:

– Два часа! Неограниченный доступ к информации по каналу Седьмого Управления. Чрезвычайные полномочия по коду «Вторжение».

Дверь за ним закрылась с тихим щелчком…

На месте происшествия кипела работа. Эксперты научного отдела мельтешили в квартире и подъезде. Шел забор материала из очередного аномального очага. Игорь Сергеевич критически покосился на деловитую суету людей в серебристый комбинезонах. И без кропотливого изучения осколков с отпечатками было ясно, что Вторжение идет полным ходом. И что «чужие» не подвержены обычным силам физического воздействия. Его интересовали совсем другие вопросы…

За два часа он успел ввести по городу план «Перехват». Во все отделения милиции были разосланы снимки первой сбежавшей четверки и приметы преследующей их троицы. После этого Чугунов подключил к поиску «чужих» весь аппарат местных спецслужб.

На станциях метрополитена в активном режиме заработали камеры наблюдения. Оперативники ФСБ выехали на прочесывание района. Возможные пути отхода пришельцев перекрыли снайперы… В том, что «чужих» удастся найти, майор не сомневался. Вот только бы знать – зачем? То есть, кого ловить, кого мочить, а кому, возможно, помогать, было абсолютно не ясно…

Ровно через два часа Чугунов вернулся. Его джип влетел во двор десятого дома по проспекту Наставников. Майор вошел в штабной фургон. Аналитики дружно поднялись, по-военному приветствуя начальника отдела перехвата. Группа состояла из трех несомненно талантливых ученых, двух крайне одаренных и одного гения. Поэтому за отпущенное время им удалось сделать почти невозможное – создать гипотезу, объясняющую все.

Ради выполнения задачи были подняты архивы научных библиотек, поставлены под ружье маститые академики и эксперты-психологи. Информацию получили даже из отделения милиции в районе Суздальских озер. Шесть компьютеров, объединенных в одну сеть с базовой программой Седьмого Управления, просчитали любые возможные варианты.

– Ну как, ботаники, – требовательно спросил начальник отдела перехвата, – получилось?

Гений системного анализа, а также – психолог, историк и социолог, он же – руководитель группы Юрий Иванович Пенский с гордостью кивнул:

– Так точно, товарищ майор!

Из уст волосатого, как рок-звезда, и довольно пухлого доктора наук армейский ответ прозвучал странновато. Аналитики ехидно заулыбались. Но Чугунов даже не повел бровью.

– Грузите, умники! – потребовал он, уставившись на ближайший монитор.

Экран запестрел графиками и схемами, не говорящими непосвященному ни черта. Пенский вежливо кашлянул, привлекая внимание шефа:

– Я лучше поясню на словах.

Игорь Сергеевич сел в кресло и кивнул, не поднимая глаз:

– Давай, давай. Я жду.

– Итак, – глубокомысленно начал гений, – с коэффициентом достоверной вероятности до ноль двух…

– Короче! – перебил его Чугунов. – Только суть!

– Хорошо – суть! – согласился Пенский и перешел на деловую скороговорку. – Мы имеем дело с тремя типами существ. Первый, предположительно – «похитители тел». Найдены достоверные доказательства. Первое: владелец черного «лексуса», якобы доставившего экспертов к засаде у метро «Проспект Просвещения», опознан как исполнительный директор холдинга «Проминвест». Его пассажиры – сантехники из фирмы «Сантехремонт». Тела всех троих обнаружены в доме на Шуваловской улице. Время смерти – около трех часов до встречи вышеуказанных лиц с группой отдела перехвата. Далее. «Исполнительный директор» после контакта с капитаном Елисеевым пропал, превратившись в его полную имитацию. Включая тембр голоса, походку и особенности лексики. Кстати, наш сотрудник обнаружен внутри «опеля» на проспекте Просвещения. Причина смерти пока не установлена…

44
{"b":"530","o":1}