ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Бывай! Было приятно… Не поминай лихом… Ну, и так далее.

– Да пошел ты!..

Но это я уже себе под нос. Чтобы даже бог не услышал…

Итак, где-то около часа ночи хлопнула дверь, и на лавочке у Исаакиевского собора появился я. В виде одинокого мечтательного подростка, завернутого в вонючую баранью шкуру. Обзор с моего боевого поста вполне достаточный, чтобы контролировать оба входа – и парадный, и служебный. Ни один титан незамеченным не подкрадется! Но пасаран! В смысле, подольше бы никого не увидеть. Потому что умирать сильно не хочется…

Мелкий противный дождь стекает в кроссовки. Прохожих нет. Только по набережной иногда шуршат машины. Ну и я сижу, курю и выпускаю дым в сторону бессмертного творения Монферрана. До момента появления титанов времени у меня предостаточно. Можно провести его с пользой. То есть сидеть и вспоминать ангела по имени Люда. И мечтать. Что, видимо, характерно для моего юного возраста… Хотя какие могут быть мечты у смертника?

Надо же! До сих пор не верил ни в какую любовь-морковь. А тут – такие гормональные взрывы… Жаль, что из всех возможных вариантов событий мне остается только грезить. Типа, о том что мы могли бы поступить в один институт… И ездить вдвоем на каникулы к морю… А осенью гулять по Петропавловке… Бли-ин!!! Неужели ничего мне не светит?!..

Ух ты! По всему Исаакию пошла легкая дрожь. Колонны трясутся. Земля дрожит. Купол накрыло зеленоватое свечение. Потом расползлось по сторонам" растворяясь в пелене дождя. Бог-то, оказывается, знал, что делать. Обнаружить в таком ползучем мареве источник просто невозможно. Фон растворяется по всему городу, сразу теряясь под облаками. Та-ак! Пора бдеть. Во всех смыслах этого слова. Постараемся забыть о любимой девушке и начнем высматривать врага…

Они появились почти в три часа ночи. Видимо, купол и дождь, все же, не смогли сбить ориентировку проклятым тварям. Две, вроде бы, мужские фигуры возникли из темного провала Конногвардейского бульвара. Надо же, как ребята целеустремленно шагают! Прямо к собору. Почему-то у меня даже сомнений не возникло, что это – по наши с Палычем души. Ладно. Теперь можно не прятаться. Для начала сбросим баранью шкуру. Уф-ф! Полный кайф! Без вонючей овчины и умирать полегче. Теперь, пока титаны еще далеко, закроемся от смертных. То есть сплюнем на асфальт и забубним:

– ЦБКЛОРЭНЧ ХВМУУТД ЧШЫР…

В ладонях разгорается зеленый огонек. Разводим руки, и всю Исаакиевскую площадь накрывает невесомая и непроницаемая зеленая паутина. А, кроме того, все, происходящее за паутиной, для обычного взгляда становится невидимым. Титаны чуть притормозили. Может, остановятся? Может, это вообще не они?.. Ага! Щаз! На мои манипуляции им абсолютно наплевать. Идеально ровная поверхность защиты даже не дрогнула. А эти двое уже проскользнули под нее и топают в направлении главного входа. Пламя, мерцающее на ладони, заколебалось и начало затухать. Надо заканчивать:

– ВЖЛИХБУТФ УНПТСЧЫ!

В небе возник плотный зеленый щит, закрывший собор сверху. Все! Инструкции старого бога Петра Павловича выполнены. Огонь у меня в руках окончательно потух…

Из-за облаков белая ночь сегодня темновата. Но для меня это – фигня. Я теперь вижу и в полной темноте. Хотя некоторые вещи лучше бы никогда не видеть. Например, рожу первого титана, знакомую еще по квартире Максимыча. Вот они и подобрались вплотную. На вид – приличный такие мужики в цивильных костюмах. Надо бы с ними поздороваться, для приличия:

– Привет, мужики!

Хотя ни хрена приветливого в нашей встрече нет. И голос без интонаций тоже восторга не вызывает.

– Уйди. Ты нам не нужен.

Прикольно! Как будто вы мне нужны! А вот и еще одна образина. Нарисовалась у края скамейки, фиг сотрешь. А не попробовать ли запачкать им мозги? Открываем рот…

– Можно, я скажу? – Язык, как чугунный. – У меня предложение. Сейчас я договариваюсь с руководством Конфедерации. И мы с вами делим планету по-братски. Вам Америку, мне Европу… Договорились?

Титаны тормознули. Не знаю, что там у них сейчас на уме. Но чувствую, надо продолжать. Время-то идет!

– Будете там себе править, будете наслаждаться. А я вам еще и Австралию подгоню. Там кенгуру, страусы… Получается как раз – две Америки и Австралия. Каждому по материку. Будем друг к другу в гости летать…

Такой пурги я в жизни не нес. Даже титаны, по-моему, опупели. Хотя на их рожах никаких эмоций не видать. Застыли уроды, уставившись на меня и молчат. И на том спасибо. Надо закреплять успех:

– Вам же лучше будет! Потому что, если вы не согласитесь, я могу и с Конфедерацией договориться. Они-то вас сдадут с удовольствием! Только свист пойдет. Думаете, вас для чего послали? Чтобы избавиться, однозначно! Мы же с вашим руководством постоянно на связи. Ваш главный так и сказал – делайте с ними, что хотите… А я предлагаю его кинуть. Вы как?..

Что я несу? Телки-метелки! Такая лапша даже у нашего физрука бы на ушах не повисла. Даром что бывший боксер… Однако титанов, как будто, пробрало! Как-то многозначительно они переглянулись. И даже рты приоткрыли. Надо же, стоят, слушают! Значит, надо продолжать. А что делать? Когда хочется жить, слова вдруг как-то сами находятся…

Еще минут двадцать я порол чушь, мешая сюжеты из блокбастеров с научно-фантастической галиматьей из серии «Звездный лабиринт». Где-то между хитрым предложением вызвать джедаев и завуалированной угрозой пятым элементом неподвижные фигуры в накидках зашевелились.

– Хватит, – прошипел один из титанов. – Ты ничего не знаешь. Боги хитры. Но нам пора.

Вот как?! Всего-то и удалось затянуть время на полчаса. И это – за все мои «титанические» усилия?! После изнасилования мной всякого правдоподобия?!! Эти две рожи просто развернутся и попрут в собор? Ну, уж банан вам, уроды! Раз продолжения у нашей милой беседы не будет, тогда переходим к физическим упражнениям… Очевидно, бдительность этих человекообразных болванов все же притупилась. Потому что нападения с моей стороны они явно не ожидали. За что им большое человеческое спасибо…

Дотягиваемся до ближайшего затылка. Хряп! Под пальцами хрустит кость. Один готов! Ага! Надо же, как я крут! Скорость движений – мама не горюй! И сил тоже немерено. Еще две колотухи – ногой, рукой… Попал! Теперь добавим локтем. Блок, уход. Вот черт, пропустил! Вскользь, а больно!..

Формула абсолютного подчинения сковывала смертных накрепко. Видимо, хитроумные боги немало потрудились над созданием надежного орудия воздействия на своих непоседливых детей. Ни у одного человека на Земле не было сил сопротивляться приказу, произнесенному на древнем языке КШТРЫ.

В резервной шахте метрополитена было тихо. До ниши, превращенной в копию обычной городской квартиры, не доносился даже шум поездов. Надежная дверь, закрытая на все замки, отгораживала пленников божественной воли от внешнего мира. Ключи от замков лежали на тумбочке возле дивана. Они ждали, когда смертные смогут двигаться и пожелают выбраться наружу.

Через сутки действие формулы абсолютного подчинения должно было закончиться. Весь вопрос заключался в том, что к этому моменту могло заодно прекратиться и существование планеты Земля. Но тут уж отец с дочерью ничего поделать не могли. Во всяком случае, боги твердо на это рассчитывали.

Прошел час после того, как они ушли. Потом еще один, еще… В нише-квартире ничего не изменилось. Смертные продолжали пребывать в неподвижности, будто окаменев. Только лишь небольшие колебания грудной клетки при дыхании свидетельствовали о том, что они живы.

Где-то на поверхности земли два бога зашли внутрь Исаакиевского собора. Один из них сосредоточился на произнесении сложнейшей формулы, меняющей мироздание. Второй создал вокруг площади защитный купол. И тут же, глубоко под землей в заброшенной шахте метрополитена, шевельнулась девушка. Она открыла глаза и тихо вздохнула. Потом вдруг села на кровати и взволнованно осмотрелась. Ее тревожный взгляд пробежался по привычному интерьеру собственной квартиры и остановился на настенных часах. Девушка ойкнула, вскакивая с кровати. В гулком пространстве шахты раздался крик:

49
{"b":"530","o":1}