ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Посадочный луч наведен, – доложил пилот шаттла.

На поверхности планеты начиналось обычное местное лето. Скудная городская растительность тянулась к невидимому из-за облаков солнцу. Унылый питерский дождь стекал вниз бесконечными вязкими нитями… Внезапно они начали изгибаться причудливым конусом. Словно огибая невидимое препятствие. В пелене мороси возник какой-то туманный сгусток со смутно обозначенными контурами. Но с земли, да еще и на фоне темных облаков, рассмотреть феномен было невозможно. Экранирование боевых шаттлов, практически, исключало визуальное обнаружение.

Боевой корабль Специального Корпуса завис в воздухе. Корпуса обычной городской больницы имени Всех Святых оказались четко под ним. Десантный луч фиксировался на краю восточного крыла. Группа активного действия выскользнула из десантного портала. На открытом балконе появились шесть фигур в имитационных скафандрах. Их шлемы имели округлую чуть вытянутую форму. А мощные пластины активной защиты маскировались под широкими накидками. Благодаря чему представители расы лектов издалека походили на аборигенов…

Стеклянная дверь распахнулась, неприятно скрипнув. Первая тройка ворвалась в больницу, выставив перед собой раструбы генераторов. Волна парализующего излучения ударила по внутренним помещениям, вызывая небольшую вибрацию. Персонал больницы Всех Святых и без того особой активности поутру не проявлял. Поэтому послушно впал в бессознательное оцепенение. Когда в реанимационный блок ворвались пришельцы, застывшие в причудливых позах медики встретили их равнодушными взглядами. Как никому не нужных посетителей. Ну, а пациенты реанимации и вовсе обреченно лежали без сознания на своих койках. Поэтому на инопланетное вторжение вообще не отреагировали. Им было глубоко плевать на парализаторы, на лектов… Да и, вообще, на всю суету Вселенной.

Вторая тройка активного действия заняла позиции по штатному расписанию, заблокировав выходы. Все биологические организмы в зоне пеленга оказались под прицелом. На контрольный дисплей Командора операция транслировалась в мельчайших подробностях. Тем не менее, после окончания первой фазы прозвучал короткий доклад:

– Фиксация завершена. Эксцессов нет.

– Приступайте к сканированию памяти.

Эксперт по чтению мыслеобразов установил сканер. Прибор, напоминающий переносной радар, пискнул, снимая биотоки объектов за последние сутки. На временных отрезках появления Би-поля у эксперта стояли маркеры. Поэтому сама процедура продолжалась несколько минут. После расшифровки информационный импульс ушел в стратосферу, в компьютер командного шаттла.

Анализатор выдал серию картинок на штабной монитор. Разобраться в мыслеобразах аборигенов было непросто. Но носитель Би-поля выявлялся отчетливо. Командор досмотрел ролик до конца. Хотя ему все стало ясно с первых кадров. Свернув голограмму, он отрывисто скомандовал:

– Поиск завершить. Объект ушел. Отход по стандартному варианту с коррекцией памяти аборигенов. Сбор биологических образцов по целеуказателю.

Тут же заработала система наведения. Из плоского пенала, укрепленного на поясе эксперта, появился фиолетовый пучок света. Он пробежался по неподвижным силуэтам местного персонала. Потом перепрыгнул на пустую кровать, стоящую в углу палаты реанимационного блока.

– Забор материала в контейнер! Отход! – приказал старший группы.

Два офицера Корпуса мгновенно извлекли емкости биозаборников. Мельчайшие частицы органики, под действием тестового излучения четко выделялись на поверхности халатов персонала и сероватых простынях. С негромким шипением все, что имело отношение к объекту, исчезло в контейнерном боксе. Шестерка активного действия скрылась в десантном луче.

Завершая операцию, по помещению прокатилась инфразвуковая волна, исторгнутая корректором памяти. Так полагалось по директиве Межпланетного Контроля. При нахождении на третьей планете требовалась полная маскировка. Следовало избегать даже намека на существование в Галактике других форм разума. Так предписывали правила безопасности, выработанные за тысячелетия. Поэтому визит Специального Корпуса остался в памяти персонала больницы Всех Святых лишь смутным ощущением недолгого забытья. Потом повседневные тревоги и хлопоты вытеснили и эти ненужные людям воспоминания. Здесь, на грани жизни и смерти, у них хватало куда более сильных переживаний…

Каменистое плато, затерянное в горах Алтая, люди обходили стороной. Неизвестно почему. Просто обходили и все. Может, неведомая сила заставляла их инстинктивно сторониться проклятого места. А может, смельчаков отпугивали жуткие легенды, с незапамятных времен гуляющие по всему краю. Но, скорее всего, потому, что на этом самом плато делать человеку было, в общем-то, нечего. Среди беспорядочного нагромождения камней даже трава росла вяло и неохотно. Не говоря уже о кустах и деревьях. Соответственно, и живность здесь не водилась. Вот и получалось, что только полному идиоту могло прийти в голову шарахаться по безжизненной пустыне без цели и смысла.

Тем более, полезных ископаемых под кучами булыжников не водилось. И населенные пункты лежали далеко в стороне. Только ветер изредка залетал в огромный каменный мешок. Не то проветрить никому не нужное пространство, не то посвистеть между камней в свое удовольствие. Но даже он, беззаботно гуляя над скалами, огибал небольшую площадку в самом сердце плато. Над гранитной плитой с удивительно гладкой поверхностью воздух оставался неподвижен веками. Никакой катаклизм не мог поколебать невидимый и неощутимый объем, парящий над этим местом. Это была хронопетля – самое надежное укрытие во Вселенной.

Она висела над плато долгие столетия. Она была нерушима, как тишина космоса. Казалось, что ее покой не сможет потревожить даже прямое попадание атомной бомбы. Да так оно, в принципе, и было. Но даже вечность имеет шанс оборваться внезапно. Тихим майским вечером почти неразличимый блик света вдруг прошил насквозь сумрак каменистой пустыни. Он был необычного зеленого цвета. И беспардонно нарушал законы оптики. Вместо того чтобы рассеяться в пространстве, блик устремился к невидимой поверхности хронопетли. В отличие от солнечных лучей, он не прошел сквозь временной виток, а остановился, словно врезавшись в стену.

На мгновение зеленоватое пятнышко замерло в мертвом воздухе. Потом вокруг него начали вспыхивать светящееся круги, разгораясь все ярче. В тишине возник еле уловимый звон. Зеленые волны окутали нечто прозрачное и одновременно непроницаемо темное. В полумраке обозначились геометрически правильные контуры округлой формы… И свет тут же стал гаснуть. Через минуту над плато вновь воцарился мрак. Лишь тонкий звенящий звук остался висеть среди камней, как символ напряженного ожидания и готовности к чему-то чрезвычайно важному.

Пауза длилась недолго. Второй зеленый блик достиг хронопетли перед рассветом, внезапно возникнув из свинцовой, непроницаемой ночной мглы. Он вонзился в невидимую преграду и расплескался по ней изумрудным свечением, взорвав вековой покой. Звон чуть изменил тональность и начал нарастать. Кванты времени замедлили вращение, будто завязнув в шершавом песке современности. По окаймленному невысокими горами плато пронесся душераздирающий визг. Звуковые волны сотрясли древние камни. Все живое в радиусе нескольких километров впало в ужас и бросилось наутек, не разбирая дороги.

Зеленоватый свет полыхнул, озаряя бесплодную каменистую пустыню. В нескольких сантиметрах над гладкой гранитной плитой из облака искр материализовался мерцающий шар. Он завис в полной неподвижности, покрываясь черными точками, и неожиданно треснул. Капсула хронопетли в считанные секунды покрылась рябью эрозий, взрываясь мелкими брызгами. Блестящий дождь осколков разлетелся по сторонам и мгновенно потускнел, осыпавшись обычной пылью. Ветер подхватил ее и унес, развеивая над плато.

Когда небольшая пыльная буря прошла, не осталось даже намека на то, что здесь веками жила тайна. Один из самых неразрешимых парадоксов мироздания бесследно распался в алтайской глухомани. Вместо него на камнях появилась обнаженная человеческая фигура. Она лежала без движения, еле различимая в предрассветной мгле. Казалось, это просто мираж, игра воображения. Ведь люди не могут появляться на свет из воздуха. Тем более, сразу в натуральную величину. Причем, с гривой черных волос, бородой и мелкими морщинками вокруг глаз.

5
{"b":"530","o":1}