ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Папа, проснись!

Но мужчина с большим красным носом, лежащий на соседнем диване, даже не шевельнулся. На его лице не дрогнул ни один мускул. Девушка в отчаянии схватила ключи с тумбочки. Она метнулась к двери. Щелкнули замки. В квартиру ворвался затхлый подземный воздух. Вместо лестничной клетки перед девушкой открылась безрадостная панорама темного тоннеля. Она отшатнулась назад, поворачиваясь к отцу.

– Папа, вставай! Нам нужно идти!!!

Однако Борис Максимович Баклуха на оглушительные вопли в самое ухо не реагировал. А также не обращал внимания на звон будильника и поливание холодной водой. Он продолжал пребывать во власти формулы абсолютного подчинения. Несмотря на свой неистребимый скепсис и полное презрение к чуждой божественной воле.

Люда присела рядом и ненадолго задумалась. Неизвестно, какими путями шла ее мысль, но, похоже, из глубин памяти выплыли обрывки русских народных сказок. А поскольку других пособий по борьбе с колдовскими чарами у нее под рукой не оказалось, девушка без колебаний воспользовалась старинным народным рецептом.

– Ну, спящий красавец, не подведи! – пробормотала она и звонко чмокнула отца в нос.

При этом с ее губ само собой сорвалось совершенно незнакомое слово:

– ШЦИХЦДК!

Возможно, от резкого прилива крови к голове ей показалось… А может, просто под землей сами собой возникали галлюцинации… Девушке почудилось, что от нее к отцу протянулась светящаяся зеленая нить. Она пробежала по окаменевшему в неподвижности лицу и исчезла. Неожиданно Борис Максимович поморщился и тут же от души чихнул, одновременно поднимаясь!

– Сказка ложь, да в ней намек… – вполголоса прокомментировала чудесное пробуждение Люда. – Папа, мы должны идти!

Отец уставился на нее непонимающим взглядом.

– Ты меня слышишь? – на всякий случай спросила она.

– И вижу, и слышу, – успокоил ее Борис Максимович, окончательно приходя в себя. – А сколько времени?

– Почти полночь! Сейчас метро закроют!..

Он поднес к глазам руку с часами и присвистнул:

– Мы же должны были сутки тут валяться?

– Папа, давай не сейчас! – нетерпеливо прервала его дочь. – Там, наверху, они, он… – На глазах у нее показались слезы.

Борис Максимович решительно встал с дивана, покосившись на дверь. Какое-то внутреннее сопротивление еще сдерживало его порыв. Но было совершенно очевидно, что от непререкаемого подчинения божественной воле не осталось и следа.

– Надо спасать пацана! – решительно высказался он.

Отец и дочь торопливо выскочили в тоннель. Перед тем как устремиться к ближайшей станции метро, гражданин Баклуха аккуратно запер дверь" Словно собирался вернуться…

Приближалось время закрытия метро, и полноводный поток пассажиров превратился в редкую капель. Поэтому странная активность в районе первой двери сразу привлекла внимание заинтересованных лиц. Наблюдатель Седьмого Управления перевел взгляд на монитор и увеличил изображение. Камера слежения, установленная над перроном станции «Елизаровская», замерла, фиксируясь на одной точке. Две старушки, терпеливо ожидающие поезда, вдруг шарахнулись в сторону и засеменили в другой конец платформы, опасливо озираясь. Солидный мужчина в шляпе, сошедший с эскалатора, неожиданно заложил большую дугу, словно огибая источник какой-то опасности.

Камера еще немного повернулась. Б поле зрения появилась первая дверь перрона. И тут выяснилась причина беспокойства граждан. Между двойных створок торчала железная труба! Она качалась, протискиваясь все дальше. Створки под ее давлением медленно расходились. Наконец, образовалась приличная щель, и из темноты тоннеля вылез мужчина. На вид он совершенно не походил на обитателя мрачных подземелий. Скорее, на обычного среднестатистического горожанина средних лет с большим красным носом. Оказавшись на платформе, мужчина по пояс нырнул в недра метрополитена и легко выдернул наружу стройную белокурую девушку.

Наблюдатель вскочил и, будто боясь спугнуть долгожданную дичь, тихо шепнул:

– Есть!

После этого он схватил телефонную трубку и торопливо доложил:

– Баклуха с дочкой на «Елизаровской»! Похоже, выезжают в сторону центра…

Когда парочка, выбравшаяся из тоннеля, доехала до станции «Невский проспект», их уже ждала спецгруппа отдела перехвата. Операцией руководил лично майор Чугунов. Он стоял, прислонившись к закрытому газетному ларьку, и изображал засыпающего алкаша. Увидев Баклуху, Игорь Сергеевич негромко произнес в микрофон оперативной связи, закрепленный на воротнике:

– Не приближаться! Пока ведем.

Отец с дочерью вышли из метро. Группа наблюдения рассредоточилась, охватывая объекты неприметным, но плотным кольцом. На улице моросил мелкий противный дождь. Немногочисленные прохожие, приехавшие на последней электричке, поспешно разбрелись по переулкам. Следить за объектами в таких условиях было сложно. Чугунов перешел на другую сторону Невского проспекта и слился с темными стенами домов. Остальные сотрудники Управления растворились в ночном городе, перекрывая все возможные пути следования…

Захват был проведен на перекрестке с Малой Морской улицей. Навстречу торопящейся парочке вдруг попалась большая шумная компания подвыпивших мужчин. Они что-то горячо обсуждали, абсолютно не обращая внимания на окружающих, и оживленно подталкивали друг друга. Поравнявшись с Борисом Максимовичем Баклухой, компания расступилась, пропуская его между своих нестройных рядов. Казалось, никому нет дела до запоздалого пешехода и его спутницы…

Внезапно, на плечи Баклухе прыгнули двое, впечатав его в стену. Чья-то рука в перчатке накрепко закрыла ему рот. То же самое произошло и с девушкой. Их мгновенно спеленали по рукам и ногам. Несколько слоев специальной липкой ленты лишили отца с дочерью возможности издавать хоть какие-нибудь звуки, кроме сдавленного мычания. Из переулка выкатился микроавтобус с выключенными фарами. Приняв на борт группу захвата с пленниками, он фыркнул двигателем и стартовал. Вся операция заняла меньше минуты…

Допрос начался в экстренном порядке, прямо в микроавтобусе. Начальник отдела перехвата чувствовал, что события требуют немедленных действий. Но ему катастрофически не хватало информации. Ждать он не имел права. Поэтому был вынужден рисковать.

Игорь Сергеевич сел напротив пленников, положив перед собой блокнот с ручкой. Он слегка наклонился и, глядя в глаза пленнику, произнес:

– Мы с вами уже встречались. Вы – гражданин Баклуха Борис Максимович. А я начальник отдела перехвата Седьмого Управления при Министерстве Обороны России – майор Чугунов. В настоящий момент возглавляю операцию по ликвидации Вторжения на Землю. Я уполномочен на любые действия по его предотвращению. И мой долг – принять соответствующие меры… По нашим данным, вы обладаете сведениями по аномальным проявлениям, опасным для человечества. Нам бы хотелось знать детально, что происходит. Но времени на подробности нет. Поэтому мне нужен ответ всего на один вопрос: «Где ОНИ?». К сожалению, мы не можем дать вам возможность объясняться с помощью речи. Поэтому будем признательны за письменный ответ…

Борис Максимович выразительно замычал и энергично закивал головой. Ему тут же освободили кисть правой руки. За его спиной застыли два «перехватчика». Один положил ладонь поверх липкой ленты, закрывающей рот пленника. Второй приставил к его шее блестящее сопло инъектора, заряженного парализующим препаратом мгновенного действия.

Но гражданин Баклуха совершенно не собирался вступать в единоборство с Седьмым Управлением. Потому что Вторжение, которое собирался ликвидировать майор Чугунов, уже давно шло полным ходом. Более того, где-то в районе Исаакиевского собора кипела битва за существование человечества. И любой союзник был нужен позарез. А уж тем более специалист, обладающий всем необходимым для борьбы с пришельцами! Борис Максимович схватил ручку и торопливо написал несколько слов…

Буквально через несколько минут все тот же неприметный микроавтобус вылетел на набережную и резко затормозил напротив Медного всадника. За ним остановились несколько спецфургонов Седьмого Управления. Из них посыпались люди в бронекостюмах и шлемах.

50
{"b":"530","o":1}