ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Товарищ майор! Не забудьте – в первую очередь нужно предотвратить ликвидацию пришельцев! Иначе, вероятность уничтожения планеты – восемьдесят процентов…

За угол собора они выскочили почти одновременно. Покой, якобы царящий за невидимой стеной, оказался иллюзией. На самом деле, неподалеку от парадного входа пылал костер. В пламени угадывались контуры корчащегося человеческого тела. А рядом с разобранной скамейкой стояли двое «чужих». Почерневшие, как головешки, одетые в обгорелые лохмотья. Чугунов сразу узнал тех, с проспекта Наставников. Он вскинул пистолет…

– Не-е-ет!!! – истошно завопил руководитель группы аналитиков. – Не их!

И в этот момент из глубины костра раздался чудовищный нечеловеческий хрип:

– СБЛЫБЖУРГ ФТРПШ!..

Ближайший «чужой» вдруг упал на колени. Пенский снова завопил, тыкая пальцем в сторону костра:

– Не-е-ет!!! Стреляйте! Туда стреляйте, товарищ майор!!!

Красная точка целеуказателя отыскала корчащееся на костре тело. Прозвучали пять еле слышных хлопков. Пули со смещенным центром тяжести буквально разорвали догорающие останки… Но было поздно. Оба «чужака» вдруг начали оплывать, как снеговики под солнцем. Они на глазах превратились в жуткие бесформенные комки разлагающейся плоти, затем просто растеклись стремительно исчезающими лужами…

Командор Специального Корпуса застыл перед индикаторами. Внизу шел бой. Он сидел и следил за данными телеметрии деструкторов, стараясь не обращать внимания на датчик Би-поля. Хотя внизу полыхала целая зеленая буря, превышающая уровень в десять баллов, ранее считавшийся предельным. Но директива Межпланетного Контроля запрещала вмешательство в действия деструкторов. Поэтому лект оставался неподвижен.

То и дело показатели жизнедеятельности деструкторов резко падали. Один раз – почти до нуля. Командор даже приготовился к отправке сигнального импульса в штаб Контроля. Директива на этот счет предполагала только один алгоритм: немедленный доклад и удар по планете всеми силами Базы «ПБ-12». Тотальная девитализация была беспрецедентным шагом. Однако Командор знал, что в данном случае, это – оправданная мера.

Но параметры индикации деструкторов снова вернулись к норме. Трехпалая лапа лекта соскользнула с импульсного передатчика. Он ненадолго расслабился. Хотя зеленое марево Би-поля продолжало расползаться в разные стороны от массивного наземного строения. И это настораживало.

Командор подвел шаттл на минимально допустимую дистанцию, продолжая соблюдать режим полного экранирования. Все средства поражения боевого отсека были направлены на купол сооружения, сочащегося Би-полем. Командор был готов к атаке. Одновременно он держал в списке целей два примитивных летательных аппарата, кружащихся неподалеку.

По дисплею центрального компьютера неторопливо ползли информационные данные. В принципе, рабочее прогнозирование ситуации указывало на благоприятный исход. Деструкторы справлялись с задачей, как это происходило не одну тысячу лет до этого. Абориген, конечно, сопротивлялся. Но параметры его жизнедеятельности неуклонно снижались. Операция постепенно подходила к завершению. На фоне полыхающего оранжевым цветом очага высокой температуры крохотное пятно носителя Би-поля, практически, превратилось в точку. Лект потянулся к десантному лучу, готовясь принять на борт посланников Малого Совета, завершивших миссию…

Неожиданно шаттл содрогнулся. По всем модулям внезапно грянул оглушительный сигнал тревоги. Мониторы слежения вдруг полыхнули голубым светом… И тут же потухли индикаторы деструкторов! Просто исчезли с дисплея!!! Бортовой компьютер продублировал цветовую индикацию:

– Приоритет – ноль, голубой! Алгоритм – немедленная атака планеты всеми силами Конфедерации!

Нулевой приоритет означал смертельную угрозу всей Конфедерации. Короткая шерсть лекта встала дыбом. Деструкторы не справились! Жуткий носитель Би-поля превратил их в ничто! Коротким касанием Командор активировал импульсный передатчик, рассылая сигнал тревоги. После этого последний боевой шаттл Специального Корпуса должен был продержаться до прибытия Флота…

Для опасности с голубым кодом не существовало информационных ограничений. Получив сигнал, Флот Конфедерации в полном составе начал гиперпереход к системе желтого карлика. Практически, без подготовки. Боевые корабли были способны преодолеть гигантское расстояние до цели за несколько малых стандартов времени. На тотальную девитализацию планеты им мог понадобиться всего один залп…

Командор закрыл защитный контур отсека и начал атаку. Все боевые средства шаттла слились в едином энергетическом всплеске. Огромный огненный шар появился в ночном питерском небе из пустоты. Мгновенно набрав скорость, он преодолел расстояние до купола Исаакиевского собора… И разбился вдребезги.

Огненная лава разлетелась веером, стекая по невидимой преграде. Она полыхнула багровым пламенем, охватившим некую незримую сферу. От грохота в ближайших домах вылетели стекла. Еще три шара ударили в ту же точку. Огонь залил площадь, выжигая тротуары и набережную. Он заставил отступить и залечь оцепление автоматчиков.

Бойцы питерского ОМОНа прошли не одну горячую точку. Поэтому тут же открыли ответный огонь, пытаясь найти в небе противника. Но тот оставался невидим. Из той же точки, что и шары, вылетели два серебристых луча. От соприкосновения с ними оба вертолета Седьмого Управления развалились на куски, обрушившись где-то возле Дворцового моста.

Командор сменил позицию. Его шаттл обогнул площадь и завис в одной точке. Защита Би-полем была непреодолима для обычного оружия. Но и атака из-под защитного купола была невозможна. Поэтому оставалась надежда, что абориген сам уберет поле перед ответным ударом. И тогда он откроется…

Лект выпустил несколько имитирующих целей. Фантомы, похожие на его шаттл, как звезды-близнецы, зависли по периметру площади. Командор приступил к концентрации огневой мощи, ожидая решающего момента. Выстрелы снизу из местного примитивного оружия он игнорировал, сохраняя маскировку…

Доклад из Петербурга застал президента в рабочем кабинете. Там же находились премьер-министр, начальник ФСБ и еще несколько приближенных. Верховный Главнокомандующий медленно положил телефонную трубку аппарата спецсвязи и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Началось.

Он обвел присутствующих тяжелым немигающим взглядом. Премьер-министр не выдержал:

– Что там случилось?

– Над Исаакиевской площадью обнаружен абсолютно непроницаемый колпак. Предположительно – силовое поле неизвестной природы. По данным Седьмого Управления, те самые пришельцы, которых мы ищем, находятся там, внутри. Неопознанным летающим объектом предпринята атака по Исаакиевскому собору. Применено оружие неустановленного образца. Силовое поле без повреждений.

Начальник ФСБ вопросительно кашлянул:

– Может быть, пора?..

Но президент оборвал его, нетерпеливо отмахнувшись:

– Рано! Нет гарантий, что наше оружие окажется эффективней. Будем ждать.

Едва оба борца с инопланетным вторжением умчались, Люда бросилась перед отцом на колени. Борис Максимович изумленно вздрогнул. На то, чтобы осознать намерение дочери, у него ушло несколько секунд. Лицо девушки требовательно ткнулось ему в скованные наручниками ладони, и он догадался! Хрустнула лента, залепившая рот девушки. Она негромко вскрикнула от боли и горячо зашептала:

– Давай я тебе тоже сниму. Вдвоем мы им все объясним! По-моему, они не понимают…

Баклуха торопливо нагнулся к ее рукам. Послышался треск. А следом за ним возмущенный рев боли. Клейкая лента выдрала пучки щетины со щек. Но Борис Максимович тут же подавил вопль. Отец с дочерью переглянулись и дружно кинулись вдогонку «перехватчикам»…

Они не успели добежать нескольких шагов. Раздались приглушенные хлопки выстрелов, разрывающих горящее на костре тело. Одновременно не стало обоих пришельцев, стоявших вокруг огня. Майор Чугунов плавно сместился, огибая оставшиеся от «чужих» лужи. Ствол его пистолета рыскал по сторонам, словно выискивая еще какую-нибудь жертву. Но признаков жизни больше нигде не было.

53
{"b":"530","o":1}