A
A
1
2
3
...
53
54
55
...
61

– Опоздали?.. – с нарастающим ужасом в голосе спросил Юрий Иванович, стаскивая с головы шлем.

Аналитика потряхивало. Одно дело теоретически обосновывать существование могущественных пришельцев. И совсем другое – столкнуться с ними нос к носу. Тем более, что после гибели «чужих» первого типа вполне могло последовать уничтожение всего живого на планете…

Внезапно за спинами двух мужчин послышались быстрые шаги. Потом звонкий девичий голос внезапно разорвал тишину:

– Что вы наделали?!

Люда кинулась к костру и, обжигая руки, выкатила оттуда нечто, смутно напоминающее человеческое тело. Искры взвились в ночное небо. Огонь возмущенно лизнул прорезиненную накидку, не желая расставаться с добычей… Девушке ответил старший аналитик отдела перехвата – Юрий Иванович Пенский:

– Мы сделали то, что должны. Анализ показал, что ликвидация пришельцев может привести к уничтожению жизни на планете.

– Ты что, долбанулся, мудак?! – взревел в ответ Баклуха, внезапно возникая на фоне костра. – Там, внутри Исаакия, сейчас сидит бог! И спасает нас всех, в том числе и тебя, от этих самых пришельцев. А ты хлопнул пацана, который его прикрывал. Это же вообще был мальчишка! Теперь мы…

Договорить Борис Максимович не успел. Небо над ними взорвалось. Из черной пелены облаков вылетел сноп пламени. За одно мгновение ночь превратилась в день. Еще несколько вспышек окутали площадь. Море огня растеклось над ней, слепя глаза… Все четверо невольно присели. Аналитик инстинктивно прикрыл голову руками и закричал:

– Видите, видите?! Началось!

Прошла минута томительного ожидания. Над Исаакиевским собором пылало небо. Пелена огня окутывала все вокруг. Но жар оставался снаружи. Под защитой невидимой преграды было по-прежнему прохладно. Пламя никак не могло пробиться сквозь сферу, накрывшую площадь. Начальник отдела перехвата первым понял, что угроза миновала. Он выпрямился, поднял забрало своего шлема и рыкнул на аналитика:

– Слышь, ботаник, не паникуй! Тебе же сказали, там внутри – бог. И он нас спасает. А я тут, по твоей милости, оказывается, детей отстреливаю! Давай разбор ситуации, пока не поздно.

Пенский растерянно опустился на асфальт, продолжая коситься на горящее небо.

– Мало достоверных данных. Я не знаю… – прошептал он подавлено.

Борис Максимович склонился к дочери, поглаживая ее по плечу. Чугунов опустил пистолет, завороженно рассматривая огненные сполохи, висящие в воздухе. Зрелище впечатляло. «Чужие» наглядно продемонстрировали свою беспредельную мощь. Но майор никогда не сдавался. Он окал зубы и заставил себя отвести взгляд.

Через несколько минут пламя стало затухать. В округлой ослепительной пелене появились разрастающиеся бреши. В них, на фоне светлеющего неба, стали видны силуэты парящих в воздухе кораблей. Матово сверкающие веретенообразные объекты образовали застывший полукруг. Бойцы ОМОНа продолжали вести огонь по воздушным целям. Грохот автоматных очередей метался по площади. Однако пули не причиняли пришельцам никакого вреда. Они продолжали висеть над собором, не двигаясь и не отвечая. Стрельба постепенно начала стихать…

Внезапно купол Исаакиевского собора содрогнулся. Старый бог завершил формулу – гигантскую и всеобъемлющую. Сконцентрировавшаяся вокруг него сила получила свободу. Огромный столб зеленого света, видимый даже простым смертным, возник над собором и ударил в небо…

Защитная сфера над Исаакиевской площадью моментально исчезла. Остаток недогоревшей плазмы осыпался на землю, выжигая на безупречных лужайках уродливые проплешины. Над газонами пронеслась удушливая волна нестерпимого жара. Лишенная защиты площадь открылась посторонним взглядам…

Командор Специального Корпуса увидел, как индикаторы Би-поля затопил густой зеленый свет, превышающий все мыслимые уровни. На мониторе появился громадный луч, устремляющийся в космос. Лект издал торжествующий боевой клич. Директива Специального Корпуса гласила, что в такой момент носителя можно атаковать. Потому что его защита снята. Командор нанес удар.

Плазменный разряд возник, будто из пустоты и устремился к куполу собора. Скопившаяся под ним мощь Би-поля еще извергалась на просторы Вселенной. Ей предстояло выйти за пределы атмосферы, чтобы изменить мир…

Но времени на это уже не было. Сам источник чудовищной мощи подвергся атаке. И должен был вот-вот превратиться в пепел. Старый бог просчитался. Прикрытия из обученного второпях подростка оказалось недостаточно. Для того, чтобы преодолеть расстояние до цели, огненному кому сокрушительной силы понадобилось менее секунды. Ровно столько, сколько требуется для произнесения одного слова. Всего одного короткого слова, необходимого для защиты бога, спасающего Землю…

И оно прозвучало! Девушка Люда вдруг вытянула руку в направлении несущегося комка плазмы и выкрикнула:

– ГНЫТНЫНТЛ!

Кипящий сгусток плазмы не успел достичь Исаакиевского собора. Старому символу города не суждено было стать расплывающимися от немыслимого жара руинами. Стремительный сполох Би-поля метнулся навстречу плазменному разряду, мгновенно превратив его в лед. За тысячные доли секунды возник огромный перепад температур. Послышался негромкий хлопок, и над площадью повис туман, состоящий из мельчайшей ледяной пыли…

На вторую атаку времени у Командора не хватило. Люда снова взмахнула рукой, указывая на шаттл, и крикнула:

– СМКФЭКГРФ!

Взрыв в небе разнес на куски корабль Конфедерации. От него осталась лишь мельчайшая взвесь, оседающая на окрестные крыши. Люда прижала к груди обожженные руки. Она опустилась на колени возле обуглившегося до неузнаваемости тела и беззвучно заплакала…

Звонок аппарата спецсвязи всколыхнул томительное ожидание рабочего кабинета президента. Докладывал наблюдатель при оперативном штабе Седьмого Управления:

– Множественные НЛО над площадью. Огонь из автоматического оружия без эффекта!

Высшие чины государства замерли, ожидая реакции президента. Каждый из них подсознательно мечтал отсидеться в стороне, не принимая участия в событиях, взвалить тяжесть принятия решения на другого… На того, кому эта ответственность была положена по должности.

– Рано, – снова отчеканил президент, – пока есть поле…

У его соратников вдруг возникла уверенность, что Верховный Главнокомандующий твердо уверен в своих словах и действиях. Они почувствовали это интуитивно. Но каждый из них мог бы поклясться, что не ошибается. Уж что-что, а чутье на власть и силу у них тренировалось годами и в экстренных ситуациях не подводило. Откуда у президента такое четкое понимание ситуации и такая непоколебимая уверенность в своей правоте, было не совсем ясно. Но вдаваться в подробный анализ желания ни у кого не возникало. Так испуганный ребенок не хочет думать о том, что кто-то может быть сильнее и умнее папы…

В мучительном ожидании прошло еще несколько минут. И вдруг все тот же голос прорвался сквозь далекий гул и грохот:

– Они атаковали!!! НЛО снова атаковали! Только защиты нет. На площади люди! А первый НЛО взорвался. В пыль! Остальные просто исчезли. Но это не наши. Никто огонь не открывал…

Голос еще что-то, захлебываясь, бубнил в трубку, но президент уже не слушал. Он положил ее на рычаг и коротко сказал:

– Пора!..

Стратегический бомбардировщик К-016, патрулирующий район Ладожского озера по плану учебной тревоги, внезапно пропал со связи. Крохотная точка на экранах наземных радаров вдруг замигала. Показатели высоты резко поползли вверх.

В диспетчерской аэродрома базирования стратегических бомбардировщиков этот факт не остался незамеченным. Руководитель полетов обеспокоенно заерзал. Но от решительных действий воздержался. Перебои со связью в авиации – дело довольно обычное. К тому же за штурвалом борта К-016 находился сам командир полка.

Разумеется, о потере связи следовало доложить по инстанции. Вслед за чем должны были последовать экстренные меры и многочисленные доклады. Даже если бы обошлось без последствий, летчику предстояло надолго засесть за написание рапортов и докладных записок.

54
{"b":"530","o":1}