ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Над алтарем горело дежурное освещение. Со стен на бойцов благостно взирали лики многочисленных святых. Но ни одной живой души не наблюдалось! Собор был пуст. В нем не было даже следов постороннего присутствия. Вековой покой исторического памятника всколыхнулся, потревоженный топотом нескольких десятков ног и снова застыл, игнорируя людскую суету.

Дальнейшие поиски ни к чему не привели. Ни одного человека, а уж тем более «пришельца первого типа», в соборе обнаружить не удалось. Хотя эксперты Седьмого Управления старались на совесть. Они обследовали все помещения с помощью спецаппаратуры и многократно прочесали закоулки. Безрезультатно! После чего наблюдатель при оперативном штабе доложил в Москву:

– Никого не обнаружено. Сотрудники Седьмого Управления и гражданские лица пропали. Объекты «Борода» и «Подросток» отсутствуют. Предпринимаем меры по розыску…

Президент выслушал информацию и разочарованно пристукнул ладонью по столу. Вообще-то он был человеком выдержанным. И для него подобный жест являлся выражением крайнего раздражения. Но высшим государственным чиновникам, почти сутки находящимся в его кабинете, было не до чужих, пусть даже президентских эмоций. После принятия страшного решения об уничтожении целого города, после внезапного избавления от угрозы из космоса и, наконец, после загадочной пропажи ядерного заряда, многие находились на грани нервного истощения.

Спикер Государственной Думы держался за сердце, приближаясь к предынфарктному состоянию. У премьер-министра обострилась язвенная болезнь. Он кривился от боли, наполовину согнувшись в кресле у стены. Министр обороны и начальник Седьмого Управления пребывали в прострации, словно впав в транс. Они сидели, глядя прямо перед собой, и на происходящее почти не реагировали. Остальные чувствовали себя ненамного лучше. В кабинете стоял тихий гул, периодически прерываемый истерическими возгласами. Чувствовалось, что бурные события прошедшей ночи оставили неизгладимый след в душах руководителей высшего эшелона власти.

Единственным человеком, находящимся в состоянии полной работоспособности, был президент. Он интенсивно вышагивал от стены к стене, углубившись в свои мысли. Со стороны могло показаться, что он лихорадочно размышляет, пытаясь решить какую-то чрезвычайно важную задачу. И в то же время стремится скрыть это от окружающих.

Очередной зуммер спецсвязи заставил государственных мужей замереть в ожидании новостей. Президент, не прерывая своих размышлений, продолжал мерить шагами кабинет. Начальник ФСБ вопросительно посмотрел на него и, не дождавшись ответной реакции, сам подошел к аппарату:

– Кабинет президента, – веско произнес он в трубку, сразу переключившись на громкую связь, чтобы все были в курсе событий.

– Докладывает дежурный по штабу ПВО. Согласно данным станций слежения и спутников, признаков неопознанных летающих объектов не выявлено. В пределах досягаемости нашей аппаратуры – все чисто. Из Звездного городка наши данные подтверждают глубоким сканированием космоса…

В кабинете послышался единый многоголосый вздох облегчения. Президент обвел взглядом присутствующих. На его лице промелькнуло выражение легкого недоумения. Словно он пытался вспомнить, для чего здесь собралось столько народа. Потом глава государства коротко кивнул:

– Ну что же, думаю, пока в принятии коллегиальных решений необходимости больше нет. Будем ждать, пока ситуация прояснится. Всем спасибо. Все свободны.

Соратники потянулись к выходу. Начальник ФСБ остановился на пороге и обернулся, явно собираясь задержаться. Президент нетерпеливым жестом отмахнулся:

– Потом. Все потом. Отдыхайте.

Оставшись один, он торопливо подошел к окну. Неизвестно, что привлекло его внимание в пустынном пейзаже. Но президент застыл надолго, прислонившись лбом к стеклу. Ночь заканчивалась. Гасли фонари. Разъезжались соратники, чуть не ставшие соучастниками. Президент стоял и невидящим взглядом смотрел перед собой, будто к чему-то прислушиваясь. Внезапно его лицо исказилось. Он вдруг отшатнулся назад и выскочил в приемную. Два сотрудника его личной охраны поднялись из кресел, демонстрируя готовность сопровождать главу государства. Он остановился, будто его настигло внезапное озарение, и неожиданно шагнул назад. Телохранители недоуменно замерли. Президент спиной открыл дверь собственного кабинета и поманил одного из них с собой:

– Зайдите, пожалуйста, на минутку.

Тяжелая дубовая дверь с надежной звукоизоляцией беззвучно закрылась. Оставшийся сотрудник охраны немного постоял, удивленно морща лоб. До сегодняшнего утра президент с телохранителями в контакт не вступал, ограничиваясь коротким приветствием и не менее лаконичным прощанием. Охранник задумчиво прикусил губу, решая, в какой форме доложить о происшествии начальству. Потом сел обратно в кресло и принялся ждать. Его напарник вышел из президентского кабинета за несколько минут до конца смены. В ответ на обращенный к нему вопросительный взгляд он невнятно пробормотал:

– Надо было проверить кое-что из аппаратуры…

О подробностях он распространяться не стал. А задавать лишние вопросы в службе охраны первого лица государства считалось весьма дурным тоном. Поэтому оставшееся время они провели в молчании. Двое мужчин в одинаковых костюмах вошли в приемную. Передача смены произошла буднично. Вышедший из кабинета охранник коротко кивнул в направлении двери кабинета:

– Отдыхает. Просил не беспокоить.

Телохранители обменялись со сменщиками рукопожатиями. После доклада начальнику службы охраны они окончательно освободились и разошлись в разные стороны.

Крепкий молодой человек выехал за ворота Кремля на своей серебристой «тойоте». Суматошное московское утро встретило его начинающимися автомобильными пробками и извечной столичной суетой. Он припарковался возле ближайшего кафе из вышел и машины.

Спешащие по своим делам люди не обращали на него внимания. Кто-то подтолкнул его в спину. Чей-то портфель ударился о колено. Телохранитель президента усмехнулся и вошел в кафе. Здесь уже аппетитно пахло свежим кофе. Из-за стойки выпорхнула миловидная официантка, радостно улыбаясь первому посетителю:

– Доброе утро. Присаживайтесь, молодой человек.

Он окинул взглядом помещение. Не задумываясь, автоматически, выбрал дальний столик и сел спиной к стене. Девушка положила перед ним меню и вернулась за стойку. Сделать заказ телохранитель не успел. В кафе вошли трое. Они остановились на пороге и бесцеремонно уставились на одинокого клиента. Официантка сдавленно пискнула, почувствовав неладное. Плотный мужчина средних лет с большим красным носом повернулся в ее сторону и негромко пробормотал:

– СПРЦЭМХФ!!!

Девушка застыла, как изваяние. Телохранитель поднялся и громко вскрикнул:

– Что происходит?!

Но ему не ответили. Троица неторопливо разошлась в стороны и двинулась в его сторону, охватывая с трех сторон. Первым до цели добрался полноватый очкарик с длинными волосами, собранными в пучок. Он обогнул столик, вытягивая вперед руку.

– Кто вы такие?! – еще громче закричал телохранитель.

Прямо перед ним возник еще один человек. Его округлое ничем не примечательное лицо выражало суровую решимость. Он на мгновение остановился и тоже попытался дотронуться до телохранителя рукой, выговаривая формулу абсолютного подчинения:

– ЧБРТОВНКР ОРПЦИЛЗ!

Невидимая обычным человеческим глазом зеленая пелена сгустилась в плотное облако… И вдруг оно рассеялось, исчезнув без следа. Все трое удовлетворенно кивнули. Красноносый мужчина усмехнулся:

– Это твое последнее тело, титан.

Внезапно телохранитель взвился с места. В полете он оттолкнул от себя стол. Раздался грохот. Упало несколько стульев. От мощного удара очкарик отлетел в сторону. Красноносый мужчина прыгнул вперед, но его руки ухватили пустоту. На том месте, где только что находилось тренированное спортивное тело, ранее принадлежавшее телохранителю президента, никого не оказалось.

60
{"b":"530","o":1}