ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Украйна. А была ли Украина?
Снег над барханами
Сестры ночи
Бумажная принцесса
Очарованная мраком
Жених-незнакомец
Зима Джульетты
Любовь, опрокинувшая троны
Маленькая книга BIG похудения
A
A

Вешалка затухает. В полу – дыра метр на метр. Холодильник почернел. И посреди пожарища стоит еще один тип. Изображает монумент героям-захватчикам с далекой Венеры. От закопченных фигур просто прет нереальной жутью…

Страх, вроде маленько отступивший, вернулся. Новый приступ паники толкает в спину. Кто хочет, может оставаться, а я сваливаю! Протиснуться мимо здоровенных громил в нашем узеньком коридорчике непросто. При ближайшем рассмотрении они еще страшнее. Сразу хочется очутиться на другой стороне города, а то и земного шара. И как можно скорее. Не будем отказывать себе в такой мелочи. Вылетаем из квартиры…

Да-а… Пришельцев вокруг меня – как грязи. На лестнице торчит еще троица, замершая в почетном карауле. Целятся из своих бластеров, или, допустим, лучеметных, блин, плазмотронов, мне прямо в лоб! Рассматривать подробности сейчас как-то недосуг. Но впечатление складывается такое, что пришельцы сейчас оживут и откроют огонь на поражение. Вот сволочи!..

Прикольно! В родном засранном подъезде – реальные «чужие»! Пацанам расскажи, никто же не поверит! Но как я их уделал!!! Только теперь – хрен его знает, что дальше…

Пока я соображал, пол под ногами потихоньку завибрировал. Что-то со стороны окна опять веет ужасом. За секунду вибрация усилилась до такой степени, что у меня из зубов полезли пломбы. Стекло покрылось трещинами. За ним нарисовались круглые головы в шлемах… Интересно, сколько же за мной примчалось марсиан?! Нет уж! До свидания, инопланетные гости! Заходите позже!

Пролезаем между неподвижных космических гоблинов, и – привет! Езда на перилах по родной лестнице – мой любимый вид спорта. Пусть «чужие» общаются с японским поваром Накося-Выкуси. Окно на лестничной площадке с хрустом разлетелось. Паника пристроилась ко мне сзади и пинком отправила в подвал. Хлопнула дверная пружина. Врешь, не возьмешь! Гонку по подъезду пришельцы проиграли. Напоследок я вспомнил еще одну примочку, опробованную в больнице, и заорал в направлении настигающего топота:

– ЭРГХТРУГМ ЙНТГСС!

Может, мне и показалось, что преследование притормозило. А может, пригрезилась необычная даже для родного подъезда волна вони. Фиг его знает. Недосуг мне заниматься исследованиями чужих, на редкость паскудных форм жизни. Скатываемся по подвальным ступенькам и рвем зигзагами между труб…

Командор приник к монитору идентификатора. Красная точка исчезла с координатной сетки, как будто объект включил режим экранирования. Хотя на убогой третьей планете технологий Конфедерации не могло существовать в принципе. Целевой маркер пропал сразу и вдруг. Зато на сканере отчетливо мерцали шесть зеленых контуров. Туземец ушел, оставив застывших офицеров Специального Корпуса стоять в ореоле проклятого Би-поля. Десантники в скафандрах были абсолютно неподвижны, хотя и живы. Телеметрия четко фиксировала наличие параметров жизнедеятельности. Но из боевой единицы группа превратилась в ноль.

На связь вышел офицер второй шестерки активного действия. Задыхаясь, он прохрипел:

– Подвергся нападению! Системы утилизации выведены из строя.

Резервная группа остановилась на нижнем ярусе строения. Переносной идентификатор указывал, что объект скрылся среди подземных коммуникаций. Продолжать погоню в поврежденных скафандрах было смертельно опасно. Командор тихо загудел, сдерживая эмоции. Единственно правильное решение – свернуть операцию – далось ему с трудом. Да, поражение было унизительно скорым и очень обидным. Но офицеры Специального Корпуса – не биороботы. Ими нельзя пожертвовать ради одного аборигена. По закрытому контуру связи прошла команда:

– Отход. Группа зачистки – устранение следов операции, полная коррекция памяти туземцев, эвакуация команд!

– Ответственность приняли!

В доме на несколько секунд погасло электричество. Вспышка ментальной волны озарила подъезд, стирая память жильцов. Регенератор восстановил поврежденные участки интерьера на месте действий Корпуса. Так предписывала директива, разработанная его основателями. Она же регламентировала дальнейшие шаги.

Командор еще раз взглянул на монитор идентификатора. Красная точка – маркер объекта – пропала. Видимо, местная почва служила барьером для сканеров. На определенной глубине в недрах проклятой планеты сигнал пропадал бесследно. И это создавало препятствия на пути Специального Корпуса. Неодолимые препятствия. Еще один гудящий звук полного разочарования пронесся по рубке командного шаттла. Потом по внутреннему контуру связи прошла трансляция команды: «Всем на Базу!»…

Выход из подвала у нас – в соседнем корпусе. Прямо напротив метро. Выбираемся наверх. Рывок, перебежка, двери… Брать жетон времени нет. Благо народ кучно толпится у турникетов. Прыг – и привет! Целуйте в спину борца с инопланетным вторжением! По эскалатору я и в спокойные времена летаю через две ступеньки. А имея на хвосте монстров с лазерами – и подавно. Искренне надеюсь, что ради поимки моей скромной персоны пришельцы воздержатся от разрушения метрополитена. Не сбавляя темпа, запрыгиваем в последний вагон, протискиваемся между закрывающихся дверей…

Поезд тронулся и, мирно покачиваясь, вошел в тоннель. Под землей можно расслабиться. Это я чувствую четко. Не знаю почему. Наверное, благодаря своим новым способностям. Или видел что-то похожее в кино. Уф-ф… Можно плюхнуться на свободное место и отдышаться. Надо только закрыть плаза, чтобы не пришлось уступать место очередному инвалиду какой-нибудь Куликовской битвы.

Через час после стресса, полученного в родном доме, руки-ноги перестали трястись. Зато от интенсивных размышлений опухла голова. Я ж не профессор, чтобы думать без остановки! Тем более, что в башке скачет бешеная тусовка из диких мыслей. И каждая оглушительно вопит, пытаясь привлечь к себе внимание. Разумеется, ни черта дельного придумать не удалось. План борьбы с пришельцами не родился. Единственный вывод, достойный внимания, проще бинома Ньютона. Если полдня кататься по всему городу не жравши, «чужими» становятся все. Особенно сытые «свои».

Ладно. Организм просит еды. Да и метро уже опротивело. Пожалуй, пора выбираться наружу и сваливать подальше от города. Чтоб никто не пострадал, если меня начнут отстреливать из лазерных пушек. Что там у нас ближе к лесу? Ну вот, допустим, станция «Проспект Просвещения». Выберемся наружу, поедим, подумаем о жизни…

На эскалаторе меня осенила идея. Может, рвануть к ментам? Нет, не к ментам, а в ФСБ?! Интересно, есть у них секретный отдел борьбы с летающими тарелочками, как в Америке?.. Не успел эскалатор закончиться, как идея сдохла. Она и родилась-то мертвой. Пока найдутся отечественные агенты Малдеры-Скалдеры, меня пять раз поджарят. Или сами эти агенты и сдадут в лабораторию. Потому как я теперь – вроде зеленого человечка. И получит Даниил Маркин в награду грустные будни экстрасенса с датчиками в попе… Проехали! Лучше сдохнуть неисследованным!

На проспекте Просвещения я слопал чебурек. Горячий. Других ощущений безвкусная коричневая плюшка не вызывает. Ну и фиг с ней. Если запить пивком, сойдет… После пива и сигареты жизнь резко наладилась. Появились оптимизм и надежда, что все будет нормально. Пришельцы, к счастью, оказались гуманоидами. То есть гуманно воздержались от очередного нападения. И, вообще, не спешили появляться. Спасибо и на этом, братья по разуму!..

Самое сложное – собраться духом и позвонить родителям:

– Привет, па.

– Привет.

– У нас там дома…

– У нас ТУТ дома! Куда ты опять делся?! Мы с матерью пришли, а тебя нет!

Странно… А как же дыра в полу, пожар в коридоре и прочие следы нападения пришельцев?!

– У нас дома все в порядке?

Пауза. Похоже, папик не въехал в суть вопроса.

– В каком смысле?

– Ну, ничего не сгорело, там?..

– Ты что, опять курил в квартире?!!

Понятно. Можно смело вешать трубку. Явно, пришельцы наглухо замели следы. Раз даже родители ничего подозрительного не обнаружили. Тогда заканчиваю:

9
{"b":"530","o":1}