ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Август глянул вниз. Минотавр не шевелился.

Тут в зал влетела Норма. Вот смех – неужели женщина тоже собирались сразиться с Минотавром? Увидев Элия у стены, всего облитого кровью, она замерла, зажав руками рот и не в силах пошевелиться.

Элий поднялся как ни в чем не бывало.

– Ты как? Живой? – крикнул Постум, перевешиваясь через край люльки.

– Нормально. Шишку набил на затылке. Да еще эта тварь залила меня своей кровью.

– Кровь с ореолом платины, – заметил Постум.

– Это гений Кносского дворца. – Элий остановился над недвижной тушей. – Где-то во дворце должен быть источник радиоактивности. – У тебя есть с собой радиоактивные вещества? – повернулся Элий к Норме.

Та отрицательно покачала головой.

– Я давным-давно занимаюсь физикой лишь в теории. Как и сексом, – она позволила себе усмехнуться.

– Чего тут ломать голову, – отозвался Постум. – Кто-то спрятал футляр с изотопом во дворце. Чтобы гений дворца метаморфировал и превратился в минотавра.

– Исполнителя мы не знаем, но имя заказчика каждому из нас хорошо известно, – предположил Элий.

– Выходит, меня здесь ждали? – спросил император, отирая лицо краем туники.

– Вряд ли, – улыбнулась Норма. – Этот зверь был выращен для меня.

VI

– Кто тебя поддерживает, император? – спросила Норма.

Они сидели в садике ее маленького дома. Ночь уже давно опустилась над островом. В саду горел большой матовый фонарь, и пурпурная бабочка, выпорхнув из темноты, припала на мгновение к светящемуся шару и тут же вновь исчезла в ночи.

– Она каждый день появляется, – сказала Норма, провожая бабочку взглядом. – Странно, я думала – они однодневки. А эта летает уже давно. Так кто тебя поддерживает?

– Ты да еще Философ.

– Я поддерживаю Постума. Всегда! – подал голос Гет, отрываясь от огромного кратера: за неимением другой посуды, змею его порцию положили в старинный кратер.

– Гет, заткнись. Я серьезно. Кто в армии может тебя поддержать? – настаивала Норма. – Опыт с Цезоном Галлом доказывает, что сам по себе титул императора ничего не решает.

– Напоминаю, что перед тобой гений. Требую вежливого обращения. Если я внешне не похож на одного из вас или на этих жирных Олимпийцев, то это ничего не значит, – обиделся Гет. – У меня, между прочим, волосы стали на голове расти. Лет этак через двести я буду полностью антропоморфен.

– Я поддерживал в сенате кандидатуру Гнея Рутилия на пост первого префекта претория, – задумчиво проговорил Постум. – Но не уверен, что легат поддержит меня.

– И сколько у него войск?

– Легион. Десятый легион. Когда-то этот номер носил любимый легион Юлия Цезаря.

– Это было так давно. Те ребятки успели умереть. Да и легион расформировали, а потом создали вновь.

– Севернее, в сорока милях стоит еще Двадцатый легион. Жаворонки. Его перебросили из Галлии во временный лагерь, потому как Бенит сомневался в его благонадежности.

– М-да… Что еще можно взять с севера? – спросил Элий.

– Нет. Иначе на нас бросятся вики. А Пятый легион в плену, в полном составе. Но Сабиний Деций его не отдаст, хотя он мой дальний родственник.

– Но ты – император. Ты можешь набрать новые легионы.

– За месяц? Х-м… Легионы необученных новобранцев, которых тут же превратят в пульпу. А где оружие, обмундирование?

– Дайте мне сказать, – вмешался Гет. – Мы забыли, что Империя по-прежнему является членом Содружества, хотя и умудрилась нагадить многим, если не всем. Но все же она слишком велика, чтобы можно было игнорировать ее требования. Или не заметить просьбу императора Рима. Почему бы тебе, Август, не попросить помощи у союзников и поставить во главе объединенной армии Содружества Рутилия. Правда, все твои распоряжение станут полностью легитимными после твоего двадцатилетия. А до этого времени…

– До этого времени на меня нападет еще десяток минотавров, – засмеялся Постум. Смех получился натянутый. – И меня непременно прикончат.

Змей раздраженно махнул хвостом:

– Пусть Орк сожрет твоего минотавра. Отбился сегодня, и в другой раз отобьешься. Не маленький. Да и телохранителям вели себя лучше охранять. Твой Крот мог бы немного подсуетиться. Я о другом. Ты должен начать действовать уже сейчас, а не отсиживаться на Крите. Обратись к союзникам. Оставшегося времени едва хватит на переговоры. У Франкии неплохая армия.

– Они держат ее против виков.

– Но пару легионов дать могут.

– А если союзники не откликнутся? – засомневалась Норма. – Бенит столько раз всем делал гадости, что члены Содружества будут лишь злорадствовать, глядя как варвары наносят нам поражение за поражением.

– Если бы я превратился в человека! – вздохнул Гет. – Я бы все устроил. Но кто будет вести переговоры со змеем! Как вы не понимаете! То, что Бенит всем подгадил, тебе на руку, Постум. Жми на то, что ты будешь вести иную политику. Ты – не Бенит.

– Что ж, последую совету гения. Нам нужны несколько верных людей, чтобы отвезти письма, – согласился Август.

– Муций и Корв, – сказал Постум.

– Ты им доверяешь?

– У меня нет выбора.

– Хорошо, пусть будут Муций и Корв. Итак, что у нас есть… – Постум обвел сидящих на террасе взглядом. – Десятый и Двадцатый легионы в Виндобоне. Будем считать, что это не так уж и мало. Легионы союзников, которые мы вряд ли получим и…

– Обратись к Новгородской Республике, – вдруг сказал Элий. – Они всегда были на твоей стороне. Они могут помочь.

– Можно забрать из Германских провинций три легиона. Но успеем ли мы их перебросить? – задумался Постум.

– Ребята, неужели во всей Империи нет десятка умных военных, чтобы спланировать операцию? – изумился Гет. – Зачем этот дилетантизм? Занимайтесь политикой. Прежде всего – союзники. А военными действиями пусть руководит Рутилий. Ваша задача – сделать так, чтобы он оказался на нашей стороне. Кто наш главный и самый сильный союзник?

– Франкия, – ответили Элий и Постум одновременно.

– Значит, Элий должен ехать во Франкию.

– Почему я?

– Потому что одно твое имя является гарантией по любому векселю, – популярно разъяснил Гет.

Глава XII

Игры Цезона Галла против варваров

«Римская армия может выиграть любую войну. Риму нужно вернуться к границам Империи времен Траяна, и тогда мы станем неуязвимы».

«Акта диурна», 8-й день до Календ июня [26]
I

Макрин был уверен, что победит. Он никогда не сомневался в своей избранности и лишь ждал часа. И дождался. Истины светили звездами с небес, видимые лишь ему, Макрину. Южная граница Готии укреплена, повсюду доты, надолбы, окопы, ряды колючей проволоки: здесь и мышь не проскочит. А со стороны степей нападения ждать не придется. Не пойдут же варвары через земли двух словенских княжеств, чтобы напасть на царство Готское. Да и полноводная Ра у них на пути. Есть, правда, мосты у Раграда, но кто же пустит варваров к Раграду! Итак, осталось лишь произнести зажигательную речь, и солдаты воспрянут, станут героями и сокрушат. Смерть! Свинец! Сталь! Кровь! Каждое слово, как взрыв. Макрин давно уверился в волшебной силе слова, очаровал сам себя этой уверенностью. И других очарует. Смерть! Свинец! Сталь! Кровь!

– Воины! – воскликнул он. – За вами Империя!

Хотя за ними была лишь Готия, не самый надежный союзник Содружества, и престарелый Книва, трясущийся от страха в Танаисе. Если бы можно было откупиться от варваров, он бы откупился. Но от монголов откупиться было нельзя.

Макрин не говорил, он пел.

«Цицерон»… – шепнул кто-то из насмешников в задних рядах десятой когорты, но на него зашикали.

Уже не смысл слов, а музыкальные периоды и восторженные сравнения, как некий гипноз, обрушивались на когорты. Цезон Галл стоял рядом на трибунале с непроницаемым лицом. За свою жизнь он слышал много речей.

вернуться

26

25 мая.

45
{"b":"5300","o":1}