ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самое красивое, конечно, было бы оставить Петра Филипповича посидеть немного одного, чтобы поразмыслил о смысле жизни. Наверное, даже не надо было бы оставлять этого говнюка надолго, наверное, хватило бы часа или двух, чтобы он предался размышлениям и постиг бы смысл прихода Бодхисатва с юга, а также глубокий смысл и несомненную пользу взаимной помощи людей. Но не было у Паши даже часа. Даже на такое душеполезное дело, как помощь Петру Филипповичу в делах самоусовершенствования. Потому что совершенно неизвестно, что происходило сейчас возле маленького зимовья по ту сторону перевала.

И потому Павел тяжело вздохнул, покачал головой и вытащил из засаленного кармана еще один предмет из старой, полузабытой жизни, удостоверение лейтенанта угрозыска.

— В общем, давайте, Петр Филиппович, без ненужных осложнений, ладно? Я не буду вспоминать, как вы пытались убить должностное лицо при исполнении. Меня то есть, — при этих словах Павел выразительно скосил глаза в сторону, где пуля снесла угол стола и разворотила угол комнаты.

— А ежели ты этот… беглый? Кто тогда будет отвечать?

— Давай так, Петр Филиппович. Сейчас я поговорю с начальством, а потом трубку дам вам. Годится? А номер телефона можете проверить. Если есть где. Это личный телефон главы угрозыска Карской области, и выполняю я его задание. А если я наврал, оплачу разговор до копеечки. Идет?

— Ты, ты тоже — на должностное лицо…

Наезжать на Павла Петр Филиппович явно боялся, но уж очень грызли его сомнения. Бродов долго, тягостно вздохнул. Так горестно, тягуче, чтобы даже идиота проняло. И долго смотрел на Петра Филипповича в упор. И еще раз тяжело, длинно вздохнул.

— Ну, значит так, Петр Филиппович… Если вы мне помочь не хотите, звоню я в уголовный розыск. Там, как я понимаю, с нетерпением дожидаются как раз вот этого оружия. Того самого, с которым вы соизволили напасть на должностное лицо. Решайте сами. Если вы мне такой малостью помочь не хотите, так что ж…

И, быстро подойдя вплотную, приставив к жирной груди Петра палец:

— Ну, решайте!

— Да что там… решайте, решайте, — плаксиво заныл Петр Филиппович. — Что вам надо-то? Ну что?!

— Значит, мы звоним не по вашему поводу, верно? А по моему, так? Петр Филиппович, я и правда пришел с Исвиркета. Там и правда погибает несколько человек, выполняющих важное правительственное задание.

Павел снял телефонную трубку. Между прочим, продолжая рассказывать:

— Код Карска от вас какой?

— От нас в Карск не позвоните… нужно в Туорманск, это 60 — 12… А оттуда уже заказ.

— Так вот, Петр Филиппович, враги уничтожили нашу рацию — прямое попадание, представляете? И мы оказались без связи.

Рассказывая всю эту чушь, Павел набирал код, и трудно описать его восторг при звуках недовольного девичьего голоска:

— Алло… вас слушают, да говорите же…

Впрочем, крик радости Павел Бродов сдержал без особенного труда — уроком послужила эйфория, пережитая перед факторией.

— Девушка, можно Карск?

— А вы откуда?

— Из Бриндакита! Можно? Поскорее бы!

— Да можно… В Карске номер? Ожидайте.

— А вы… Вам номер Бриндакита нужен? Знаете?

— Не болтайте, конечно же знаю.

— А как вас зовут?

— А, много вас таких. Олей зовут. Ожидайте.

Можно было, конечно, и развязать Петра Филипповича, да не хотелось. Пусть сидит и самоусовершенствуется, рефлексирует. А то руку об него отбивай, об засранца.

— Так представляете себе, Петр Филиппович! Пуля-то в рацию срикошетила и в лоб!

Здесь Павел от души шарахнул по крышке стола — левой, здоровой рукой, и Петр Филиппович, к его радости, нервно вздрогнул.

— И представляете что, Петр Филиппович? Пуля-то — сплющилась! Сплющилась, Петр Филиппович! А лоб? — Павел бросился к Петру Филипповичу, и тот, как сумел, отшатнулся. — Представляете, лоб — хоть бы что! Вот если бы мы, скажем, попали бы из карабина вам в лоб, Петр Филиппович… Представляете?

И чтобы тот лучше представил, Павел вскинул карабин, поставленный было в сенях.

— Как думаете, если сразу в лоб, то что скорее сплющится, почтеннейший Петр Филиппович, а? Что подсказывает ваша интуиция?

— Развяжите меня лучше, — тихо проскулил перековавшийся Филиппыч. — Вы же уже позвонили. И я больше, я больше не буду…

Вообще-то, развязать было пора, но Павла уже понесло. В конце концов, надо же было и правда проучить этого убогого. Может, правда самоусовершенствуется?

— Не-ет, почтеннейший Петр Филиппович, не-ет! Совсем даже не время вас развязывать, уж поверьте! Оч-чень! Оч-чень уж вы тут у нас загадочная личность, Петр Филиппович! На работников угрозыска бросаетесь, сидите тут один черт знает сколько времени, а чем занимаетесь, кто знает? Кто знает, я вас спрашиваю, Петр Филиппович? А может, и не Филиппович? — шагнул к привязанному Павел, обвиняющим перстом ткнул в очкастую физиономию. — А может быть, вовсе не Петр?!

— А-ва-ва-аааа…

То ли Петр Филиппович лишился дара членораздельной речи от удивления и ужаса, то ли он просто не успел произнести нечто имеющее смысл, но Павел не дал продолжать.

— А?! Что?! Непонятно! Не слышу! — начальственно окликал Павел, прогуливаясь по кабинету. Физиономия Петра Филипповича приобретала помидорный оттенок.

И тут раздался телефонный звонок… Такой родной, знакомый зуммер, многократный, короткий клич межгорода; зуммер, зовущий так ко многому, так многое обещающий, что Павел с придушенным воплем ринулся к телефонному аппарату и уже плевать хотел на трусливое сипение Филиппыча.

— Карск заказывали?

— Да!

— Говорите.

— Евгений Михайлович?! Вы?!

Мгновение стояла тишина, а потом раздался голос Бортко. Нельзя сказать, что звучный и красивый, нет. И очень многие дали бы немало, чтобы больше никогда его не слышать. Но для Павла этот голос был таким родным, таким милым, что буквально вышибал слезу.

— Куда ты девался, сынок?!

— Долго рассказывать… Докладываю по порядку. Целью экспедиции было найти живых мамонтов. Вернее, проверить, есть они или нет. Лагерь стоял возле озера Пессей, в устье реки Коттуях, там мы и прочитали письмо Тоекуды.

А сейчас мы на Исвиркете, в зимовье, в двадцати километрах от устья. На нас напали. Мы потеряли телефон. Я пешком шел два дня, пришел в Бриндакит. Звоню вам из Бриндакита.

И вот тут-то Павел растерялся. До сих пор ему казалось, что достаточно позвонить, и все решится само собой. Все станет ясно, толково и никаких проблем уже не будет. А теперь встал простейший вопрос — что, просить Ведмедя прилететь сюда самому? Или просить выслать отряд?

И Павел закончил вяло, без конкретики:

— Жду ваших указаний.

— Все целы?

— Мишу Будкина взяли в плен.

— Противник известен?

— Люди Чижикова.

— А ну-ка, расскажи подробнее. На вас там, говоришь, напали?

— Да. Наш лагерь на Коттуяхе захватили, когда мы были на маршруте. Лагерь взяли и Мишу Будкина в плен. Он оставался стеречь. Снег запер нас в зимовье на Исвиркете.

— Почему всех понесло на Исвиркет? Мамонтов нашли?

— Нашли, но не живых, два трупа.

— Настоящих трупа, как березовский?

Павел мог и ошибаться, но в этот момент в голосе Бортко впервые прозвучала нотка самого неподдельного, самого живого интереса. И кому же, как не Павлу Бродову, можно было все это понять. Трупы, преступления, нападения, сотовые телефоны — все это, в конце концов, бытовщина, не более. А тут — мамонты! Самые настоящие, хотя, к сожалению, мертвые… Тут не эта скукотища, с трупами бичей или бомжей или в лучшем случае с опознанными, с заказными.

— Самые настоящие, Евгений Михайлович! Сам видел! — Тут Павел вдруг представил, что Бортко окончит разговор, и заторопился, заспешил: — Так что мне делать, Евгений Михайлович?! И как можно помочь экспедиции?!

— А что тебе понимать, Паша? Тут вроде ты сидеть немного можешь? В Бриндаките?

— Могу, а…

— Подожди, не пыли… Провести до Исверкета сможешь?

— Обижаете… Конечно, проведу.

66
{"b":"5305","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Целуй меня в ответ
Апельсинки. Честная история одного взросления
Дорога Теней
Minne, или Память по-шведски. Методика знаменитого тренера по развитию памяти
Всё началось, когда он умер
Не дыши!
Кредитная невеста
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей