ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хюгге. Датское искусство счастья
Чистая правда
Загадочная женщина
Темные воды
Питер Пэн должен умереть
Смотрящая со стороны
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Маяк Чудес
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Содержание  
A
A

те из них, кто проявили себя в своем особом качестве, попадают под наблюдение;

они обладают кое-какими преимуществами перед простыми смертными, но в целом они не счастливее их.

Умники – это по сути особый этнос, существенно отличающийся от «основного» народа в языке, образе жизни, воззрениях на мир и склонный заводить контакты преимущественно среди «своих». Умник-европеец наверняка ближе к умнику-китайцу, чем к своему отечественному дураку: духовное родство оказывается сильнее родства по крови.

16. Трудности от ума

Умный человек не способен к длительному однообразному труду, не требующему усилий интеллекта. Он изнывает от такой работы, начинает искать способы от нее уклониться, или сделать ее ненужной, или как-то рационализировать. В общем, копает под начальство и разлагает коллектив.

Умному очень неприятно нисходить до уровня мышления дураков. Кроме того, ему трудно воспроизводить дурацкую манеру мышления: до чего дурак додумывается сразу, то умному дается лишь после того, как он представит себя дураком и войдет в эту роль. Поэтому большим умникам трудно работать журналистами в массовых газетах и ведущими в популярных телепередачах.

Башковитому чаще, чем недоумку, приходится лгать. Он вынужден скрывать свое интеллектуальное превосходство как скрывают уродство или неприятную деталь биографии. Можно сказать: умный человек это человек лживый. Он лжет ради самосохранения, а не ради какой-то дополнительной выгоды.

Умник нередко характеризуется пониженной способностью к деятельности. Жюль Ромэн пишет о генерале Гамелене, командовавшем сухопутными силами Франции в 1940 году, одном из главных виновников поражения ее в войне с Германией: «Он принадлежал к числу тех людей, чья интеллектуальная сила плохо координирует с их способностью действовать. Связующий ток между этими двумя способностями или полностью отсутствует, или очень слаб. Чем объясняется этот недостаток внутренней передачи? Прежде всего значительным недостатком воли: у таких людей нет волевого и действенного стремления к тому, что является предметом их размышлений. Но, кроме того, это еще является результатом страха перед самим действием и последствиями, которые оно может вызвать.» («Тайна Гамелена» в книге «О тех, кто предал Францию», М.,1940, стр. 367)

Возможно, интеллект развивается в ущерб воле. Возможно как компенсация отсутствия воли. (И наоборот: развитие воли в ущерб интеллекту или как компенсация его отсутствия). Очень эффективными бывают пары из волевого деятеля и слабовольного мыслителя при главенстве волевого.

Таким образом получается, что умного, но не волевого человека, (а большинство умников, по-видимому, таковы) ставить начальником не следует, а волевого, но не очень умного можно делать начальником лишь в том случае, если он сознает свою интеллектуальную ущербность и охотно прислушивается к более башковитым.

Умный не всегда действует оптимально: на качественное решение всех проблем, возникающих перед людьми, не хватит никакого ума. Умный нередко действует даже менее эффективно, чем дурак. Происходит это по следующей причине. Дурак склонен поступать стандартно как все дураки. Дурацкие стандарты сложились в результате «естественного отбора» и вполне обеспечивают кое-какое благополучие если не каждому дураку в отдельности, то хотя бы дураку среднестатистическому конечно, если сохраняются условия, в которых эти стандарты складывались. Умный не знает дурацких стандартов, или не доверяет им, или брезгует ими. Он действует по-своему и нередко получает худший результат, чем если бы скопировал дурака.

Как действует дурак? Так же…

как действуют другие дураки рядом с ним;

как рекомендуют известные ему дурацкие правила;

как советует или показывает личным примером некий дурацкий авторитет;

как хочется, наобум (то есть как подсказывает дурацкая интуиция или как приятнее).

Как действует умный?:

как некий другой умник авторитет среди умников, отвергаемый обществом;

как рекомендует некое неизвестное дуракам правило, изложенное в умной книге;

противоположно дуракам из приятного чувства противоречия;

как указывают его собственные соображения;

как дурак.

Умный превосходит дурака в способности к индивидуальной адаптации, но в постоянных простых условиях эта способность оказывается бесполезной, а в коллективной адаптации дураки нередко оказываются успешнее умных, потому что, используя метод грубых проб и платя за информацию трупами своих собратьев, они могут наталкиваться на решения, до которых ни за что не удалось бы добраться путем рассуждений, наблюдений и осторожных экспериментов.

17. Ум и здравомыслие

Здравомыслие далеко не то же, что и ум. Здравомыслящим может быть и дурак если он правильно воспитан и к тому же старается. Качество, противоположное здравомыслию, абсурдизм. Он бывает двух разновидностей: 1) цветущий, самодовольный, можно сказать, адекватный абсурдной среде обитания своего носителя; 2) болезненный, отторгаемый средой.

Из-за обильной интеллектуальной активности дураков имеет место некоторая сложность с терминами, выражающими качества ума. Формально «здравомыслию» надо бы противопоставить «сумасшествие», но «сумасшествие» синоним «психической болезни», а «психическая болезнь» может включать в себя не только повреждение мышления «ума» (но наверняка всегда хотя бы немного задевает и мышление или отражается на нем). В то же время абсурдист может быть психически вполне нормальным человеком, всего лишь усвоившим ущербные мыслительные парадигмы и/или ущербные обобщенные представления. Пребывая в искусственной «противоестественной» среде, он даже может ей вполне соответствовать своими представлениями и навыками.

Здравомыслие это адекватность реалиям. Но реалиям здравым, естественным. В мире сумасшедших здравомыслие делает человека неадекватным. «Люди безумны, и это столь общее правило, что не быть безумцем было бы тоже своего рода безумием.» (Блез Паскаль. «Мысли», 414)

Ум располагает к здравомыслию, но не гарантирует его.

18. Ум и мудрость

Сказать, что в мире мало мудрых людей, —

значит фактически ничего не сказать, ибо

толькоиз-за их редкости они и заслуживают

указанное название.

Давид Юм. «О достоинстве и низменности человеческой природы».

Мудрость – это высокая степень здравомыслия. Она вовсе не требует могучего ума. Более того, она отчасти является его аль– тернативой. Если ум проявляется в способности решать проблемы, то мудрость – в способности от них уклоняться. Результат в обоих случаях одинаковый. Дурак быть мудрым не может: для уклонения от проблем нужна некоторая интеллектуальная гибкость. Можно считать, что мудрость – это особое состояние, особая настроенность ума.

19. Ум и гениальность

Гений – не обязательно умный человек. У гения обычно некоторые психические механизмы оказываются особо развитыми в ущерб остальным компонентам психики.

Среди гениев есть «гении интеллекта». Но они не составляют основной массы гениев. Обычно даже интеллектуальный гений проявляет свои выдающиеся качества только в какой-нибудь узкой области, а за ее пределами он является рядовым дураком, к тому же непрактичным, то есть хуже среднего недоумка.

Ч. Ломброзо («Гениальность и помешательство», гл. II):

«Те из гениальных людей, которые наблюдали за собою, говорят, что под влиянием вдохновения они испытывают какое-то невыразимо-приятное лихорадочное состояние, во время которого мысли невольно родятся в их уме и брызжут сами собою.» «Но как только прошел момент экстаза, возбуждения, гений превращается в обыкновенного человека или падает еще ниже, так как отсутствие равномерности есть один из признаков гениальной натуры.» «Великие гении не могут иногда усвоить понятий, доступных самым дюжинным умам.»

4
{"b":"5309","o":1}