ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

5. Новое не всегда лучшее, не всегда нужное.

6. Быть подолгу счастливым – вредно. Умеренные неприятности идут на пользу. Жизнь – борьба: за блага и за справедливость надо сражаться. Проблемы есть у всех, но не все о них говорят. Кто не в состоянии справляться со своими проблемами, тому удел – вымирание.

7. Бога может и не быть, ученые склонны ошибаться, ложь бывает во благо, истина и справедливость всегда в дефиците, но со всем этим вполне можно жить.

27. Ум и карьера

Ум – не самое важное качество для выживания, для успеха в жизни. Здоровье, внешность, мускульная сила, психическая энергия, память – обычно важнее.

Любой дурак, который узко специализируется в некоторой профессии, оказывается в своей области более эффективным, чем умник, который хватается за многое.

У дураков главным показателем ума считается успех в карьере. При этом удачу и «объективные» факторы они в расчет не принимают. Тем не менее, для оправдания собственного неуспеха они же нередко заявляют: «Дуракам везет».

Дураку карьеру делать легче: кругом такие же дураки; они понимают его, он – их. Они не раздражают друг друга, не сторонятся один одного. Во всяком коллективе дурак находит единомышленников и чувствует душевный комфорт. Умный же почти всегда аутсайдер.

Жизненный успех дураков нередко объясняется их более широкими, чем у башковитых, дружескими связями. Умным вообще трудно дружить. Эразм («Похвала глупости»): «… в их сердце не бывает дружбы, а если и бывает, то какая-то пасмурная, лишенная всякой приятности, распространяющаяся лишь на немногих, ибо большинство людей глупы и всякий дурачится на свой лад, а сближение возможно только с себе подобными.»

О том же у Шопенгауэра («Афоризмы…», гл. 5): «Лучшим средством проложить себе дорогу в жизни являются дружба и товарищи. Но большие способности делают нас гордыми и потому мало пригодными к тому, чтобы льстить тем, у кого эти способности ничтожны (…) Обратным образом влияет сознание небольших способностей; оно отлично уживается с приниженностью, общительностью, любезностью, уважением к дурному и доставляет, следовательно, друзей и покровителей.»

Дурак с удовольствием выполняет рутинную работу и не покушается на систему. Его исполнительность замечает другой дурак – начальник – и повышает в должности.

Умного же рутина вгоняет в тоску. Он начинает искать радикальные решения и раздражать тем самым свое руководство.

Умных людей в обществе меньше, чем руководящих должностей. Кроме того, не всех умных тянет в руководители. Поэтому в среде начальников умные оказываются в меньшинстве, и «серое» большинство вытесняет их оттуда.

Умному трудно быть вождем у дураков. Дураки с этой ролью справляются лучше. Нередкое явление – энергичный дурак, имеющий многие положительные качества, кроме ума. Такие и верховодят.

Дураки глумятся над умниками задаванием дурацкого вопроса: «Если умный – почему не богатый?» Между тем, башковитые обычно не богаты по следующим причинам: 1) интеллект развивается в ущерб воле, а без «воли к победе» обогатиться трудно; 2) интеллектуальные занятия приносят удовлетворение и не оставляют времени для иных дел; 3) умный находит способы неплохо устроить свою жизнь и при малых средствах; 3) умный знает, что богатым быть вредно.

28. Умные среди дураков

Не должно вызывать удивления то,

что в житейском море нас треплют бури,

нас, которым в наибольшей мере свойственно

вызывать недовольство наихудших из людей.

Боэций. «Утешение философией» (1.III).

Умник далеко не всегда не вертит дураками, как хочет, хотя это ему иногда удается. На всякую сложную комбинацию нужны душевные силы, а где их взять? Организм истощен самокопанием, сопротивлением влиянию глупости, поиском великих истин. Зато дураки полнятся здоровьем и энергией. Ларошфуко: «Умный человек нередко попадал бы в затруднительное положение, не будь он окружен дураками.» Правда, еще чаще он попадает в затруднительное положение именно от того, что вокруг сплошь дураки.

Умные в конфликте с миром, для дураков же мир прекрасен. Это ведь их мир.

По сравнению с дураками, умные ведут довольно безрадостную жизнь. Умный страдает, если вынужден жить как дурак. А именно так ему жить приходится.

Умному бывает не столько трудно, сколько противно приспосабливаться к дураку. Лучшая форма отношений с дураком – избегать его. Но это не всегда возможно.

Неудобство дурака – в его неспособности к компромиссам. У него все должно быть именно по-дурацки, а не как-нибудь иначе. Неприятие дураком компромиссов происходит из завышенной самооценки, неспособности предвидеть, оценивать, разрабатывать варианты.

Некоторые поступки умного в глазах дурака выглядят глупостями. Дурак полагает, что слово «дурак» относится как раз к таким, как тот умный, которого он не понимает.

Умным приходится тратить много сил на защиту от оболванивающей пропаганды, которой энергичные дураки пичкают дураков прочих.

Как дурак воспринимает умного? Тот у него – психически ненормальный, опасный, непонятный, хитрый, самоуверенный, ленивый, наивный, зазнайка, интриган, дурак (!).

Положение особо умных в обществе сравнимо с положением особо высоких: кое-какие преимущества и множество неудобств.

Конечно, ущербность вполне может давать и некоторые преимущества. К примеру, у глухих развивается способность понимать речь по движению губ.

Ум – скорее несчастье, чем благо. У Грибоедова: «Горе от ума!» У Екклесиаста (1:18): «Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь».

Менделе Мойхер-Сфорим («Путешествие Вениамина Третьего», гл. 9): «Нельзя без горечи и сожаления читать о судьбах великих мыслителей мира сего, о том, как много страданий причинили им люди, ради которых они жертвовали всей своей жизнью и которых осчастливили полезными открытиями и достижениями ума своего. Мир, по сути дела, подобен ребенку, который любит держаться за маменькин передник, не отходя от него ни на шаг; ему нравится слушать старые глупые сказки, сто раз на дню повторяемые мамками и бабками; он уверен в том, что на свете нет ничего лучше его игрушек, что именно в них кроется вся и всяческая премудрость.»

Уму иногда еще и завидуют – в придачу ко всем неприятностям, которые приносит переразвитость интеллекта.

Будучи враждебным миру дураков, ум почему-то в нем вроде бы как престижен. Объяснение может состоять в том, что престижен все-таки не ум: престижна меньшая глупость, которая зачастую очень на него похожа.

Непонятное, непредсказуемое инстинктивно воспринимается как опасность. В мире дураков ум непредсказуем и непонятен…

Умный ненавидит дурака за то, что тот отравляет ему жизнь. Дурак ненавидит умного за то, что тот кое в чем сильнее его.

Умному все время приходится воевать за свою автономию, за отстраненность от мира дураков. Если уступить дураку пядь, он начнет воевать за следующую пядь. Бывает, умный конфликтует с дураком не потому, что не хочет уступать, а потому что у него лопнуло терпение.

Обычно дурак не замечает, что травмирует умного. У умных много разных болючих мест. Тоньше – значит, уязвимее. Дураки в этом отношении прочнее.

Жизнь умного полна опасностей. К примеру, умный знает, почему нельзя вешать книжную полку над кроватью и тем более класть на эту полку тяжелые вещи. А дураку это неведомо. Умного такая полка беспокоит, дурака – нет. Дураки живут в счастливом неведении и умирают неожиданно. Умные предвидят неприятности и начинают от них страдать еще до их наступления.

Обитая среди дураков, умные невольно заражаются дурацкими идеями. Им все время приходится быть начеку и периодически устраивать себе «прочищение мозгов».

Эразм Роттердамский об умниках («Похвальное слово глупости»):

8
{"b":"5309","o":1}