ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По пути в Бон Темпс мы заехали в общежитие для вампиров – Твинингу нужно было забрать кое-какие вещи. Он взял с собой большую спортивную сумку, куда вполне мог поместиться трехдневный запас одежды. По словам вампира, в Шривпорт он переехал совсем недавно и потому еще не определился с постоянным жильем.

Спустя сорок минут после того, как мы отъехали от общежития, Чарльз спросил:

– А вы, мисс Сьюки? Вы живете с родителями?

– Нет. Они погибли, когда мне было семь, – ответила я. Краешком глаза я увидела, как Твининг сделал рукой жест, предлагая мне продолжить рассказ. – Той весной дождь лил как из ведра. Родители попытались перейти реку по затопленному мосту. Их смыло.

Посмотрев вправо, я увидела, что Чарльз кивает. Люди умирают, иногда внезапно, неожиданно и даже бессмысленно. Вампирам эта истина знакома, как никому другому.

– Нас с братом вырастила бабушка, – продолжала я. – Она умерла в прошлом году. Брату в наследство достался дом родителей, а мне – бабушкин.

– Хорошо, когда есть, где жить, – заметил Твининг.

В профиль его крючковатый нос казался изящным, даже миниатюрным. Мне стало любопытно, заметил ли Чарльз, что человеческая раса за многие столетия претерпела огромные изменения, в то время как он остался где-то в прошлом.

– О, да, – согласилась я. – Мне несказанно повезло. У меня есть работа, брат, дом, друзья. И я абсолютно здорова.

Чарльз развернулся ко мне, но я как раз обгоняла полуразвалившийся фордовский грузовичок, поэтому не смогла посмотреть на него.

– Очень интересно. Прошу прощения, но Пэм намекнула, что у вас какое-то отклонение.

– Ну, в общем, да.

– И какое же? Вы выглядите вполне, э-э, здоровой.

– Я телепат.

Пару минут вампир переваривал полученные сведения.

– И что это значит?

– Я могу читать мысли людей.

– Но не вампиров.

– Да, не вампиров.

– Очень хорошо.

– Наверное. – Если бы я умела читать мысли кровососов, меня бы давно уже не было в живых. Вампиры всячески оберегают свои секреты.

– Вы знали Чжоу? – спросил Чарльз.

– Да. – Теперь следует попридержать язык.

– А Длинную Тень?

– Да.

– Поскольку я в «Клыкочущем веселье» недавно, меня весьма интересуют подробности их гибели.

Ясное дело. Но я понятия не имела, как ему все доходчиво объяснить.

– Хорошо, – осторожно промолвила я.

– Вы видели, как Чжоу умер во второй раз? – Именно так некоторые вампиры обозначали конечную гибель.

– Гм-м… Да.

– А как насчет Длинной Тени?

– Да.

– Мне бы очень хотелось услышать вашу версию.

– Чжоу погиб во время так называемой Войны Ведьм. Длинная Тень воровал из кассы деньги. Эрик заколол его, когда тот попытался перегрызть мне горло.

– А вы уверены, что других причин нет? Эрик убил Длинную Тень только из-за воровства?

– Я присутствовала при этом. Будь там что-то еще, я бы знала. Все, закроем тему.

– Полагаю, в вашей жизни много трудностей, – вымолвил Чарльз после непродолжительной паузы.

– Да.

– А где я буду коротать дневные часы?

– Мой начальник подыскал тебе одно местечко.

– А в вашем баре много проблем?

– До недавних пор их вообще не было. – Ответ дался мне нелегко.

– А ваш вышибала не может защитить двусущих?

– Вышибала у нас Сэм Мерлотт, владелец бара. Он сам оборотень. И в данный момент у него сломана нога. В него стреляли. И не только в него.

Мне показалось, мои слова нисколько не удивили вампира.

– И сколько же двусущих пострадало?

– Насколько мне известно, трое. Человек-пантера по имени Кельвин Норрис. Его ранили. И еще девушка, Хитэр Кинман; она мертва. Ее застрелили в «Сонике». Знаешь, что такое «Соник»? – Вампиры редко обращают внимание на фастфуды, поскольку не нуждаются в еде. (Эй, а, сколько бутылок крови вы сможете разместить на подносе, который вам придется нести на голове?)

Чарльз кивнул, и его кудрявые каштановые волосы смешно запрыгали по спине.

– Там можно заказать еду навынос, так?

– Именно, – ответила я. – Хитэр сидела в машине подруги и о чем-то с ней болтала. Ее собственная машина находилась неподалеку. Выстрел прозвучал с противоположной стороны улицы. У Хитэр в руках был молочный коктейль. – На сером асфальте вперемешку с кровью осталось шоколадное мороженое. Эту картину я увидела в мозгу Энди Бельфлера. – Все случилось ночью. Магазины на противоположной стороне улицы были закрыты, поэтому убийце удалось скрыться.

– Все три нападения произошли ночью?

– Да.

– Возможно, это неслучайно.

– Наверное. Может, ночью просто легче скрыться. Чарльз кивнул.

– После покушения на Сэма среди двусущих началась паника: все трое пострадавших – оборотни. Вряд ли это простое совпадение. Да и обычные смертные тоже напуганы. По их мнению, нападению подверглись трое людей, не имеющих между собой ничего общего. Врагов, у которых не было. Так как нервы у всех на пределе, в баре происходит гораздо больше потасовок, чем раньше.

– Мне прежде не доводилось исполнять обязанности вышибалы, – признался Чарльз. – Я младший сын барона средней руки, поэтому мне пришлось самому зарабатывать себе на жизнь. Чем я только не занимался. Я уже был барменом, а много лет тому назад служил охранником в публичном доме. Стоял на улице и рекламировал достоинства проституток – изящное выражение, не правда ли? – выкидывал из заведения тех, кто грубо относился к девочкам. Полагаю, сейчас вышибала выполняет те же функции.

Я потеряла дар речи от такого неожиданного приступа откровения.

– Конечно же, работал я там после того, как лишился глаза. Но вампиром я тогда еще не был, – сказал Твининг.

– Конечно, – нерешительно отозвалась я.

– Это случилось, когда я был пиратом, – продолжил Чарльз. Посмотрев на него искоса, я увидела, что он улыбается.

– Что ты имеешь в виду? – Я понятия не имела, что Чарльз подразумевает под словом «пират». Твининг понял мой вопрос буквально.

– Мы наводили на жителей ужас, – мечтательно проговорил Чарльз. – Я бороздил берега Нового Орлеана. Наша команда нападала на маленькие грузовые суда. Мы плавали на небольшой барже, поэтому даже не пытались атаковать хорошо оснащенные корабли. Но когда мы наталкивались на какой-нибудь баркас, разворачивалось настоящее сражение! – Чарльз вздохнул, очевидно, вспомнив, какое удовольствие он получал, рубя людей мечом.

– А что с тобой случилось? – ненавязчиво поинтересовалась я. Мне хотелось знать, каким образом Твининг распрощался с чудесной жизнью кровожадного грабителя и убийцы и стал существом, которое, в принципе, ничем не отличалось от первого.

– Однажды ночью мы взяли на абордаж галеон. На нем не было ни единой живой души, – сжав руки в кулаки, начал Чарльз. В его голосе сквозил холод. – Мы отправились в Тортугас. Стояла ночь. Я первым спустился в трюм. То, что там находилось, оказалось намного проворнее меня.

После этой маленькой истории мы замолчали.

Сэм лежал на кушетке в своей обители. Он поместил диван перпендикулярно заднему помещению бара. Так, если, конечно, входная дверь открыта, Сэм мог обозревать стоянку, что, бесспорно, гораздо лучше, чем вид на заднюю часть помещения, где между дверью, ведущей на кухню, и служебным входом располагался огромный мусорный бак.

– Ну, наконец-то, – проворчал Сэм. У моего начальника шило в одном месте. Теперь с гипсом на ноге он мучался от бездействия. Что Сэм станет делать во время следующего полнолуния? Придется ли ему менять облик? А если он все-таки перевоплотится, что произойдет с гипсом? Я уже встречала раненых двусущих, но еще ни разу не присутствовала при их выздоровлении, так что ответить на мучавшие меня вопросы не могла. – А я уж думал, вы заблудились. – Раздраженный голос Мерлотта вернул меня на землю.

– Вот так так! Спасибо, Сьюки, я гляжу, ты нашла бармена, – буркнула я. – Мне очень жаль, что тебе пришлось унизиться и обратиться к Эрику с просьбой от моего имени. – В данный момент мне было совершенно наплевать, что Сэм мой начальник.

10
{"b":"531","o":1}