ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень иракского снайпера
Зови меня Шинигами
Что скрывают красные маки
Невеста
Запутанная нить Ариадны
Куриный бульон для души. Истории для детей
Резня на Сухаревском рынке
Синдром Е
Руководство для домработниц (сборник)
A
A

– Ему наложили гипс, но он поправится.

– А у Кельвина тяжелое ранение. – Дикси с минуту смотрела на меня. – Он в палате номер двести четырнадцать.

Получив разрешение, мы с Джексоном направились к лестнице. Близнецы смотрели на нас, пока мы не скрылись из виду. На втором этаже за столом сидела санитарка. Мне почему-то стало ее жалко. Седые волосы, очки в роговой оправе, приятное морщинистое лицо. Надеюсь, во время ее дежурства не произойдет ничего такого, что пошатнет ее мировоззрение.

Палату Кельвина мы нашли быстро. Рядом с дверью, прислонившись к стене, стоял здоровяк бочкообразного телосложения. Такую гору мускулов я видела впервые. Незнакомец оказался вервольфом. По мнению двусущих, безжалостные и живучие люди-волки как нельзя лучше подходили на роль охранников. Лично я так не считала. Впрочем, верфольфы и в самом деле самые дикие существа в сообществе оборотней. Среди врачей их, к примеру, не встретишь. Они, в основном, занимаются строительством или ремонтом мотоциклов. Некоторые из этих зверюг способны на большее, чем поглощение пива в безмерных количествах.

При виде вервольфа внутри меня все сжалось. Интересно, с чего вдруг пантеры из Хотшота прибегли к помощи чужака?

Это Доусон, – прошептал Джейсон. – У него между Хотшотом и Грэнгером собственная мастерская по ремонту двигателей.

Когда мы с Джейсоном шли по коридору, Доусон насторожился.

– Джейсон Стакхаус, – проговорил вервольф, осмотрев брата. На Доусоне были джинсы и рубашка в обтяжку; мне казалось, его бицепсы вот-вот разорвут ткань. Черные кожаные ботинки порядком поизносились.

– Мы приехали навестить Кельвина, – начал Джейсон. – Познакомьтесь, это моя сестра, Сьюки.

– Мадам, – пророкотал Доусон. Он медленно осмотрел меня – так делают все охранники. Хорошо, что я оставила сумочку в машине. Вервольф и ее бы обшарил. – Не могли бы вы снять пальто и повернуться?

Я и не подумала обижаться; Доусон выполнял свои обязанности. Пока он начеку, Кельвину ничто не угрожает. Я сняла дождевик, отдала его вервольфу и повернулась.

Медсестра, заполняющая бюллетени, наблюдала за происходящим с неподдельным любопытством. Джейсон последовал моему примеру. Не обнаружив ничего подозрительного, Доусон постучал в палату. После того, как ему ответили, он приоткрыл дверь и сказал:

– Стакхаусы.

Из палаты донесся шепот. Доусон кивнул.

– Мисс Стакхаус, вы можете войти, – разрешил вервольф. Джейсон хотел, было последовать за мной, но Доусон преградил ему путь. – Только ваша сестра, – объяснил он.

Мы с Джейсоном попытались возмутиться, но тут брат замотал головой.

– Ступай, Сьюки, – вздохнул он. Переубедить Доусона просто невозможно, да и незачем зря тревожить раненого человека. Толкнув массивную дверь, я вошла в палату.

Палата предназначалась для двух пациентов, но кроме Кельвина в ней никого не было. Предводитель пантер выглядел ужасно. Бледный и измученный. Всклокоченные грязные волосы. Правда, бороду, как я заметила, регулярно подравнивали, а остальную поросль выбривали. Кельвин лежал в кровати в больничном халате, а вокруг койки стояли различные медицинские приборы.

– Мне так жаль, – пробормотала я. Вид Кельвина поверг меня в ужас. Остальные оборотни испытывали то же самое. Не будь он оборотнем, Кельвин бы не выжил. Тот, кто стрелял в него, рассчитывал, что рана окажется смертельной.

Кельвин медленно, с усилием повернул голову и посмотрел на меня.

– Все не так плохо, – прохрипел он. – Завтра меня уже собираются отключить от аппарата.

– Куда попала пуля? – спросила я.

Не сводя с меня золотисто-карих глаз, Кельвин прикоснулся к левой груди. Я подошла к кровати и погладила его по руке.

– Мне так жаль, – повторила я. Кельвин пошевелил пальцами и взял мою руку.

– Стреляли не только в меня, – прошептал он.

– Я знаю.

– В твоего начальника. Я кивнула.

– И в ту несчастную девушку. Я опять кивнула.

– Нужно остановить того, кто это делает.

– Да.

– Наверное, это тот, кто ненавидит двусущих. Полицейские никогда не найдут убийцу. Мы не можем сообщить им, кого следует искать.

– Да, иногда секреты только осложняют дело.

– Найти преступника будет нелегко. Но, может, им все-таки удастся.

– Кое-кто из общины поговаривает, что убийца среди нас, – заметил Кельвин и крепко сжал мою руку. – Тот, кто не родился двусущим. Кого укусили.

Прошло несколько минут, прежде чем я поняла, куда клонит Кельвин. Ну, я и дура.

– О, нет, Кельвин, нет, – зашептала я, путаясь в словах. – Кельвин, прошу тебя, не дай Джейсона в обиду. Умоляю, он все, что у меня есть. – Слезы покатились по моим щекам, словно к моей голове приделали водопроводный кран. – Джейсон рассказывал мне, как ему нравится быть одним из вас. Ему жаль, что он не родился таким. Джейсон еще не привык к новой сущности. Он даже еще не понял, как распознавать себе подобных. Вряд ли Джейсон знал, что Сэм и Хитэр тоже…

– Никто не причинит ему вреда, пока мы не выясним правду, – оборвал меня Кельвин. – Пусть я пока прикован к больничной койке, но я по-прежнему их лидер. – Не сомневаюсь, Кельвину пришлось приложить массу усилий, чтобы обитатели Хотшота не расквитались с братом. Некоторые пантеры все еще намеревались линчевать Джейсона. И Кельвин не мог им помещать. Конечно, он потом накажет своевольных, но смерть моего брата никого не огорчит. Кельвин с усилием поднял руку и вытер мои слезы.

– Ты хорошенькая, – вздохнул он. – Жаль, ты не можешь полюбить меня.

Мне тоже жаль, – всхлипнула я. Если бы я полюбила Кельвина Норриса, все мои проблемы разрешились бы сами собой. Я бы переехала в Хотшот и стала членом маленького общества. Конечно, два-три раза в месяц мне бы пришлось на ночь запирать дверь на засов, но все остальное время я бы находилась в полной безопасности. Кельвин и остальные члены общины защищали бы меня до конца жизни.

От одной мысли об этом я пришла в ужас. Завывающий ветер, голые поля, древние и унылые дороги, стоящие впритык друг к другу дома. Вряд ли я смогу оторваться от остального мира навечно. Если бы бабушка была жива, она бы точно заставила меня принять предложение Кельвина. Прочно стоящий на ногах человек, предводитель оборотней в Норкрсесе, денежная работа. Можете смеяться сколько угодно. Посмотрим, как вы захохочете, когда вам понадобится выплатить медицинскую страховку.

Внезапно меня осенило (чего и следовало ожидать): а ведь у Кельвина есть отличный способ вынудить меня согласиться. Жизнь Джейсона в обмен на мою любовь. Но он этим почему-то не воспользовался.

Я наклонилась и поцеловала его в щеку.

– Я буду молиться, чтобы ты поправился, – вымолвила я. – Спасибо, что даешь Джейсону шанс. – Может, Кельвину просто не хватало сил, чтобы вынудить меня стать его любовницей. Пусть так. Я ему все равно благодарна. – Ты хороший человек, – сказала я и потрепала его по подбородку. Борода оказалась очень мягкой.

Когда мы прощались, Кельвин не сводил с меня глаз.

– Проследи за своим братом, Сьюки, – предостерег он. – О, и скажи Доусону, что на сегодня посетителей с меня хватит.

– Вряд ли он прислушается к моим словам, – возразила я.

Кельвин натянуто улыбнулся.

– Если бы он прислушивался к словам всех, кто ко мне приходит, то не стал бы моим охранником.

Я передала пожелание Кельвина вервольфу. Но спорю на что угодно, как только мы с Джейсоном спустились по лестнице на первый этаж, он, дабы удостовериться, что с Кельвином все в порядке, заглянул в палату.

Мысль о том, что новые приятели подозревали его в нападениях, привела Джейсона в ужас.

– Может, во время первого превращения мне и хотелось уничтожить двусущих, – признался Джейсон, пока мы через пелену дождя ехали в Бон Темпс. – Я злился. Был даже взбешен. Но теперь все изменилось, я просто посмотрел на перемену с другой стороны. – Джейсон все говорил и говорил, а у меня в голове кружил поток разнообразных мыслей. Я пыталась найти выход из сложившейся ситуации.

13
{"b":"531","o":1}