A
A
1
2
3
...
14
15
16
...
60

– Он подъезжал к магазину, и тут в него врезался другой водитель.

– Кошмар. А кроме него, в машине был кто-нибудь еще?

– Нет. Он был один. Его дети приедут в Шривпорт на похороны. Я просто хотел узнать, не согласишься ли ты поехать на церемонию со мной.

– Конечно. Похороны закрытые?

– Нет. У него много знакомых на военно-воздушной базе, он возглавлял группу «Стражи», был хранителем церкви и, само собой разумеется, главой вервольфов.

– Насыщенная жизнь, – заметила я. – Огромная ответственность.

– Похороны состоятся завтра в час. Как у тебя с работой?

– Я могу поменяться сменами, но мне придется вернуться в Бон Темпс в полпятого, чтобы успеть переодеться.

– Хорошо.

– И кто теперь станет лидером?

– Не знаю, – ответил Элсид как-то неуверенно.

– Место Флода планируешь занять ты?

– Нет. – По-моему, Элсид заколебался; я почувствовала, что внутри него происходит борьба. – А вот мой отец, да. – Элсид замолчал. Я ждала.

– Похороны вервольфов проходят с большой помпой, – наконец вымолвил Элсид. Я, наконец, сообразила, что он пытается мне что-то сказать. Только я точно не знала; что именно.

– Давай, выкладывай. – Я предпочитаю, когда мне открыто, говорят все.

– Наряжаться на похороны не надо, – проговорил Элсид. – Остальные двусущие почему-то считают, что в подобных случаях вервольфы надевают кожу и всякие цепи, но это не так. На похороны мы одеваемся так же, как и люди. – Элсид хотел дать еще несколько дельных советов по поводу одежды, но остановился. Я ощущала, как его голову заполняют мысли, которые так и рвались наружу.

– Любой женщине полезно знать, какая одежда подходит к тому или иному событию, – произнесла я. – Спасибо. Шорты я оставлю дома.

Элсид покачал головой.

– Да я знаю, что ты не вырядишься как пугало, но лучше подстраховаться. – В его голосе я уловила нотки смущения. – Я заеду за тобой в полдвенадцатого.

– Сначала я найду себе замену.

Я позвонила Холли. Она согласилась выйти на работу в мою смену.

– Я могу подъехать к кладбищу и уже там встретиться с тобой, – предложила я.

– Нет, – возразил Элсид. – Я заеду за тобой, а после похорон отвезу домой.

Что ж, если он не боялся неприятностей, пусть заезжает. А я сэкономлю на бензине. К тому же, моя старенькая «нова» могла сломаться по дороге.

– Ладно. Я не заставлю себя ждать.

– Мне пора, – сказал Элсид. Повисло молчание. Уверена, он хотел поцеловать меня. Наклонившись, Элсид едва прикоснулся к моим губам. Друг от друга нас отделяли всего несколько дюймов.

– Я должна еще кое-что сделать, а тебе пора возвращаться в Шривпорт. Я буду готова в полдвенадцатого.

Элсид уехал. А я, взяв последнюю книгу Каролин Хайнс, попыталась отвлечься от тревожных мыслей. Однако чтение не принесло мне успокоения. Я залезла в горячую ванну, а затем побрила ноги. После я накрасила ногти на ногах и на руках темно-розовым лаком и принялась выщипывать брови. Наконец я расслабилась. Свернувшись калачиком на кровати, я почувствовала долгожданное спокойствие. Сон так быстро овладел мной, что я даже не успела помолиться.

Глава 6

Даже если вам кажется, что во время похорон одежда последнее, о чем можно думать, вы все равно поломаете голову над нарядом для такой церемонии, как и для любого другого обряда. Я знала полковника Флода и восхищалась им. Поэтому мне хотелось выглядеть подобающим образом на его похоронах, особенно после замечаний Элсида.

Но в шкафу я не нашла ничего такого, что соответствовало бы случаю. На следующее утро я позвонила Таре. Она объяснила, где лежит запасной ключ от ее дома.

– Бери, что хочешь, – сказала подруга. – Только не заходи в другие комнаты, ладно? Иди прямо по коридору в мою спальню, а потом так же уйдешь.

– Я так и собиралась поступить, – произнесла я, пытаясь скрыть обиду. Неужели Тара полагает, что я стану рыскать по ее дому?

– Я не сомневаюсь в тебе. Просто хочу предупредить.

Внезапно мне стало понятно, почему Тара настаивала на том, чтобы я не бродила по дому – в одной из комнат спал вампир. Может, Франклин Мотт, а может, Микки. Я же решила последовать совету Эрика и не связываться с новым приятелем Тары. Лишь старые вампиры могли выйти из спячки до заката солнца, но мне все равно не очень-то хотелось шататься по дому, в котором мирно посапывал вампир.

– Ладно, я все поняла, – выпалила я. При одной мысли о том, что мне придется остаться с Микки наедине, меня бросило в дрожь. Я сразу сникла. – Туда и обратно. – Поскольку время поджимало, я прыгнула в машину и поехала в город. Дом Тары располагался в обычном, ничем не примечательном районе. Я не переставала удивляться, как подруге удалось превратить хибару, где прошло ее детство, в уютное жилище.

Некоторым людям вообще стоит запретить заводить детей; а уж если случилось такое несчастье, и ребенок все-таки появился на свет, его немедленно следует забирать от нерадивых родителей. Но в нашей стране, как и в любой другой, такого закона нет – и, слава богу. Но я не раз жалела, что родители Тары, законченные алкоголики и омерзительные, создания, не умерли несколькими годами раньше (когда я их вспоминаю, тут же забываю, что я добрая католичка). Я помню, как Мирна Торнтон ворвалась к нам и стала искать Тару. На бабушку она не обращала никакого внимания. В итоге бабуле пришлось вызвать шерифа, который и выволок Мирну на улицу. Тара все это время пряталась в лесу за нашим домом. Слава богу, она вовремя заметила свою мать и успела выбежать через заднюю дверь. Нам с Тарой было тогда по тринадцать лет.

Я до сих пор помню выражение лица бабушки во время разговора с шерифом. Мирна Торнтон в наручниках сидела на заднем сидении патрульной машины и орала благим матом.

– Я бы с удовольствием утопил ее в реке по пути в город, – вздохнул полицейский. Его имени я не помню, но слова произвели на меня огромное впечатление. Осознав значение сказанного, я поняла, что жителям известно, как туго приходится Таре и ее братьям. Некоторые горожане обладали властью. Если они все знали, то почему же бездействовали?

Теперь-то я понимаю, что все не так-то просто; но мне по-прежнему кажется – детишки семейства Торнтон не возражали бы, если их папу и маму лишили родительских прав.

По крайней мере, у Тары теперь есть маленький уютный домик с кучей новомодной техники, шкаф, забитый дорогими тряпками, и богатенький ухажер. И все же я испытывала беспокойство: Тара явно чего-то не договаривала. Но подозревать ее в чем-то я пока не могла.

Помня о том, что она мне говорила, я прошла через до блеска вылизанную кухню, повернула направо и, миновав гостиную, очутилась перед спальней. Видимо, утром Тара кровать заправить не успела. Не удержавшись, я поправила простыни. Может, я, таким образом, хоть как-то хотела отблагодарить подругу; а вот Тара, наверное, истолкует мои действия превратно, но я просто не могла взять и вновь устроить беспорядок.

Я открыла шкаф-купе. И сразу нашла то, что мне нужно. В центре на вешалке висел вязаный костюм: черный пиджак с нежно-розовой оторочкой на лацканах и плиссированная юбка. Под пиджак следовало надеть розовый топ, который лежал в нижнем ящике шкафа. Юбку Тара немного укоротила. Квитанция из ателье была прикреплена к пакету, в котором находился костюм. Приложив к себе юбку, я посмотрелась в зеркало – у Тары оно просто огромное. Юбка спускалась чуть ниже колена – ничего удивительного, ведь Тара выше меня на три дюйма. Рукава пиджака, конечно, немного длинноваты, но это ничего. Никто и не заметит. Дома у меня есть черные туфли-лодочки, черные колготки и даже черные перчатки, которые я берегла с давних времен.

Я управилась за рекордно короткие сроки.

Положив топ в пакет с костюмом, я вышла на улицу. В доме Тары я пробыла меньше десяти минут. Мне еще предстояла встреча с детективами, поэтому я в спешке стала приводить себя в порядок. При помощи бабушкиных заколок я уложила волосы в пучок, а непослушные пряди заколола невидимками. К счастью, у меня нашлась черная комбинация; розовые ногти очень даже подходили к топу и кайме на лацканах пиджака. Когда в дверь постучали, мне осталось надеть лишь туфли. Покончив с обувью, я отправилась встречать гостей.

15
{"b":"531","o":1}