ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Линолеум в ванной местами поизносился, и каблук провалился в одну из образовавшихся дырок. Я в сотый раз напомнила себе заменить покрытие. Ума не приложу, как можно думать о прохудившемся линолеуме, когда тебя подозревают в убийстве.

– Она плохая, – вслух произнесла я. – Плохая и жестокая. Она желала мне смерти без особой на то причины.

Я почувствовала облегчение. Несколько месяцев я жила с ощущением вины, и только сейчас скорлупа самобичевания треснула и развалилась. Я устала переживать за того, кто, не моргнув и глазом, убил бы меня. Мне бы, например, никогда не пришло в голову устроить Дэбби засаду. В мои планы ни коим образом не входило осуществление желаний этой девицы.

К черту все. Найдут ее тело детективы или не найдут, мне незачем переживать.

Внезапно у меня с души, словно камень свалился.

Со стороны леса раздалось гудение мотора. Элсид как всегда пунктуален. К моему удивлению, он приехал не на своем «додже», а на темно-синем «линкольне». Его от природы вьющиеся волосы были гладко зачесаны. По случаю похорон Хервекс-младший надел темно-серый костюм и бордовый галстук. Я украдкой наблюдала из-за шторы, как Элсид поднимается по ступенькам. Так бы и съела. Я попыталась сдержать идиотский смех, когда представила, как буду его поглощать.

Увидев меня, Элсид, казалось, испытал потрясение.

– Выглядишь сногсшибательно, – придя в себя, выдохнул он.

– Ты тоже, – смущенно пробормотала я.

– Нам пора.

– Да. Мы же не можем опоздать.

– Нам нужно приехать на десять минут пораньше, – заметил Элсид.

– А почему именно на десять? – Я взяла черную сумочку, убедилась, посмотрев в зеркало, что помада не размазалась, и закрыла дверь. К счастью, денек выдался довольно-таки теплым, так что мне не пришлось брать пальто. Оно совершенно не подходило к остальному наряду.

– Это похороны вервольфа, – многозначительно заметил Элсид.

– А чем они отличаются от похорон людей?

– Мы провожаем в последний путь главу стаи, поэтому в церемонии есть… определенные особенности.

Это я уже слышала вчера.

– А как вам удастся не вызвать у обычных людей подозрений?

– Увидишь.

У меня появилось дурное предчувствие.

– Ты уверен, что мне нужно присутствовать на похоронах?

– Благодаря покойному ты стала другом стаи.

Я не забыла. Но только сейчас слова «друг стаи» из уст Элсида прозвучали, словно какой-то титул. Может, так оно и есть. Мне почему-то казалось, что о похоронной церемонии Элсид рассказал не все. Обычно я располагала гораздо большей информацией, чем хотелось бы. Я ведь телепат; но в Бон Темпс нет ни одного вервольфа, а знакомые мне оборотни не столь организованы, как люди-волки. Хотя прочитать мысли моего спутника было не так-то просто, мне все же удалось узнать, что его очень сильно волнует предстоящая церемония и еще больше – вервольф по имени Патрик.

Похороны проходили в соборе «Епископская милость», расположенном в старом, фешенебельном районе Шривпорта. Церковь как церковь: стены из серого камня, шпиль. У нас в Бон Темпс нет ни одного епископского собора, но я не сомневаюсь, их службы ничем не отличаются от наших. По словам Элсида, его отец тоже собирался на похороны. Значит, вот кто настоящий владелец темно-синего «линкольна».

– Отец решил, что моя развалюха не соответствует уровню церемонии, – сказал Элсид. Уверена, он никогда не перечил своему папаше.

– Ну, а на чем же тогда приедет твой отец? – поинтересовалась я.

– На другой машине, – рассеянно пробормотал Элсид, словно и не слышал вовсе, о чем я его спросила.

Как-то странно, что у человека два автомобиля: все мои знакомые владели максимум одной машиной и фургоном. Сюрпризы для меня только начались. Достигнув двадцатого километра, мы свернули на западную дорогу. Мрачное настроение Элсида, казалось, заполнило салон. Не знаю уж, что там у него случилось, но в машине повисла гнетущая тишина.

– Сьюки, – внезапно изрек Элсид. Он с такой силой сжал руль, что костяшки пальцев побелели.

– Да? – У Элсида на лбу было написано, что он собирается поговорить со мной о чем-то не очень приятном.

– Я хочу задать тебе один вопрос.

– Какой? Это как-то связано с гибелью полковника Флода? Аварию подстроили? – «И как это я раньше недогадалась?» – мелькнуло в голове. Но ведь остальные оборотни стали жертвами стрелка. Автомобильная катастрофа как-то не очень вязалась с предыдущими нападениями.

– Нет, – удивился Элсид. – Насколько мне известно, это была простая авария. Другой водитель проехал на красный свет.

Я откинулась на спинку кожаного сидения.

– Так в чем же дело?

– Ты мне ничего не хочешь рассказать? Внутри меня все похолодело.

– Рассказать? О чем?

– О той ночи, когда произошла Война Ведьм. Годы, потраченные на то, чтобы научится скрывать свои эмоции, не прошли даром.

– Да нечего тут рассказывать, – довольно спокойно ответила я, сомкнув ладони в замок.

Элсид больше не проронил ни слова. Припарковавшись, он помог мне выйти из машины. Необязательный, но очень милый жест с его стороны. Я оставила сумочку в салоне – вряд ли она мне понадобится. Элсид закрыл «линкольн». Мы направились в церковь. К моему удивлению, Элсид взял меня за руку. Может, я и являюсь другом стаи, но, как видно, у меня должны быть более близкие отношения с одним из ее членов.

– Вон отец, – сказал Элсид, когда мы подошли к группе плакальщиков. Джексон Хервекс ростом оказался чуть ниже Элсида. Волосы стального цвета и вздернутый нос отличали отца от сына. Джексон стоял рядом с бледной, хрупкой блондинкой, и оттого его оливковая кожа, такая же, как у Элсида, выглядела особенно смуглой.

– Отец, – официально произнес Элсид, – это Сьюки Стакхаус.

– Приятно познакомиться, Сьюки, – кивнул Хервекс-старший. – А это Кристин Ларраби. – Кристин, чей возраст колеблется в пределах от пятидесяти семи до шестидесяти семи лет, словно сошла с художественного полотнища, выполненного в пастельных тонах: блеклые голубые глаза, светлая кожа с едва различим розовым оттенком, безукоризненно уложенные платиновые волосы. На ней был бирюзовый костюм. Я бы лично не решилась надеть подобную вещь зимой. И все же Кристин выглядела в нем сногсшибательно.

– Очень приятно, – проговорила я. Интересно, должна ли я поклониться. Мы с отцом Элсида обменялись рукопожатиями, но Кристин руки не подала, а просто кивнула и мило улыбнулась. «Наверное, боится поранить меня своими бриллиантовыми перстнями», – решила я, покосившись на ее пальцы. Само собой разумеется, в ушах Кристин сверкали такие же серьги. Меня перещеголяли. «К черту», – подумала я. Сегодня я не позволю мелким неприятностям испортить мне настроение.

– Такое несчастье, – вздохнула пожилая леди.

Я всегда готова поддержать беседу.

– Да, полковник Флод был замечательным человеком, – заметила я.

– О, а вы, милочка, знали его?

– Да, – ответила я. Уж если на то пошло, я даже видела его без одежды, правда, при обстоятельствах, не имеющих никакого отношения к сексу.

Мой короткий ответ не дал Кристин никакого повода для дальнейших расспросов. Однако я заметила, как в ее глазах мелькнуло неподдельное удивление. Элсид о чем-то тихо беседовал с отцом. Их разговора я не слышала.

– Мы с вами здесь всего-навсего в качестве украшения, – обронила моя новая знакомая.

– Значит, вы все-таки знаете больше, чем я.

– Надеюсь. Вы не двусущая?

– Нет. – Кристин, конечно же, принадлежит к оборотням. Она, как и Хервексы, чистокровная вервольфиха. Трудно поверить, что такая элегантная женщина перевоплощается в волчицу, особенно учитывая дурную репутацию вервольфов. Но, получив определенный сигнал из ее мозга, ошибиться в своих умозаключениях я не могла.

– После похорон главы стаи начнется предвыборная кампания, – сказала Кристин. Она сообщила мне куда больше, чем Элсид за два часа, проведенные в дороге, поэтому я тут же почувствовала симпатию к пожилой леди.

17
{"b":"531","o":1}