ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А где лежал бумажник? – поинтересовалась Джастина. Она посмотрела на меня с видом побитой собаки, отчего у меня сжалось сердце.

– В куртке, – ответила я.

Джей резко встал и заходил по комнате.

– Ну, вот, опять неувязочка, – возбужденно проговорил он. – Это не похоже на Джеффа. Мы с ним всегда клали бумажник в джинсы.

– На что вы намекаете? – удивился Сэм.

– Я сомневаюсь, что Джефф покушался на вашу жизнь, – объяснил Джей. – Даже служащие заправочной станции «Финна» могут ошибаться.

– Они видели, как ваш брат покупал канистру бензина? – спросил Мерлотт.

У Джастины вновь задрожал подбородок.

Если до этого я еще не исключала возможности невиновности Джеффа, то теперь все сомнения отпали. Внезапный телефонный звонок ошарашил нас всех. Трубку взял Сэм.

– Мерлотт у телефона, – спокойно сказал он. Какое-то время Сэм просто слушал, потом пробурчал «Гм», затем «Вы уверены?», наконец «Я ей передам» и повесил трубку.

– Нашли машину вашего брата, – сообщил он Джей Мэриоту. – Она стоит на дороге, ведущей к дому Сьюки.

Мэриоты лишились последней надежды. Я лишь могла им посочувствовать. Джастина теперь выглядела на десять лет старше, а Джей сразу осунулся, словно несколько дней ничего не ел и не пил. Они ушли, ничего не сказав напоследок – и, слава богу. Мать и сын о чем-то поговорили. Я решила, что они собираются осмотреть машину Джеффа, а затем забрать оттуда его вещи, если, конечно, полицейские не станут возражать. Скорее всего, Мэриоты ничего там не найдут.

По словам Эрика, на той же грязной дороге, ведущей к оленьему заповеднику, припарковалась вознамерившаяся убить меня Дэбби Пелт. Надо бы поставить там дорожный знак с надписью «Стоянка для тех, кто хочет убить Сьюки Стакхаус».

Прихрамывая, в кабинет вернулся Сэм. Он проводил Мэриотов к машине. Отложив костыль, Мерлотт оперся на стол и обнял меня. Я обхватила его за талию. Сэм притянул меня к себе, и на мгновение все тревоги улетучились. Я знала, что Сэм привязан ко мне – и это меня успокаивало.

– Нога болит? – спросила я, когда Мерлотт беспокойно заерзал.

– Не нога, – ответил он.

Озадаченная, я заглянула ему в глаза. В них читалась горечь. Поняв, что же его так сильно мучает, я покраснела, но объятий не разжала. Я желала продлить ощущение покоя, какое испытывает человек, прижавшись к другому. Поскольку я не шелохнулась, Сэм медленно потянул меня за подбородок. Я в любой момент могла уклониться от поцелуя. Губы Сэма осторожно прикоснулись к моим. Затем он поцеловал меня. Я почувствовала напористые движения его горячего языка.

На удивление приятные ощущения. Во время беседы с Мэриотами я почувствовала себя героиней мистического триллера, теперь же – героиней мелодрамы.

Сэм находился так близко, что мне не пришлось вставать на цыпочки, дабы ответить на поцелуй, который становился все напористее. Губы Сэма уже ласкали мою шею, самые чувствительные ее места. Я ощущала легкие прикосновения его зубов.

Из горла вырвался вздох. Я не могла сдержаться. Обладай я способностью телепортации, сию же минуту перенесла бы нас в укромное местечко. Я на минуту представила захламленный кабинет Сэма, и где-то в глубине души зашевелились сомнения. Но с очередным поцелуем желание вспыхнуло с новой силой. Между нами всегда что-то теплилось, теперь же тлеющий уголек превратился в пламя.

Я попыталась сойти с небес на землю. Что это: обычное вожделение чудом спасавшегося человека? А как насчет раненой ноги Сэма? И так ли ему нужны пуговицы на рубашке?

– Тебе нельзя здесь находиться, – горячо вздохнул Сэм. Отстранив меня, он потянулся за костылями, но передумал и вновь заключил меня в объятия. – Сьюки, я собираюсь…

– Что ты собираешься? – раздался холодный голос.

От страха я чуть не упала в обморок. Сэма же обуял дикий гнев. В мгновение ока он отодвинул меня и, несмотря на сломанную ногу, бросился на незваного гостя. Сердце у меня билось, как у перепуганного зайчонка. Я положила руку на грудь, дабы убедиться, что оно не выскочит. Повалив Билла на пол, Сэм взмахнул кулаком. Однако вампир обладал куда большей силой. Через несколько секунд Сэм оказался снизу. Клыки Билла вытянулись, а глаза налились кровью.

– Стойте! – негромко прокричала я. Не хватало еще, чтобы в кабинет Сэма ворвалась толпа посетителей. Я обеими руками схватила Билла за черные волосы и оттянула его назад. Ошарашенный вампир немедленно отпустил Сэма и, поймав мои руки, начал их выкручивать. Я скорчилась от боли. Еще немного и мне самой бы пришлось накладывать гипс, но тут Сэм, воспользовавшись возможностью, со всей силы заехал Биллу в челюсть. По мощи двусущие уступают вампирам и вервольфам, но они вполне способны нанести зубодробительный удар. Билл завалился на бок. Он наконец-то пришел в себя. Отпустив мои руки, вампир поднялся с пола и изящно повернулся ко мне лицом.

От боли на мои глаза навернулись слезы. Я закатила их, чтобы не расплакаться. Вряд ли мне удалось кого-нибудь обмануть. Я по-прежнему держала руки вытянутыми, размышляя, когда же они перестанут болеть.

– Твоя машина сгорела; я пришел, чтобы отвезти тебя домой, – изрек Билл, осторожно осматривая синяки на моих запястьях. – Клянусь, я хотел лишь помочь тебе. Я не собирался причинять тебе вред.

Отличное оправдание; впрочем, хорошо, что он первым заговорил. Наряду с жуткой болью я испытывала смущение. Билл, конечно, понятия не имел, что Тара одолжила мне машину. Следовало оставить ему записку или сообщение на автоответчике. Однако на работу я отправилась прямо из сгоревшего дома, поэтому мне и в голову это не пришло. Впрочем, сейчас меня волновало кое-что другое.

– Сэм, как твоя нога? – Я пронеслась мимо Билла и помогла Сэму встать на ноги, ощутив при этом его тяжесть. С большим трудом мне все-таки удалось поднять Мерлотта. Он пытался перенести вес тела на здоровую ногу. Представить страшно, что Сэм сейчас чувствует.

Наверняка, он сгорал от стыда. Сэм гневно посмотрел на Билла.

– Ты вошел в кабинет без стука. И, кстати, тебя не приглашали. Надеюсь, ты ждешь от меня извинений. – Еще ни разу я не видела Сэма таким злым. Скорее всего, он испытывал невероятное смущение из-за того, что не сумел «защитить» меня, из-за того, что Билл одержал над ним вверх, причинив при этом мне боль. И, наконец, Сэм злился потому, что нас с ним прервали в самый разгар активности гормонов.

– О, нет. Мне извинения не нужны. – Голос Билла заметно похолодел. Не удивлюсь, если на стенах появится иней.

Неплохо бы сейчас оказаться за тысячу миль отсюда. Я хотела выйти из кабинета и поехать домой. Естественно, так поступить я не могла. По крайней мере, у меня есть машина. Я объяснила это Биллу.

– Значит, мне не следовало приезжать и мешать вам, – сказал вампир замогильным голосом. – А могу ли я поинтересоваться, где ты собираешься ночевать? Я собирался заехать в магазин и купить тебе еду.

Поскольку Билл ненавидел продуктовые магазины, ему стоило огромных усилий заставить себя пойти туда. Он хотел напомнить мне об этом (впрочем, возможно, мой бывший любовник придумал историю с магазином только для того, чтобы я почувствовала себя виноватой).

Я прокрутила в голове список тех, кто предлагал мне комнату, и остановила свой выбор на Джейсоне. Неважно, что у него всегда ужасный беспорядок, зато это самый безопасный вариант.

– Я заеду домой, заберу косметику, а потом отправлюсь к брату, – ответила я. – Спасибо, что приютил меня прошлой ночью. Ты привез Чарльза на работу? Передай ему: если он хочет провести день в моем доме, то, гм-м, с дырой все в порядке.

– Скажи ему об этом сама. Он как раз за дверью, – проворчал Билл. Его воображение нарисовало ему десятки сценариев вечернего времяпрепровождения. Однако события разворачивались явно не в пользу вампира.

Сэм испытывал такую жуткую боль (его тело светилось красным светом), что я, смилостивившись, решила убраться из кабинета прежде, чем он потеряет над собой контроль.

29
{"b":"531","o":1}