ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы приглядываем за ним.

Интересно: сообщили ли Кельвину, что Кристал провела с Джейсоном ночь? А вдруг именно его племянница и следит за братом? Если так, то надо отдать ей должное: она подошла к заданию ответственно. Никто, кроме нее, не мог бы настолько близко подобраться к Джейсону.

– Хорошо, – изрекла я. – Это лучший способ снять с него все обвинения. – Слова Кельвина меня успокоили. Чем больше я размышляла над ними, тем сильнее хотела сама найти убийцу.

– Береги себя, Кельвин. – Я поднялась, а он подставил мне свою щеку. Нехотя я ее поцеловала.

Мои губы казались ему мягкими, а аромат тела – пленительным. Уходя, я не выдержала и улыбнулась.

Осознание того, что кто-то находит тебя привлекательной, неизменно повышает настроение.

Я вернулась в Бон Темпс. По пути на работу я заехала в библиотеку. Библиотекой на Ренард Пэриш называется уродливое, воздвигнутое в тридцатых годах здание из коричневого кирпича. Библиотекари постоянно жаловались на проблемы с отоплением, а электропроводку следовало уже давно заменить на новую. Стоянка находилась в ужасном состоянии, а вход в построенную рядом клинику, открывшуюся в тысяча девятьсот восемнадцатом году, был заколочен – гнетущее зрелище. Заброшенная и заросшая травой стоянка больницы напоминала скорее джунгли, нежели часть города.

На обмен книг я рассчитывала потратить минут десять. Справилась за восемь. Машин на стоянке практически не было, оно и понятно: скоро пять. Люди в это время отовариваются в «Уол-Марте» или готовят дома ужин.

Смеркалось. Я ни о чем не думала. Наверно, это и спасло мне жизнь. Внезапно я ощутила напряжение, пульсирующее в чужом мозгу, и присела. Плечо пробила пуля. Я почувствовала обжигающую боль. На рукаве расползалось кровавое пятно. Раздался оглушительный шум. Все случилось так быстро, что позже, пытаясь восстановить события, я не смогла с точностью определить, в какой последовательности они произошли.

Позади меня раздался крик, затем еще один. Я совершенно не понимала, как очутилась на коленях у машины. Красное пятно на белой футболке продолжало расползаться.

Странно, но первое, о чем я подумала, было: «Как хорошо, что я не надела новое пальто».

Как выяснилось, кричала Порция Бельфлер. Она растеряла всю свою манерность, покуда, осторожно петляя между машинами, ползла ко мне. Адвокат, не переставая, крутила головой, пытаясь сообразить, откуда исходит опасность.

– Не двигайся, – резко приказала она. Можно подумать, я намеревалась пробежать марафон. Я все еще сидела на коленях, хотя очень хотелось завалиться на землю. По руке бежала струйка крови. – Сьюки, в тебя стреляли. О Боже, Боже.

– Возьми книги, – попросила я. – Еще не хватало испачкать их кровью. Потом с меня еще штраф возьмут.

Порция пропустила мои слова мимо ушей. Она разговаривала по мобильнику. И почему люди всегда треплются по телефону в неподходящий момент! В библиотеке, больнице, баре. Бла-бла-бла. Такое ощущение, что их болтовня не может подождать. В результате я самостоятельно положила книги на землю.

Внезапно я обнаружила, что сижу, прислонившись спиной к машине.

Затем словно кто-то вырвал из моей памяти отдельные фрагменты, я оказалась на асфальте рядом со старым масляным пятном. Кому-то срочно нужно отремонтировать свой автомобиль.

Я отключилась.

– Очнись, – говорил мне чей-то голос. Я находилась не на стоянке, а в кровати. Я решила, что мой дом вновь горит, и меня опять будит Клодин. Не понимаю, почему меня постоянно так и норовят вытащить из постели. Впрочем, голос принадлежал вовсе не Клодин; скорее уж…

– Джейсон? – Я попыталась открыть глаза и сквозь слипшиеся ресницы увидела брата. Я лежала в комнате с голубыми обоями и тусклым освещением. Рана причиняла такую жуткую боль, что хотелось плакать.

– Тебя ранили, – пробормотал Джейсон. – Тебя ранили, а я был у Мерлотта.

– Ты вроде бы… рад, – прошептала я невероятно набухшими и потрескавшимися губами. Я в больнице.

– Я не делал этого! Меня видели! После работы я поехал в бар, все это время со мной был Хойт. Его грузовик сейчас в мастерской. У меня алиби.

– Ну и замечательно. Тогда я рада, что меня подстрелили. Главное, что с тобой все нормально. – Мне нелегко дались эти слова, и я обрадовалась, когда Джейсон решил подъюморить.

– Ладно, слушай, мне действительно жаль. По крайней мере, рана не серьезная.

– Правда?

– Я забыл тебе сказать. Пуля лишь слегка задела плечо. Оно немного поболит. Если что, нажми кнопку. Получишь обезболивающее. Клево, да? Слушай, за дверью Энди.

Я задумалась, но в конечном итоге сообразила, что Энди Бельфлер выполнял свои обязанности.

– Хорошо, – прошептала я. – Пусть заходит. – Я осторожно нажала на кнопку.

Я моргнула и, наверное, на какое-то время отключилась. Открыв глаза, я обнаружила, что Джейсон ушел, а на его месте стоит Энди. В руках он держал блокнот и ручку. Я хотела ему что-то сказать, но никак не могла понять, что именно. В конце концов, я все-таки сообразила.

– Передай Порции спасибо, – пробормотала я.

– Обязательно, – серьезно проговорил детектив. – Она и сама напугана до смерти. Ей еще ни разу не доводилось так близко видеть проявление жестокости. Порция думала, что ты погибнешь.

Я не нашлась, что ответить. Я ждала, когда Энди начнет задавать свои вопросы. Его губы шевельнулись. Наверное, я ему что-то сказала.

– …сказала, что ты в последнюю секунду увернулась?

По-моему, я что-то услышала, – прошептала я. И это чистая, правда. Просто я слушала не ушами. Впрочем, Энди и так понял, что я имела в виду. Он верил в мои необыкновенные способности. Его глаза встретились с моими и расширились.

Я вновь отключилась. Доктор не поскупился на болеутоляющее. Мне стало любопытно, в каком я госпитале. От библиотеки до больницы в Клэрсе рукой подать, зато в Грэнгере высококвалифицированный персонал. И почему меня не подстрелили на больничной стоянке, когда я, покинув Кельвина, собиралась вернуться в Бон Темпс и зайти в библиотеку. Так я хотя бы на бензине сэкономила.

– Сьюки, – тихо позвал меня чей-то знакомый и родной голос, прохладный и мрачный, словно поток воды в безлунную ночь.

– Билл, – счастливо протянула я, почувствовав себя в полной безопасности. – Не уходи.

– Не уйду.

Он действительно остался. Проснувшись около трех ночи, я увидела, что Билл сидит рядом с кроватью и листает какой-то журнал. В головах остальных пациентов царил безмятежный сон. А вот мысли сидящего рядом со мной вампира навсегда останутся для меня тайной. Хотя все нападения произошли ночью, преступления совершал точно не кровосос. За секунду до выстрела я почувствовала сигнал, исходящий от снайпера, и это спасло мне жизнь.

Как только я шевельнулась, Билл тотчас посмотрел на меня.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он.

Я нажала на кнопку, чтобы приподнять изголовье больничной койки.

– Так, словно меня в кипяток опустили, – призналась я, осмотрев плечо. – Действие болеутоляющего закончилось. У меня такое ощущение, что плечо вот-вот отвалится. Во рту, будто целая армия прошлась. К тому же мне надо в туалет.

– Я тебе помогу, – изрек Билл. Не успела я смутиться, он передвинул капельницу и помог мне подняться. Я осторожно встала на ноги, пытаясь определить, насколько они устойчивы.

– Я не дам тебе упасть, – заверил меня Билл.

– Знаю, – кивнула я. Мы двинулись в сторону ванной комнаты. Усадив меня на унитаз, Билл тактично вышел, однако дверь прикрыл не до конца. Я крайне неуклюже сделала свои дела. Слава богу, меня ранили в левое, а не правое плечо. Снайпер вообще целился в сердце.

Билл уложил меня на кровать так аккуратно, словно он всю свою жизнь только и занимался уходом за больными. Вампир разгладил простыни и взбил подушки так, что ощущала я себя более комфортно. Однако плечо все еще ныло, пришлось вновь прибегнуть к кнопке. Во рту все пересохло, поэтому я попросила Билла посмотреть – есть ли в кувшине вода. Комптон связался с санитаркой. Когда из микрофона раздался писклявый голосок, Билл сказал:

38
{"b":"531","o":1}