ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Омуты и отмели
Кремль 2222. Куркино
Из ниоткуда. Автобиография
Одержимость
«Черта оседлости» и русская революция
Песнь Кваркозверя
Как есть меньше. Преодолеваем пищевую зависимость
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Призрак со свастикой
A
A

Моя телепатическая антенна задергалась, и причиной послужили несколько признаков. Во-первых, незнакомка выглядела довольно странно. Местные женщины могли так вырядиться, если собирались на охоту или на ферму, но уж никак не к Мерлотту. Намереваясь пойти в бар, большинство представительниц прекрасного пола тратили несколько часов, стоя перед зеркалом. Значит, эта особа пришла сюда по делу. Но, судя по ее виду, шлюхой она не была.

Оставалось только одно – наркотики.

Дабы защитить бар в отсутствие Сэма, я проникла в ее мысли. Естественно, мысли людей не представляют собой завершенные фразы, и мне приходится их достраивать, но то, что я прочла в голове незнакомки, имело приблизительно следующее содержание: Осталось три бутылки. Стареют. Портятся. Надо продать их сегодня, так я смогу вернуться в Батон Руж и купить еще. Здесь вампир, если он поймает меня с кровью, мне конец. Этот городишко сущая дыра. Как только представится случай, я тут же вернусь в Батон Руж.

Осушительница. Или, может, она выполняет роль распространителя. Кровь вампиров считается самым сильным наркотиком на рынке, но, понятное дело, кровососы просто так ее не отдадут. Осушение вампиров – опасное занятие. Но цена на крошечные бутылочки недавно взлетела до невиданных пределов.

Что же такое получал наркоман в обмен на баснословные деньги? В зависимости от возраста крови, то есть от времени, которое прошло с тех пор, как ее извлекли из владельца, а также от возраста вампира и от индивидуальных химических реакций, происходящих в организме наркомана, расходы вполне могли окупиться. Возникало чувство мощи, росла сила, обострялись зрение и слух. И что самое главное для американцев – человек становился привлекательнее.

Однако, даже учитывая эти факторы, только законченный идиот мог отважиться выпить кровь вампира, которую приобретали на черном рынке. Никто точно не знал, как подействует это вещество. Последствия не только непредсказуемы, но и длились от двух недель до двух месяцев. Кроме того, некоторые люди сходили с ума, когда кровь нежити проникала в их организм. Иногда они кончали жизнь самоубийством. Я слышала о торговцах, которые продавали легковерным клиентам свиную или человеческую инфицированную кровь. Но основная причина, по которой не следовало связываться с торговцами кровью, заключается в другом: вампиры испытывали жгучую ненависть к осушителям и к тем, кто покупает их товар (таких людей называли кровавыми головами). Вряд ли кому-нибудь захочется испытать на себе гнев вампира.

Этой ночью у Мерлотта не было дежурных полицейских. Сэм вилял хвостом где-то в другом месте. Обращаться за помощью к Терри мне не хотелось, поскольку я не знала, как он среагирует. Я должна была как-то разобраться с этой женщиной.

Честно говоря, я стараюсь не вмешиваться в происходящее, коль скоро мои подозрения основаны исключительно на телепатических способностях. Если бы я рассказывала о том, что могло повлиять на жизнь окружающих меня людей (я, например, знала, что один из дорожных служащих приворовывает из кассы, а местный блюститель порядка берет взятки), то не смогла бы жить в Бон Темпс. А ведь это мой дом. Однако сейчас я просто обязана пресечь попытки этой костлявой особы продать яд кому-нибудь из посетителей бара.

Женщина села на стул перед стойкой и попросила Терри налить ей пива. Его взгляд стал сосредоточенным. Он тоже понял, что эта особа несет угрозу.

Я подошла к стойке и остановилась рядом с женщиной. Она жила в доме, который отапливался камином, и ей явно стоило принять ванну, чтобы избавиться от запаха дыма. Я неохотно дотронулась до нее, прикосновения всегда улучшали мои телепатические способности. Где кровь? Бутылочки лежали в кармане ее куртки. Хорошо.

Без колебаний, я опрокинула на нее бокал вина.

– Черт подери! – взвизгнула женщина и соскочила со стула. Она попыталась отряхнуть куртку, но тщетно. – Вы самая неуклюжая слониха, которую я когда-либо видела!

– Простите, – пробормотала я, поставила поднос на стойку и переглянулась с Терри. – Давайте посыпем пятно содой. – Не дожидаясь согласия, я принялась стаскивать с женщины куртку. Когда она сообразила, что я делаю, то попыталась пресечь мои действия, но куртка уже находилась в моих руках. Я передала ее Терри.

– Нанеси на пятно соду, – сказала я. – И убедись, что в карманах нет ничего, что могло бы промокнуть.

Мне не раз приходилось прибегать к подобной хитрости.

Хорошо, что на улице холодно, и бутылочки лежали в куртке, а не в карманах джинсов. Иначе я бы поломала голову над тем, как забрать кровь.

Под курткой на незнакомке оказалась заношенная футболка с эмблемой команды «Далласские ковбои». Женщина задрожала, а я задумалась, не принимала ли они сама каких-нибудь наркотиков. Терри сделал вид, будто сыплет соду. Затем, последовав моему совету, выгреб все содержимое карманов. Он с отвращением посмотрел на то, что предстало его взору, после чего я услышала, как бутылочки со звоном полетели в мусорное ведро, остальные вещи Терри вновь засунул в карманы.

Незнакомка открыла рот и собиралась наорать на Терри, но вдруг поняла, что ей не стоит этого делать. Терри сверлил ее глазами, угрожая взглядом рассказать присутствующим о крови. Посетители с любопытством поглядывали на нас. Они знали: что-что случилось, но понять, что именно, им не удалось, все произошло в мгновение ока. Когда Терри убедился, что женщина не собирается закатывать скандал, он вручил мне куртку. Я помогла незнакомке надеть ее.

– Не вздумай возвращаться, – предупредил Терри. – Если мы станем всем посетителям так говорить, то скоро останемся без клиентов.

– Сукин сын, – бросила женщина. Толпа вокруг нас судорожно вздохнула (Терри так же непредсказуем, как и кровавые головы).

– Мне нет дела до твоих оскорблений, – ответил он. – Полагаю, у тебя это случайно вырвалось. Просто держись подальше от нашего бара.

Я облегченно вздохнула.

Женщина направилась к выходу. Все смотрели ей вслед, даже вампир Микки не стал исключением. Вообще-то он возился с каким-то приспособлением. Наверное, это был телефон с камерой. Мне стало интересно, кому он отправляет картинку. Я задумалась над тем, куда теперь направилась незнакомка.

Терри не хотел знать, как я выяснила, что в карманах неряшливой посетительницы находилось незаконное вещество. Еще одна странность жителей Бон Темпса. Сколько я себя помню, обо мне всегда ходили разные слухи. Даже когда я была ребенком, потому-то мне и пришлось поставить себе ментальную защиту. Несмотря на все доказательства моих способностей, почти всем, кого я знала, было легче относиться ко мне как к странной молодой особе, чем смириться с моим необычным даром. Впрочем, я и не старалась переубедить их. И предпочитала держать рот на замке.

Так или иначе, а Терри сражался со своими собственными демонами. Ему приходилось жить на какое-то жалкое государственное пособие, кроме этого он зарабатывал тем, что убирал бар по утрам и выполнял иные обязанности. Три-четыре раза в месяц Терри подменял Сэма. Все остальное время он ни с кем не общался, и никто не знал, что он еще делает. Общение с людьми изматывало Терри, и такие ночи, как сегодня, отрицательно сказывались на его нервах.

Хорошо, что на следующую ночь, когда все перевернулось с ног на голову, у Мерлотта его не было.

Глава 2

Сначала мне казалось, что все вернулось на круги своя. На следующую ночь в баре было поспокойней. Сэм трудился за стойкой, спокойный и веселый. Казалось, никто, и ничто не может вывести его из себя. Когда я поведала ему о происшествии с торговкой крови, он лишь похвалил меня за сообразительность.

Тара не пришла, и я не смогла поговорить с ней о Микки. А мое ли это дело? Может, это меня и не касается, но определенно беспокоит.

В бар робко вошел Джефф ЛаБефф, явно стыдясь за то, что прошлой ночью поддался на провокации студента. Сэм провел с Джеффом разъяснительную беседу. Об инциденте ему по телефону сообщил Терри.

4
{"b":"531","o":1}