A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
60

– Да. – Я говорила серьезно, о том же свидетельствовал и тон моего голоса. – Ужасно перепугалась.

– Весь город только об этом и говорит, – простодушно заметила Арлена. Не хватало мне еще стать предметом всеобщего обсуждения. – Эй, ты помнишь Дэнниса Пэттибона?

– Пожарного инспектора? – уточнила я. – Ну да.

– Мы с ним завтра встречаемся.

– Так держать, Арлена. Чем планируете заняться?

– Поедем с ребятами на каток в Грэнгере. У него есть дочь, Кэти. Ей тринадцать.

– Похоже, вы повеселитесь.

– Кстати, он сегодня участвует в слежке, – похвасталась подруга.

Я моргнула.

– Ну и кого же он выслеживает?

– Собирают всех полицейских. Они установят наблюдение за стоянками и попытаются поймать снайпера.

Похоже, стражи порядка не учли одного факта.

– А вдруг снайпер их заметит?

– Сьюки, они же профессионалы. По-моему, полицейские знают, как справиться с этой проблемой. – Мои слова обидели Арлену. Внезапно она превратилась в мисс Законопорядочная Гражданка.

– Остынь, – проговорила я. – Просто я волнуюсь. Стражам порядка вообще-то ничего не грозит, если, конечно, среди них нет оборотня. Однако в меня все-таки стреляли. А я ведь не вервольфиха и не двусущая. Не понимаю, с какой стати снайперу понадобилось меня убивать.

– А где зеркало? – поинтересовалась Арлена. Я оглянулась.

По-моему, в ванной, – неуверенно сказала я. Странно, что в собственном жилище я совершенно не знаю, где, находятся те или иные предметы. Пока Арлена поправляла прическу, я выложила еду на тарелку. Надеюсь, я успею ее съесть, покуда она не остыла. Затем я вдруг обнаружила, что стою, словно набитая дура, с пустым пакетом в руках и пытаюсь определить местоположение мусорного ведра. А, ну да. Его еще нет, нужно сходить и купить. Последние девятнадцать лет я жила исключительно в доме бабушки. Мне ни разу не приходилось вести домашнее хозяйство с самого начала.

– Сэм все еще не может водить машину, поэтому не придет к тебе, но он очень за тебя переживает, – раздался голос Арлены. – Ты завтра выйдешь на работу?

– Надеюсь.

– Хорошо. У меня выходной, внучка Чарлси лежит в больнице с пневмонией, поэтому ее тоже завтра не будет, и Холли даже в свою смену не всегда появляется на работе. Даниэль собирается на день уехать из города. В любом случае, это новая девушка, Джада, гораздо лучше Даниэль.

– Ты действительно так считаешь?

– Ага, – фыркнула Арлена. – Не знаю, заметила ли ты, но Даниэль, по-моему, на все наплевать. Посетителям нужна выпивка, они подзывают ее, а ей, кажется, все равно. Она часами треплется со своим бой-френдом и не обращает никакого внимания на крики клиентов.

С тех пор, как Даниэль познакомилась с парнем из Аркадии, она действительно перестала выполнять свои прямые обязанности.

– Думаешь, она уволится? – поинтересовалась я. Несмотря на то, что Арлена куда-то спешила, мы потратили пять минут на обсуждение этой темы. Подруга посоветовала мне съесть еду, пока та еще теплая. Так что, в основном, говорила Арлена, а я активно работала челюстями. Ничего нового мы с ней для себя не открыли, но время все равно провели здорово. Арлена явно наслаждалась посиделками и ничегонеделаньем.

Минус моих телепатических способностей заключается в том, что я видела, когда меня слушают, а когда нет.

Не успела Арлена сесть в машину, как приехал Энди Бельфлер.

Хорошо, что я засунула пакет от еды в ящик, а то с ним выглядела сейчас как полная идиотка.

– Значит, ты все-таки застала Халли, – сказал Энди – очевидная попытка завязать разговор.

– Спасибо, что отдал ей ключи и пригнал мою машину, – поблагодарила я. Энди умел заставить слушать себя

– Халли сказала, тебя из больницы привез какой-то парень. Говорит, он очень, гм-м, занятный. – Энди пытался выудить из меня информацию. Я улыбнулась. Чтобы там ему ни наговорила Халли, это его явно заинтриговало и вызвало ревность.

– Это точно, – согласилась я.

Энди надеялся, что я все-таки расколюсь. Подождав немного и поняв, что я ему ничего не скажу, он перешел непосредственно к делу.

– Я вот зачем приехал. Ты не вспомнила какие-нибудь детали вчерашнего происшествия?

– Энди, я ничего не знаю.

– Но ведь ты увернулась.

– Ох, Энди, – вздохнула я раздраженно. Ему же известно о моем нынешнем состоянии. – Ты же прекрасно знаешь, почему я увернулась.

Бельфлер медленно покраснел. Румянец ему совершенно не шел. Энди – крепкий мужчина и умный полицейский, но в то же время он склонен верить в то, что для многих людей остается за гранью понимания.

– Здесь, кроме нас, никого нет, – заметила я. – А стены такие толстые, что я даже не слышу, как передвигается твоя девушка.

– А есть кто-нибудь еще? – внезапно спросил Энди, его глаза загорелись от любопытства. – Сьюки, есть кто-нибудь еще?

Я поняла, что он имел в виду. Энди никогда не признается, но ему страшно хотелось знать, есть ли в этом мире, помимо вампиров, людей и телепатов, еще какие-нибудь существа.

– Есть, и очень много, – тихо проговорила я. – Другой мир.

Глаза Энди встретились с моими. Его подозрения подтвердились, детектив был заинтригован. У него так и чесался язык спросить меня о сущности тех, кто стал жертвой снайпера – слова уже почти слетели с его губ – однако в последнюю минуту он передумал.

– Может, ты видела или слышала что-нибудь? Ничего подозрительного не заметила?

– Нет, – ответила я. – Ничего. А что?

Энди промолчал, но я его мысли читала, словно книгу. Пуля, извлеченная из ноги Сэма, не совпадала с остальными.

После ухода Бельфлера я попыталась расшифровать мимолетное ощущение, которое вынудило меня увернуться. Слава богу, вчера вечером на стоянке не было ни одной живой души. Иначе я бы ничего не услышала: снайпер находился слишком далеко от меня и излучал очень слабый сигнал. Я почувствовала его злость и решимость, а, прежде всего отвращение. Стрелявший не сомневался в том, что я омерзительное, не имеющее никакого отношения к людям существо. Глупо, конечно, но я обиделась – не очень-то приятно, что кто-то считает тебя мерзкой тварью. Странно, что пуля из ноги Сэма не совпала с остальными. Ничего не понимаю. Нет, объяснений я могу найти сколько угодно, но все они очень надуманные.

Пошел дождь, на окнах на северной стороне дома появились капли. Мне захотелось кому-нибудь позвонить. Предстоящая ночь не внушала мне никакого доверия. А, дождь все сильнее и сильнее барабанил по крыше, я все больше и больше нервничала; скоро совсем стемнеет.

Не понимаю, почему я дергаюсь. Я привыкла жить одна и до сих пор, меня это не смущало. Сейчас я физически ближе к людям, чем когда обитала на Хамминг-берд-роуд, однако ощущаю тоскливое одиночество.

Садиться за руль мне еще нельзя, но необходимо купить для дома кое-какие вещи. Я бы, несмотря на дождь сходила в «Уол-Март», но медсестра настояла, чтобы я не перенапрягала плечо.

Я беспокойно бродила по дому, пока не услышала звук подъезжающей машины. Да, жизнь в нашем городке никогда не угаснет.

Открыв дверь, я увидела Тару в леопардовом плаще. Естественно, я пригласила ее в дом. Тара хорошенько вытрясла мокрый плащ, но я все-таки повесила его на кухне – с линолеума лужи легче вытирать.

Осторожно обняв меня, Тара спросила:

– Как дела?

Я рассказала ей обо всем, что произошло со мной.

– Я волновалась. На работе дел по горло, но я просто была обязана тебя навестить. Я видела костюм в шкафу. Ты ко мне заходила?

– Да, – кивнула я. – Позавчера. А разве Микки тебе не сказал?

– Он что, был дома? Я же тебя предупреждала, – с дрожью в голосе проговорила Тара. – Он тебе ничего не сделал? Это он стрелял в тебя?

– Насколько мне известно, нет. Я, действительно, пришла к тебе вечером, несмотря на все твои запреты. Знаю, очень глупо с моей стороны. Микки действительно пытался меня напугать. Лучше не говори ему, что приходила ко мне. Как он тебя вообще одну отпустил?

41
{"b":"531","o":1}