A
A
1
2
3
...
48
49
50
...
60

Вернувшись к бару, я погрузила Дина в машину и отправилась к следующему месту преступления – к «Соннику». В ночь, когда Хитэр Кинман решила попить молочный коктейль, убийца притаился за зданием, расположенным напротив кафе. Свернув на автомобильную площадку за старыми магазинами, я припарковалась за мойкой «Пэтси», которая вот уже пятнадцать лет функционировала по другому адресу, в более новом и удобном районе Бон Темпса. Между автомойкой и полуразвалившимся магазином «Корма и семена Луизианы» имелось узкое пространство, откуда на «Сонник» открывался отличный вид. Автомобильная кафешка была закрыта, но свет в помещении еще горел. «Сонник» располагался на главной дороге города, поэтому улицу ярко освещали фонари. Я прекрасно видела прилегающие к кафе здания; к сожалению, там, куда свет не проникал, стояла непроглядная темень.

Ищейка вновь обследовала место, уделяя особое внимание заросшему травой участку. Проход между зданиями был настолько узкий, что туда мог поместиться только один человек. Наткнувшись, на какой-то запах, Дин заметно повеселел. Надеюсь, он нашел то, что мы искали.

Вдруг Дин зарычал и посмотрел в мою сторону. Видимо, за мной кто-то стоял. Я нехотя развернулась и увидела голову и торс Энди Бельфлера.

– Черт возьми! Энди, ты меня до смерти перепугал. – Я бы непременно почувствовала приближение детектива, если бы не была столь занята действиями собаки. Слежка, черт бы его побрал. Я совсем забыла о ней.

– Сьюки, что ты здесь делаешь? Откуда у тебя собака?

Я судорожно пыталась придумать хотя бы одно правдоподобное объяснение.

– Я подумала, что к расследованию стоит привлечь собаку. Может, ей удастся что-нибудь найти, – ответила я. Дин, рыча, жался к моим ногам.

– Ну, и когда же ты успела уволиться? – поинтересовался Энди, улыбнувшись. – Я и не знал, что ты теперь следователь.

Все складывалось не так удачно, как я предполагала.

– Энди, давай мы с собакой сядем в машину и уедем. Я больше не буду мозолить тебе глаза и раздражать. – Бельфлер был вне себя от ярости и явно намеревался разобраться со мной, несмотря на ожидающие его последствия.

Энди хотел переделать весь мир, хотел, чтобы он соответствовал его мышлению. И для меня в мире Энди места не было. Мои способности не давали детективу покоя. Я читала его мысли, и они мне не нравились.

Слишком поздно я поняла, что сегодня детектив переборщил с выпивкой. Он вел себя слишком раскрепощено.

– Сьюки, ты не должна жить в нашем городе, – проговорил детектив.

– Я имею такое же право жить здесь, как и ты, Энди Бельфлер.

– Ты – ошибка природы. Твоя бабушка была хорошей женщиной, то же говорят и о твоих родителях. Почему же ты и твой братец совершенно на них не похожи?

– По-моему, со мной и Джейсоном все в порядке, – спокойно произнесла я, но слова Энди глубоко задели меня. – Мы такие же, как все, не хуже и не лучше тебя или Порции.

Энди фыркнул.

Внезапно Дин еще сильнее прижался к моим ногам. Воздух вновь завибрировал. Ищейка тихо зарычала, но на этот раз не на Энди. Пес смотрел в противоположную сторону, вглубь темной аллеи. Я ощутила присутствие еще одного человека. Не вполне обычного человека.

– Энди, – тихо позвала я. Мой шепот вывел Бельфлера из сонного состояния. – У тебя есть оружие?

Энди вытащил из кобуры пистолет, однако лучше мне не стало.

– Брось пушку, Бельфлер, – приказал чей-то до боли знакомый голос.

– Щас, – фыркнул Энди. – Зачем мне это?

– Затем, что у меня ружье побольше, – ехидно и холодно заметил голос. Из темноты на свет с винтовкой в руках вышла Свити Дэс Артс. Она наставила ружье на детектива. Одно неосторожное движение, и повариха немедленно нажмет на курок. Мне показалось, что от страха мои внутренности превратились в желе.

– Энди Бельфлер, почему бы тебе просто не убраться отсюда? – спросила Свити. На ней был комбинезон автомеханика, куртка и перчатки. На повариху в данный момент она совершенно не походила. – Ты мне не нужен. Ты обычный человек.

– Энди мотал головой, пытаясь протрезветь. Однако пистолет он по-прежнему держал наготове.

– Ты же работаешь у Мерлотта поварихой, так? Зачем ты делаешь это?

– Бельфлер, тебе-то мои мотивы должны быть понятны. Я подслушала ваш с оборотнем разговор. Впрочем, может оборотень и не Сьюки, а вот эта собака. Может, этот пес твой друг. – Свити не дала Энди раскрыть и рта. – А Хитэр Кинман вообще в лису превращалась. Омерзительно. А парень, который работает в Норкроссе, Кельвин Норрис, ведь его так зовут? Он принимал обличие пантеры.

– Так в них стреляла ты? И в меня тоже? – Я очень надеялась, что Энди фиксирует каждое мое слово. – Но только знаешь, Свити, я не оборотень. И здесь ты совершила ошибку.

– А пахнешь ты как одна из них, – сказала Свити, уверенная в своей правоте.

– У меня полно друзей среди оборотней; в тот день я обняла нескольких из них. Но я не оборотень.

– Ты общаешься с ними, а значит, заслуживаешь смерти, – ухмыльнулась Свити. – Готова поспорить на что угодно, ты прекрасно с ними ладишь.

– А как насчет тебя? – спросила я. Вторую пулю я получать не собиралась. Свити не назовешь метким стрелком: Сэма, Кельвина и меня она только ранила. Ночью, конечно, прицелиться довольно сложно, но лжеповариха все равно могла бы лучше справиться со своей задачей. – Почему ты мстишь?

– Я лишь жалкое подобие оборотня, – прорычала она. – Меня укусили во время аварии. Этот получеловек-полуволк… эта тварь выбежала из леса и направилась к тому месту, где я лежала. Видимо, его привлек запах моей крови. Эта гребаная тварь укусила меня. А потом, испугавшись шума подъезжающей машины, сбежала. В первое же полнолуние у меня изменились руки! Моих родителей рвало несколько дней.

– А как же бой-френд? У тебя ведь есть парень? – Я продолжала задавать вопросы, пытаясь выиграть время. Энди осторожно и незаметно отодвинулся от меня. Бывшей стриптезерше не удастся застрелить нас одним выстрелом. Конечно же, первой она прикончит меня. Я молилась, чтобы пес убежал, но он преданно стоял у моих ног. Свити не знала точно, является ли собака оборотнем. Странно и то, что, упомянув Хитэр и Кельвина, она напрочь забыла о Сэме.

– Когда я танцевала стриптиз, то встречалась с одним потрясающим парнем, – изрекла Свита, задыхаясь от гнева. – Он не выносил вида моих рук, покрытых шерстью. И каждый раз в полнолуние находил предлог, чтобы уйти из дома. Он ездил в командировки, играл ночью в гольф со своими приятелями, задерживался на совещаниях.

– И сколько ты занимаешься отстрелом двусущих?

– Три года, – гордо ответила Свити. – Двадцать два убитых и сорок один раненый.

– Ужас, – выдохнула я.

– А я горжусь этим, – рявкнула она. – Я отчищаю мир от паразитов.

– И ты всегда устраиваешься в бары?

– Так мне легче определить, кто принадлежит вашему сообществу, – ухмыльнулась Свити. – Но я также работала в церквях, ресторанах и даже больницах.

– О, нет! – К моему горлу подкатила тошнота.

Мои чувства обострились, поэтому я знала, что к Свити крадется какое-то существо. Я ощущала гнев, кипящий в душе приближающегося оборотня. Всеми силами я пыталась сосредоточить внимание поварихи на себе. Однако ей хватило едва слышимого шелеста бумаги; она моментально развернулась, приложила винтовку к плечу и выстрелила. Из темноты раздался визг, а потом душераздирающий вой.

Энди, воспользовавшись моментом, застрелил Свити Дэс Артс. Я вжалась в шероховатую кирпичную стену магазина «Корма и семена» и увидела, как изо рта поварихи пошла кровь. При свете звезд она мне показалась совсем черной. Свити упала на землю.

Пока Энди стоял над ее телом, покачивая пистолетом, я решила выяснить, кто собирался нам помочь. Включив фонарик, я увидела раненого вервольфа. Пуля угодила ему в грудь.

– Вызови скорую – закричала я Энди и зажала рану оборотня, надеясь, что это поможет. Края раны зашевелились: вервольф превращался в человека. Энди все еще пытался совладать с тем, что натворил.

49
{"b":"531","o":1}