A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
60

Я промолчала. У меня не было никакого желания выслушивать еще одного из сверхъестественных существ. Я уже сыта ими по горло.

После того, как в помещении навели порядок и убрали мусор (сюда входило и тело Джексона, над которым слегка поколдовала доктор Людвиг, чтобы потом как-нибудь правдоподобно объяснить его гибель), все члены стаи выстроились перед обнаженным Патриком Фурнаном. Судя по его выправке, победа придала ему уверенности в собственной привлекательности. Фу!

Он стоял на одеяле – красное шерстяное покрывало, какое обычно берут на футбол. Мои губы задрожали. Я окончательно пришла в себя, когда супруга новоявленного лидера стаи подвела к нему русоволосую девушку лет восемнадцати. На ней, как и на Патрике, не было никакой одежды. Впрочем, в отличие от Патрика, ее тело находилось в прекрасной форме.

Какого черта?

И тут я вспомнила о последней части выборов. Патрик Фурнан собирался на глазах у всех присутствующих заняться с этой девушкой любовью. Нет, никто не заставит меня смотреть на это. Я развернулась, намереваясь уйти.

– Ты не можешь, – прошипел Клод. Закрыв мне ладонью рот, он увел меня в конец толпы. Клодин проследовала за нами и встала передо мной, загородив обзор. Я попробовала закричать.

– Заткнись, – разозлился эльф. – Ты нас всех под монастырь подведешь. Если тебя это успокоит, у них такая традиция. Девчонка сама вызвалась. А после Патрик вновь станет примерным мужем. Либби уже родила ему щенка, теперь по обычаю он обязан осеменить девушку. Может, она забеременеет, а может, нет; но такова традиция.

Я закрыла глаза и мысленно поблагодарила Клодин за то, что она заткнула мне уши. Когда все закончилось, стены здания сотряслись от криков вервольфов. Близнецы расслабились и отошли от меня. Девушки в комнате уже не было. Фурнан до сих пор не оделся, но покуда он не шелохнулся, я могла еще мириться с его наготой.

Дабы закрепить статус лидера стаи, вервольфы стали присягать Патрику на верность. Начинали старшие, продолжали младшие. Каждый оборотень лизал тыльную сторону его ладони, а затем подставлял ему свою шею. Когда подошла очередь Элсида, я внезапно сообразила, что сейчас может случиться нечто ужасное.

Я затаила дыхание.

И не только я.

После долгих колебаний Фурнан наклонился и прикусил шею Элсида; я собиралась запротестовать, но Клодин успела закрыть мне рот. Медленно зубы Патрика оторвались от Элсида, не оставив на его коже ни единой царапины.

Вожак Фурнан ясно дал понять, кто здесь хозяин.

Под конец ритуала я настолько устала, что уже совсем ничего не ощущала. Надеюсь, теперь можно уйти? Да. Стая постепенно расходилась, некоторые члены поздравляли Фурнана, а другие покидали комнату, не проронив ни единого слова.

Обогнав вервольфов, я пулей вылетела за дверь. В следующий раз, когда кто-нибудь пригласит меня на битву сверхъестественных существ, я скажу, что мне надо помыть голову.

Оказавшись на свежем воздухе, я замедлила шаг и медленно побрела к машине. Я думала о том, что чувствовал Элсид. Он считал, что я его подвела. Он попросил меня прийти, я пришла; мне стоило догадаться, что Элсид не просто так настаивал на моем присутствии.

Теперь я понимала, что он подозревал Фурнана в нечестности. Элсид заранее предупредил Кристину, союзницу его отца. Она уговорила меня использовать свой дар. Разумеется, я обнаружила, что Патрик Фурнан мошенничает. Его разоблачение должно было обеспечить Джексону победу.

Но все обернулось против Хервекса-старшего. Состязание продолжилось, а ставки выросли. К решению, принятому стаей, я не имела никакого отношения. Но Элсид, переполненный злобой и горечью, почему-то во всем винил меня.

Я попыталась разозлиться, но ничего не вышло. Я только расстроилась еще больше.

Попрощавшись со мной, близнецы сели в «кадиллак» Клодин и с бешеной скоростью умчались со стоянки. Можно подумать, им так уж не терпелось вернуться в Монро. Я и сама была бы совсем не прочь побыстрей убраться, но, к сожалению, не обладаю таким же запасом жизненных сил, как феи. Минут пять или десять я сидела в «малибу» и пыталась настроиться на возвращение домой.

Внезапно я осознала, что думаю о Квинне. Прочитав мысли верзилы, я поняла, что он нашел свой путь. Размышляя, что же он за фрукт, я отвлеклась от жутких картин с разодранной плотью и кровью.

Всю дорогу домой меня преследовали мрачные мысли.

Я вполне могла позвонить Мерлотту и взять очередной отгул. Но, естественно, этого не сделала. На работе я выполняла привычные обязанности: принимала заказы, разносила выпивку, наполняла опустевшие бокалы пивом, складывала чаевые в специальную банку, вытирала столики и напоминала временному повару (вампир Энтони Боливар уже несколько раз приходил к нам на выручку), что его помощник не железный. Но работа не приносила мне никакого удовольствия.

Я заметила, что Сэм чувствовал себя гораздо лучше. Он ерзал на стуле, наблюдая за тем, как трудится Чарльз. Возможно, Мерлотта немного раздражала популярность бармена у посетителей. Вампир очаровал всех. На нем была блестящая повязка, белая рубашка и черный жилет с люрексом – вид, конечно, вызывающий, но, тем не менее, привлекательный.

– У вас, прекрасная леди, сегодня плохое настроение, – проговорил Чарльз, когда я подошла к стойке за стаканом «Тома Коллинза» и ромом с колой.

– Просто тяжелый день, – пробормотала я, пытаясь улыбнуться. Я усердно пыталась переварить то, что произошло в издательстве. Поэтому, когда в баре появились Билл и Шейла, я никак на них не отреагировала. Во мне ничего не шелохнулось даже после того, как они уселись в моем секторе. Я собиралась принести им напитки, но тут Комптон взял меня за руку. Я, словно ошпаренная, отдернула ее.

– Я просто хотел узнать, что с тобой, – смущенно пробормотал вампир. На секунду я вспомнила, как хорошо мне было, когда мы лежали с ним на одной кровати. Я хотела ему все рассказать, но, посмотрев на перекошенное лицо Шейлы, подавила в себе эмоции.

– Я сию же минуту принесу кровь, – весело проговорила я, улыбнувшись во весь рот.

«Черт с ним, – подумала я, – с ним и его кобылой». После этого я стала воспринимать их только как посетителей. Я улыбалась и работала, работала и улыбалась.

Мне совершенно не хотелось общаться с еще одним оборотнем, поэтому я старательно избегала Сэма. Причин злиться на босса у меня не было. Я просто опасалась, что все ему расскажу, если он вдруг поинтересуется причиной моего плохого настроения. Я же пыталась забыть о том, что случилось в издательстве. Вам наверняка знакомо ощущение беспричинного приступа жалости к себе любимому, так ведь? А в данный момент я жалела себя.

В конце концов, мне все-таки пришлось обратиться к Сэму. «Сом» хотел расплатиться за выпивку, выписав чек. У Мерлотта такое правило: не принимать чеки без его разрешения. В баре стоял ужасный гвалт, так что мне не оставалось ничего другого как вплотную подойти к столику Мерлотта.

Я собиралась передать Сэму просьбу «Сома» и тут же уйти. Однако не успела я и рта раскрыть, как его глаза округлились.

– Мой бог, Сьюки, – ошарашено произнес он. – Где ты побывала?

Потеряв дар речи, я отшатнулась. Исходивший от меня запах шокировал Сэма и вызвал у него отвращение. Как же мне надоели все эти оборотни.

– Где ты повстречала тигра? – спросил Мерлотт.

– Тигра? – изумилась я.

Ну вот, теперь понятно, в кого превращается мой новый знакомый, Квинн.

– Расскажи мне, – потребовал Мерлотт.

– Нет, – отрезала я. – Нет. Что мне передать «Сому»?

– Пусть выписывает свой чек. Но если с ним возникнут проблемы, он навсегда потеряет мое доверие. Так ему и скажи.

Естественно, последние слова Мерлотта я «Сому» не передала. Чек и чаевые отправились туда, куда им и следовало.

В довершении всего я зацепилась серебряной цепочкой за угол стойки бара, когда поднимала салфетку, брошенную каким-то остолопом. Цепочка порвалась. Черт. Отвратительный день. Ночь тоже не сулила ничего хорошего.

57
{"b":"531","o":1}