ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я ей, пожалуй, позвоню… — проговорила наконец Рэй.

— Позвони, позвони, — подбодрила ее Амалита. — Телефон там.

И Рэй удалилась — по крайней мере, на время.

— Она же всех мужиков в этом городе перетрахала!.. — не выдержала наконец Кэрри. — Не исключая Мужчину Моей Мечты.

— Ой, золотце мое, я тебя умоляю. Это меня совершенно не волнует, — ответила Амалита. — Если женщина хочет с кем-то переспать, это ее личное дело. Но человек она неприятный. Говорят, она к мадам Алекс в девочки просилась — так даже Алекс решила, что ей такие чумовые не нужны.

— На что же она живет? Амалита приподняла брови. Последовало многозначительное молчание — в конце концов, Амалита была леди до мозга костей: детство на Пятой авеню, выходные балы и прочее, и прочее. Но Кэрри и в самом деле хотелось знать.

— Принимает подарки. Часы «Булгари». Ожерелье от Гарри Винстона. Одежда, машины, бунгало на побережье — да мало ли охотников? И деньги. У нее ребенок. Вокруг полно богатых мужиков, которых можно взять на жалость. Актеры с их миллионами. Они не задумываясь выпишут тебе чек на пятьдесят тысяч долларов. Хотя бы для того, чтобы уйти…

— Ой, да ладно тебе! — продолжала она, глядя на Кэрри. — Только не надо этих удивленных глаз. Ты всегда была наивной дурочкой, золотце мое. Зато у тебя карьера — что есть, то есть. С голоду будешь помирать — не бросишь. А вот мы с Рэй не хотим работать. Я всегда хотела одного — просто жить…

— Только ведь просто жить — тоже непросто, — продолжала Амалита. Она недавно бросила курить, но все равно стрельнула у Кэрри сигарету — за ее спиной тут же возник расторопный официант с зажигалкой. — Сколько раз я тебе звонила в истерике, без гроша, голову некуда приклонить. Мужики много обещают, да мало делают. Нет бы мне стать девочкой по вызову! И главное, проблема не в сексе — если мужчина мне нравится, я все равно с ним пересплю, да только не тот у меня характер. Все время на кого-то работать? Правда, зато уходишь с деньгами.

Она вздернула брови и пожала плечами. — А я… Да что у меня есть? А ведь надо все время за собой следить. Одежда, фигура, тренажерные залы. Массажи, чистки, подтяжки. Все это стоит денег. Посмотри на Рэй. Все себе сделала — грудь, губы, задницу… Она ведь не девочка, золотце, ей уже за сорок. Внешность — ее единственное достояние.

Она ткнула сигарету в пепельницу. — Ну вот зачем я курю? Только кожу порчу. Тебе тоже пора бросать, золотце… А когда я забеременела — нет, ты только вспомни!.. Больная. Без гроша. Комнатушка в вонючей дыре на пару с нищей студенткой — ничего лучше даже позволить себе не могла. Сто пятьдесят баксов в месяц! Пришлось выбивать пособие, чтобы было чем оплачивать врачей, а потом тащиться на автобусе в задрипанную больницу. И что, думаешь, хоть какой-нибудь объявился?! Да я была одна как перст, не считая пары верных подруг! Тут появилась Рэй, покусывая губу. — Я присяду? — спросила она. — Подруга появится с минуты на минуту, а пока я бы что-нибудь выпила. Официант! Водки-мартини. Безо льда.

Рэй присела. Кэрри она в упор не замечала.

— Слушай, хотела поговорить с тобой о Снейке, — обратилась она к Амалите. — Он мне тут рассказывал, у вас что-то было.

— Правда? — удивилась Амалита. — Ну, у нас с ним исключительно интеллектуальные отношения.

— Да что ты? А я-то думала, он просто классный трахаль, который к тому же неплохо относится к моему ребенку, — съязвила Рэй. — Да ладно, я не об этом… Просто не доверяю я ему…

— Он же вроде с кем-то там обручен? — вспомнила Амалита. — Какая-то брюнетка с его ребенком.

— Тьфу ты! Кармелита или что-то в этом роде. Баба-автомеханик. Из какой-то дыры типа Юты. Поехал кататься на лыжах, а по дороге машина сломалась. Погнал ее в автосервис — а тут она со своим гаечным ключом и ногами врастопырку. Не-ет… Ее он сам сбагрить мечтает…

— Тогда вообще раз плюнуть, — заключила Амалита. — Установи за ним слежку. Мне, например, массажистка и горничная все доносят. Подошли к нему массажиста или шофера, и пусть потом тебе все расскажут.

— Гениально! — завопила Рэй. Она разинула свой огромный, намалеванный алой помадой рот и, резко откинувшись на зашатавшемся стуле, зашлась в припадочном смехе. Ее прямые обесцвеченные волосы были вытравлены до белизны. Какой бы чокнутой она ни была, в сексуальности отказать ей было сложно.

— Я всегда знала, что ты клевая! — выговорила наконец она. Ножки стула с грохотом опустились на пол, и она чуть было не уткнулась носом в стол. Весь ресторан уставился на нее. Амалита разве что не икала со смеху.

— Слушай, и чего мы с тобой не поделили? — спросила Рэй. — Никак не пойму.

— Да уж, ума не приложу, — ответила Амалита, которая к этому времени успела успокоиться, и только улыбка все еще не сходила с ее лица. — Может, Брюстера?

— Этого вонючего актеришку?! — поразилась Рэй. — Хочешь сказать, все из-за той чепухи, которую я ему про тебя наплела, чтобы его отбить? Радость моя, да что же мне оставалось делать? У него же самый здоровенный член в Лос-Анджелесе! Когда я его увидела — мы тогда сидели в ресторане, и он взял мою руку и положил себе на ширинку, а я так завелась, что вытащила его член и принялась его гладить, а официантка заметила и заверещала как резаная — такой он был огромный, — и нас выперли из ресторана… Так вот, я еще тогда себе сказала: мое и больше ничье! Таким хозяйством грех делиться.

— Да, он был ничего, — согласилась Амалита.

— Ничего?! Милочка, да он же форменный жеребец, — возмутилась Рэй. — Знаешь, я в этом деле знаток, лучше меня еще ни у одного мужика не было. Но когда достигаешь такого уровня, что-то с тобой происходит. Обычный размер тебя уже не устраивает. Нет, конечно, я с ними сплю, но сразу предупреждаю, что мне тоже бывает нужно оттянуться. Получить свой кайф.

Она не успела еще выпить и бокала мартини, но с ней явно уже что-то творилось — ее несло, как машину без руля.

— О-о, — застонала она. — Это такой кайф!.. Еще, милый, еще… Трахни меня… — И она принялась елозить по стулу — правая рука чуть приподнята, глаза закрыты. — Так, милый, так! О-о! — Она чуть взвизгнула и открыла глаза.

Теперь она смотрела на Кэрри в упор, как будто только сейчас ее заметила.

— Как тебя зовут, милочка? — внезапно спросила она. У Кэрри перед глазами живо встала картина очередной тусовки: Капоте Дункан имеет Рэй на диване на глазах у изумленной публики.

— Кэрри, — ответила она.

— Кэрри? — переспросила Рэй. — Мы раньше встречались?..

— Нет, — ответила за нее Амалита. — Она супер. Наш человек, только из интеллектуалов. Писательница.

— Напиши про меня, — предложила Рэй. — Такой бестселлер выйдет, уж можешь мне поверить. Как меня жизнь только не трепала. Но ничего, я живучая. — Она посмотрела на Амалиту, ища поддержки. — Мы обе живучие. Остальные-то пообломались… Сандра…

— Только что из лечебницы, работает круглые сутки, нигде не бывает, — отрапортовала Амалита.

— Габриэла…

— Девочка по вызову.

— Мэрит…

— Свихнулась. Наркота, потом психушка.

— Ах да, я что-то слышала, — вздохнула Рэй. — Вроде она у тебя истерику закатила, и тебе ее в психушку тащить пришлось.

— Она уже вышла. Работает. Связи с общественностью.

— Половые? — съязвила Рэй. — Они-то небось рассчитывали ее знакомствами попользоваться, только она уже вообще ничего не соображает, еле языком ворочает. Сидит себе как овощ, пока они ее записные книжки перетряхивают.

Кэрри невольно рассмеялась. Рэй косо зыркнула на нее:

— И ничего смешного.

8

Менаж в Манхэттен!
Семеро мужчин — и Неизбежный Вопрос

Ужинаю с приятелем. Уговариваем вторую бутылку «Шато Латур» восемьдесят второго года. Может, это наше третье свидание, может, десятое. Неважно. Потому что в конечном итоге все равно неизменно утыкаешься именно в это. В Неизбежное.

— Мммм…. — начинает он.

13
{"b":"5313","o":1}