ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Миранда вскинулась, пробормотав себе под нос: «Я-то, может, и сука, только куда уж мне до тебя», — и почему-то вспомнила, как к концу нескончаемого вечера у их остепенившейся подруги им подали низкокалорийный морковный пирог в низкокалорийной сливочной глазури, а к нему вилочки из серебра высшей пробы, наточенные, как орудия убийства.

К ней подошел мужчина. Дорогой костюм, явно сшитый на заказ. То есть до мужчины ему, положим, оставалось еще расти и расти — на вид ему было лет тридцать пять, не больше. Но держался ничего.

Миранда как раз заказывала себе двойную порцию водки с тоником, и он не преминул этим воспользоваться:

— Что, жажда замучила?

— Нет, голод. Еще вопросы?

— Сейчас накормим, — ответил незнакомец — на этот раз с заметным французским акцентом.

— Когда понадобится, я сообщу, — ответила Миранда и собралась уходить. У нее скулы сводило от этой тусовки, но домой, с другой стороны, тоже не тянуло. Сидеть дома и страдать от одиночества было не лучшей перспективой. К тому же алкоголь уже успел ударить ей в голову.

— Гай, — представился он. — У меня галерея на Семьдесят девятой.

Она обреченно вздохнула:

— Ну еще бы…

— Может, ты о ней даже слышала…

— Так вот, Гай… — начала она.

— Да? — с готовностью откликнулся он.

— Ты можешь достать членом до собственной задницы?

Гай хитро улыбнулся. Пододвинулся поближе. Положил руку ей на плечо.

— Конечно, радость моя.

— Ну вот пошел бы и сам себя трахнул!

— Ой, да ладно тебе! — дружелюбно усмехнулся Гай, и Миранда задумалась, действительно ли этот тип дурак или просто француз. А он схватил ее за руку и потащил на второй этаж. Она не особенно сопротивлялась, решив, что мужчина, способный сохранять хладнокровие после того, как его так опустили, не столь уж и плох. В итоге они оказались в спальне, на кровати с красным шелковым покрывалом. У француза оказался кокаин. Они начали целоваться. В спальню то и дело заходили какие-то люди.

Каким-то образом они очутились в здоровенном стенном шкафу. Деревянные панели, вешалки для пиджаков и брюк, полки для кашемировых свитеров и ботинок… Миранда пробежалась глазами по лейблам: Сэвил-Роу — скукотища.

Она обернулась. Гай был тут как тут. В дело пошли руки. Чулки поползли вниз. Ширинка расстегнулась, являя взору мужское достояние — здоровенный тугой кошель.

— Что, такой большой? — выдохнула в трубку Кэрри.

— Большой. Причем французский, — ответила Миранда (фу, какая пошлость!).

А потом, когда все было кончено, он произнес:

— Ты только смотри не сболтни моей подруге. — И напоследок, может, для пущей убедительности, запечатал ей рот французским поцелуем.

И понеслось: девушка, с которой он живет вот уже два года и вроде как они помолвлены, да только он еще и сам не решил, хочет ли жениться, а с другой стороны, они все-таки живут вместе, так что деваться некуда.

Короче, приехали — та же Клоуз, только в профиль.

На следующий день Гай где-то раздобыл ее телефонный номер и позвонил, уговаривая встретиться.

— И вот из чего нам приходится выбирать, — заключила Миранда.

Ньюберт волнуется

Часов в двенадцать Кэрри позвонил Ньюберт, муж Белл, разыскивая жену.

— Если бы она умерла, я бы об этом знала, — ответила Кэрри.

Инженю на роликах

Теперь о Саре, которой, по словам Миранды, в четыре часа утра взбрело в голову покататься на роликах у себя в подвале. Пьяной. Тридцативосьмилетней.

Взрослая баба в образе инженю — можно представить себе что-либо менее привлекательное? Вряд ли.

Но с другой стороны — что же ей оставалось делать? Ей под сорок, она не замужем, но ведь хочется иметь кого-нибудь рядом. А мужчины, как мы уже усвоили, падки на молодость. Даже те коровы с девичника были моложе ее, когда выходили замуж. Может, ей вообще больше ничего не светит. Вот она и напялила ролики, мотая круги по подвалу в компании своего двадцатипятилетнего кавалера — вместо того чтобы заниматься с ним сексом. Он-то был только «за», но она боялась, что покажется ему слишком старой.

— Ой, приве-е-ет! — произносит она в трубку, когда Кэрри звонит ей узнать, как дела. Сара валяется на диване в своей крошечной, но идеальной двушке в высотке на Второй авеню. — Да все хорошо-о-о. С ума сойти, правда?! — продолжает она неестественно-восторженным голосом. — Подумаешь — лодыжка. Зато какие там медбратики! И Люк от меня ни на шаг.

— Люк?

— Вообще-то Лукас. Такой зайчик. Мой новый кавалер. — Она захихикала. Омерзительнейший звук.

— Да где ты ролики-то раздобыла?!

— Он в них пришел на вечеринку. Ну не прелесть?!

Гипс снимут через полтора месяца, а пока Саре придется ковылять как есть, худо-бедно занимаясь своим пиаром. Страховки по нетрудоспособности у нее нет. Компания на ладан дышит.

Так это лучше, чем муж и домик в деревне? Лучше или хуже? Лучше или хуже?

Кто его знает…

Белл в «Карлайле»

Звонит Белл. Она в отеле «Карлайл». Что-то несет про какого-то вайд-ресивера из «Майами долфинз». Про клуб «Фредерике». Затем про своего мужа, Ньюберта, и соус к спагетти.

— Я делаю классный соус, — говорит она. — Из меня отличная жена.

Кэрри соглашается.

Оказывается, не успела она вернуться с девичника, как тут же разругалась с Ньюбертом и ушла, хлопнув дверью. Пришла во «Фредерике». Там-то она и повстречала своего вайд-ресивера. Он ей весь вечер твердил, что муж ее недостаточно любит.

— Да что ты в этом понимаешь?! — отвечала Белл.

— Я бы тебя все равно больше любил, — заверил он.

Она только смеялась в ответ, а потом сбежала и от него, сняв себе номер в отеле «Карлайл».

— Подожди, мне тут коктейли принесли, — произносит она скороговоркой, а затем продолжает: — Может, Ньюберт волнуется за свой роман, который недавно отправил в издательство. А может, все из-за того, что я не хочу детей. По крайней мере, до тех пор, пока он не продаст роман. А ведь забеременеешь — и прощай вольная жизнь! Так надо хоть сейчас нагуляться…

Все дороги ведут в «Бэби-долл»

Вернувшись в город и отзвонив Мужчине Ее Мечты, Кэрри отправилась в бар «Бауэри». Там же оказалась и Саманта Джоунс, кинопродюсер лет сорока и лучшая подруга Кэрри. Иногда.

За столиком Саманты уже водрузился Баркли, перспективный двадцатипятилетний художник и охотник за модельными юбками.

— Может, как-нибудь заглянешь в мою мастерскую? Я был бы рад, — проворковал он, отводя с глаз белокурую челку.

Саманта раскурила кубинскую сигару и, глубоко затянувшись, выпустила сизый дым ему в лицо.

— Не сомневаюсь. Только с чего ты взял, что мне понравится твоя мазня?

— А это и необязательно, — ответил Баркли, — главное, чтобы я тебе нравился.

Саманта недобро улыбнулась.

— Подрасти сперва. Я не связываюсь с мужчинами младше тридцати пяти. Опыта маловато.

— Да ты сначала попробуй, — ответил Баркли. — Или на худой конец купи мне выпить.

— Мы уже уходим, — ответила Саманта. — Пойдем искать местечко повеселее.

Искать пришлось недолго. «Бэби-долл». Стриптиз-клуб в районе Трибека. Избавиться от Баркли им так и не удалось, пришлось взять его с собой. Саманта с Кэрри резонно рассудили, что мужская компания в стриптиз-клубе не повредит. К тому же у него было с собой покурить. Они покурили в такси, а когда вышли у клуба, Сэм схватила Кэрри за руку (что было ей отнюдь не свойственно) и выпалила:

— Слушай, так что там у вас с Мужчиной Твоей Мечты? Не доверяю я ему.

Кэрри задумалась, что бы на это ответить, поскольку история повторялась из раза в раз — стоило ей найти себе мужчину, как Сэм тут же начинала отравлять ей существование своими сомнениями, вбивая клин в едва зарождающиеся отношения. Она ответила:

— Не знаю, по-моему, я по уши влюблена. Сэм спросила:

— Он хоть понимает, как ему повезло? Ему же страшно повезло!

21
{"b":"5313","o":1}