ЛитМир - Электронная Библиотека

Они укрылись за выступом мадрепоровых кораллов, и мадам Жонас больше не видела их. Оглушенное животное оставалось спокойным во время великолепного и комичного обеда спасенных мореплавателей, которые пили и не могли оторваться.

Боже, какое упоение! Какое блаженство! О, это замечательное молоко, густое, сладкое, теплое, пенящееся, столь же питательное и вкусное, как у коров в долине Ож.

Невольные робинзоны были ненасытны. Но их можно понять, если вспомнить о постигших их лишениях и страданиях.

С тех пор как друзья покинули «Морган», юношам не приходилось пить ничего, кроме кокосового молока, которое им осточертело, и пальмового вина, горячившего их кровь.

Почти четверть часа Тотор и Меринос с жадностью упивались молоком. Наконец Тотор остановился и проговорил, размазывая по лицу живительную влагу:

— Уф! Больше не могу. Надулся до безобразия, как теленок.

— А я как young whalenote 94.

— Да, как китенок, это точней. Прекрасный обед! Ах, мадам Жонас, дорогая благодетельница, как вы милосердны! А ты, дорогой мой отец, герой легенд! Если бы ты мог взглянуть на своего малыша! А вы, король шерсти! Почему не дано вам лицезреть вашего наследника в шутовском колпаке, сосущего кормилицу-китиху!

Меринос, который вновь обрел хорошее настроение, расхохотался и продолжал:

— Это уж верх несуразицы! Как жаль, что нечем сфотографировать! Какую открытку можно было бы послать! А то на слово никто не поверит.

— Черт возьми, наше слово твердо! И если кокосовая пальма служила нам соской, почему бы не взять в кормилицы китиху? Не поверят — тем хуже для них! А теперь будем оперировать мадам Жонас.

Парижанин крепко ухватил обеими руками длинное костяное острие и потянул изо всех сил, а Гарри, упершись в скалу, удерживал лодку.

— Черт возьми, глубоко сидит.

Китиха шумно дышала и вздрагивала.

— Ну-ну, не шевелитесь, мамаша Жонас, это для вашего же блага!

Тотор снова дергал, качая острие из стороны в сторону. Бивень шатался в ножнах из живой плоти. Обильно текла кровь, забрызгивая хирурга, который тужился, стонал и кряхтел.

— Пошло, пошло! Держись, старушка! И главное, чур, без оплеух!

Тяжелый бивень стал понемногу подаваться и наконец неожиданно выскочил из раны.

Китиха содрогнулась всем телом.

Плюх! Бивень упал в воду, увлекая за собой парижанина, который барахтался и кричал:

— Не было бобо! Прошло как по маслу! Прекрасная ванна! Заодно можно поплескаться в приливе. Отведи лодку к берегу, а я за тобой вплавь.

Через пять минут друзья выбрались на берег. Ничуть не расслабленный послеобеденным купанием, Тотор встряхивался как собачонка, вытягивая «Нарвала» на сушу.

— Солнце садится, пора в постельку.

— Жестковата эта bednote 95, но мы слишком устали.

На берегу — тонкий песок, усеянный кусками белых, как снег, кораллов. Молодые люди раскидали ногами мадрепоры, расчистили себе маленькие площадки, улеглись и тут же заснули.

Утром они позавтракали молоком: мадам Жонас все еще лежала на берегу. Путешественники получили обильную и питательную еду.

Насытившись, они наполнили свое судно песком и кораллами, чтобы не дать ему пересохнуть. Этот тяжелый труд из-за отсутствия инструментов занял почти весь день. Вечером друзья рассчитывали вплавь добраться до китихи и попросить у нее ужин, но она уже снялась с мели и резвилась посреди бухты, высоко выбрасывая фонтан и медленно выбираясь в открытое море.

— Не повезло! — пожалел Тотор. — А я-то надеялся приручить мадам Жонас и устроить здесь образцовый молочный завод! Мы бы делали китовые сыры типа грюйера, камамбера, честераnote 96 и двойного сливочного. Увы, несбыточные мечты.

— Придется лечь без ужина.

— Аминь!

Путешественники снова улеглись на песке, но бесчисленные жгущие, колющие укусы мешали им сомкнуть глаза. Накануне вечером Тотор и Гарри настолько устали, что ничего не почувствовали, но сегодня! Легионы песчаных блох накинулись на них, кусали, свербили — поистине адская мука.

Устав ворочаться, друзья поднялись, отступили во мрак на несколько сот метров, и повалились на слой ила.

Восход солнца принес избавление.

В одном лье от бухты начинался лес. Пустые желудки погнали подростков к огромной зеленой стене, закрывавшей окрашенный пурпуром горизонт.

Несмотря на весь свой оптимизм, парижанин начал роптать:

— Все-таки надоедает постоянно бороться за похлебку. Хочется минуту побыть жалкими путешественниками-любителями, людьми на прогулке, которые могут и порадоваться жизни! В Австралии были еще цветочки!

— О да, дружище, то были цветочки! Мы — робинзоны волн, робинзоны песков, робинзоны лесов, бродячие робинзоны… да, наша жизнь сурова. Ох, попадись мне этот мерзавец Дик!

— Думаю, он от нас не уйдет. Вот тогда ему придется дорого заплатить за наши беды и невзгоды! А пока суд да дело, нужно что-то придумать.

Придумать-то нужно, но им не везло.

Вскоре путешественники были уже в лесу — великолепном, но совершенно бесплодном.

В зарослях мускатных деревьевnote 97 находят себе пищу голуби самой разнообразной расцветки, взлетающие стаями с шумом громового раската. Среди них — голубые с пурпурной шапочкой, зеленые с сапфировым хохолком, фиолетовые с блестками золота. Чудесная россыпь драгоценных камней, под которой живая плоть, сочная и душистая.

— Я бы их прямо сырыми съел! — сглотнул слюну Тотор. — Эх, где ты, мое ружье!

Тут и там возвышались огромные тиковые деревья, эвкалиптыnote 98, голубые камедные деревьяnote 99, магнолииnote 100, усыпанные нежными фиолетовыми цветами, утыканные шипами акации, гигантские папоротники, саговникиnote 101, хвощиnote 102, казуарины… note 103

— Ничего стоящего нет, пошли дальше!

По земле стелились мхи, нога погружалась в них чуть не до колена, росли огромные, как зонтики, грибы, поляны заполняли плауны-ликоподиумыnote 104 с мелкими листочками, потом появились заросли неизвестных растений, в которых изредка проскальзывала игуанаnote 105, змея или просто пальмовая крыса.

Истекая потом, измученные невыносимой жарой, с урчащими от голода животами молодые люди уже начали отчаиваться.

Но зоркий, внимательный глаз парижанина заметил каких-то толстых белых червей, скорее гусениц, карабкающихся по ветвям невысокой, не более пяти метров, широкоствольной пальмы.

Личинки красивого белого цвета с перламутровым оттенком, длиной сантиметров тридцать пять и толщиной в ружейный ствол обгладывали пористую кору и устраивали себе просторные гнезда.

— Повезло! — Тотор подскочил от радости. — Наконец есть чем перекусить… Думаю, не слишком рано для завтрака?

— Питаться червями, гусеницами? Мерзость! Тьфу!

— «С удовольствием» или «тьфу» — это уж как тебе нравится, дружище. Но вкусно! Это пальмовые черви, их пища — все то же вино, что мы пили, живут они в коре, как крысы в норах.

— Ты уверен?

— Отец их ел. Когда рассказывал, у него слюнки текли. Начали! Раз-два!

Он схватил личинку, напоминающую ломоть колбасы, не колеблясь, отхватил зубами изрядный кусок и тут же радостно проглотил его.

вернуться

Note94

Китенок (англ.).

вернуться

Note95

Кровать, постель (англ.)

вернуться

Note96

Грюйер — сорт швейцарского сыра; камамбер — французский сыр, приготовленный из цельного коровьего молока; честер — английский сыр, который впервые стали изготовлять в городе Честере.

вернуться

Note97

Мускатное дерево (мускатник) — вечнозеленое дерево семейства мускатниковых, включающего около 120 видов. Культивируется в тропиках из-за мускатных орехов и мускатного цвета, используемых как пряности.

вернуться

Note98

Эвкалипты — вечнозеленые деревья семейства миртовых. Высота до 100 м. Обладают ценной негниющей древесиной. Листья и масло из семян используют в медицине.

вернуться

Note99

Камедные деревья — невозможно определить, какие именно деревья имеет в виду автор, так как упругую и клейкую смолу — камедь дают многие деревья и кустарники.

вернуться

Note100

Магнолии — деревья семейства магнолиевых с крупными душистыми цветами и блестящими восковатыми листьями.

вернуться

Note101

Саговники (цикадовые) — тропические и субтропические древовидные голосеменные растения (около 130 видов), высотой до 20 м со стволами необычной формы (редькообразными, колоннообразными и т.п.).

вернуться

Note102

Хвощи — многолетние травянистые растения, сильно разветвленные, с листьями, превратившимися в чешуйки.

вернуться

Note103

Казуарины — деревья семейства казуариновых (около 60 видов), высокие, с тонким и стройным стволом.

вернуться

Note104

Плауны-ликоподиумы — споровые травянистые растения.

вернуться

Note105

Игуана — тропическая ящерица семейства игуан, включающего до 700 видов. Длина от нескольких сантиметров до 2 м; многие игуаны ярко окрашены, имеют на спине пластинчатый гребень.

17
{"b":"5315","o":1}