1
2
3
...
26
27
28
...
55

Значит, придется перешагнуть через лежащие вокруг трупы или обойти их! Девушек пробирала дрожь, когда они уходили, преследуемые застывшими взглядами мертвых глаз.

Тотор и Меринос собрались снова взвалить на себя гроздь бананов, оставшуюся на берегу ручья. Но Дженни, которая только что подобрала паранг, выскользнувший из рук одного арфака, жестом остановила их. Она быстро прицепила оружие к поясу саронга и, подхватив тяжелую гроздь фруктов, взвалила себе на плечи.

— Она не слабей двух мужчин! — воскликнул Тотор.

— И к тому же привыкла к тяжелой ноше, — добавил Меринос.

— Знаешь, пусть меня сочтут недостаточно галантным кавалером, но согласен, пусть поступает как хочет, зато у нас руки свободны, а это очень важно. Спасибо, Дженни, спасибо!

И снова на север. Друзья на ходу обсуждали бой, короткий, но такой ожесточенный и кровавый.

Тотор никак не мог опомниться от удивления — настолько поразила его сноровка девушек, особенно Нелли, которой едва исполнилось пятнадцать лет.

— Ничего странного, — ответил Меринос. — Ты ведь знаешь, что я без ума от стрелкового спорта.

— Да, я видел, ты здорово стреляешь.

— Так вот, в моей ловкости нет ничего удивительного, это увлечение многих молодых американцев. Из любви к стрельбе я велел установить во всех своих резиденциях ball-trapp. Знаешь, что это такое?

— Да, машинки на пружинах, которые автоматически выбрасывают глиняные тарелочки.

— Правильно! Так вот, каждый день я расстреливал сотню патронов. Нелли понравилась эта игра. Ей захотелось принять в ней участие, и я был счастлив стать учителем. Сестре удавалось, честное слово, разбить девяносто тарелочек из ста, как чемпионам!

— Великолепно!

— Так что, понимаешь, черномазые, которые побольше наших глиняных тарелочек, были легкой мишенью для такой мастерицы.

Маленькая армия продолжала марш через лес. Ведомая Тотором, который все время посматривал на компас, она неуклонно продвигалась на север.

Друзья никого не видели, никого не встречали. Поверхностный наблюдатель мог бы успокоиться. Однако генерал Тотор был озабочен, хмурил брови и покачивал головой, не доверяя абсолютному затишью: оно казалось неестественным. Что-то говорило парижанину, что за его армией шпионят, следят, вокруг лазутчики, которые как ищейки идут по следу. Тотор хотел бы идти дальше, но ночь и непомерная усталость заставили беглецов остановиться.

Известно, что на экваторе день начинается и кончается внезапно. Особенно это поражает вечером, когда после захода солнца сумерки едва заметны, коротки.

В шесть часов дневное светило скрылось, и менее чем через десять минут наступил полный мрак. Неопытный путешественник, застигнутый внезапной темнотой, не успевает даже подготовить себе ложе. Но давно уже привыкшие к приключениям друзья чувствовали приближение ночи. Деревья и кусты скрывали от них горизонт и, следовательно, заход светила, однако нервы, интуиция или быстрая адаптация к кочевой жизни подсказали: ночь близко. Осмотрительный Тотор остановился, вгляделся в вершины деревьев, принюхался и сказал:

— Через минуту великий газовщик выключит свой счетчик, и будет черно, как в дымоходе… Привал! Быстро! Устраиваем лагерь… тут — для леди, а тут — для джентльменов… вместо матрацев — земля, а вместо кровли — листья. Вам, девушки, эта большая, красиво цветущая мимозаnote 152, а нам — толстая акация, благоухающая сандаловым деревомnote 153. Трава и мох будут общими.

— Прекрасно сказано, генерал! Будем стелить постели.

Они сложили оружие и патроны к корням деревьев, а Дженни уложила между ними провиант. Сделав это, папуаска срезала парангом большую покрытую листьями ветку и принялась изо всех сил колотить по траве и мхам.

— Неглупо! — заметил Тотор. — Она выбивает матрац, чтобы прогнать насекомых. Поступим так же и мы.

— Хоть блох нет, как там, на песке, в бухте миссис Жонас, — улыбнулся Меринос.

— Нету, но зато здесь пауки, крабы, скорпионы, сороконожки, муравьи-бульдоги и даже зловредные змейки. Бейте! Бейте сильней! Лучше будете спать!

Оставалось всего пять минут на ужин. По пять бананов каждому! Нет ничего проще и скромней этой еды. Здоровая, сытная пища, которая не требует ни приготовления, ни приправ.

— К тому же, — серьезно заметил Тотор, — раз нет костей, можно есть не глядя, в темноте.

Ночь уже наступила. Армия на ощупь добралась до своих квартир, которые находились всего в десяти метрах, и стала укладываться на пахучей траве.

— Спокойной ночи, мисс Нелли! Спокойной ночи, мисс Мэри! Спокойной ночи, Дженни!

— Спокойной ночи, генерал! Спокойной ночи, мистер Гарри!

Бедная Дженни не ответила ничего, и ясно почему! Девушки тесно прижались друг к другу, а папуаска у них в ногах села на корточки в странной позе, свойственной некоторым черным племенам, которые любят спать, положив голову на руки, а локти на колени.

Но она прислушивалась и всматривалась, пока Меринос и Тотор спали как убитые.

Конечно, Нелли и Мэри проявили во время боя чрезвычайное бесстрашие, особенно если учесть их молодость и ужас перед каннибалами. Несмотря на опасность, хрупкие девушки устояли и не дрогнули. Однако, по мере того как кромешная пещерная темнота окутывала лес, ими все более овладевала тревожная дрожь, сотрясая с головы до ног. Сердце учащенно билось, к горлу подступала непонятная дурнота.

Девушки не могли заснуть, ворочались, потягивались, таращили во мраке глаза, чтобы увидеть своих близких, но перед ними по-прежнему расстилался мрак!

Они испытывали неодолимую жажду действия, хотелось встать, двигаться, что-то предпринять, но приходилось лежать неподвижно.

— Мэри, вам страшно? — спросила Нелли подругу тихим, как дуновение ветерка, голосом.

— О да, мисс Нелли, я очень боюсь!

— Чего же, Мэри?

— Не знаю, мисс Нелли. Всего и ничего.

— Вот и я точно так же. Может быть, это усталость или жар… Или воспоминание об ужасной битве… Незнакомые звуки леса раскалывают мне голову, пронзают сердце.

— Мисс Нелли, ничего страшного! Да, небольшой жар, нужно поспать. Придвиньтесь, положите голову мне на плечо, закройте глазки, как ребенок. А теперь спите!

Сам по себе лес не грозил почти ничем. За малыми исключениями фаунаnote 154 Новой Гвинеи, как дневная, так и ночная, совершенно безобидна. Она похожа на австралийскую — в ней нет опасных плотоядных хищников, которые водятся на соседних больших малайских островах.

Странные существа привычно кишели в темноте, заполняя ее криками, топотом и шорохами.

В ветвях деревьев суетился любопытный клан летучих мышей, которых там видимо-невидимо, начиная от совсем миниатюрной никтеры до гигантской филлосомы, чьи крылья раскрываются как зонтики. Мыши тихо порхали прямо над спящими, хватая насекомых — свой корм.

Семьи опоссумовnote 155, сумчатых куницnote 156 и кускусовnote 157 кувыркались и раскачивались на хвостах, испуская

пронзительные крики, заглушающие страшный рев лягушки-быкаnote 158.

Был тут и древесный кенгуру, замечательный прыгун, который, отталкиваясь ногами, забирается на самые высокие деревья, превращая их ветви, на которых и у обезьяны закружилась бы голова, в воздушные пастбища.

Тут и там охотились на мелкую дичь змеи, а кабаны сшибались клыками и с бессмысленным хрюканьем тяжело проносились мимо.

Мириады насекомых жужжали, летали, ползали, бегали, забираясь в колосья, набрасываясь на ягоды, точа фрукты, высасывая нектар из цветов, грызя почки, работая коготками, хоботками и челюстями. Полчища крошечных кровожадных москитов, этих ненасытных вампиров, набрасывались на белую кожу и буравили ее насквозь, вливая жгучий яд…

вернуться

Note152

Мимоза — род растений семейства бобовых, перистые листья которых сжимаются при самом легком прикосновении.

вернуться

Note153

Сандаловое дерево — вечнозеленое дерево семейства санталовых с красивой и душистой древесиной.

вернуться

Note154

Фауна — животный мир.

вернуться

Note155

Опоссум — американское сумчатое млекопитающее, крупная сумчатая крыса с пушистой пестрой шкуркой и голым хвостом.

вернуться

Note156

Сумчатая куница — сумчатое млекопитающее семейства шерстохвостов, небольшое, величиной с кошку, с серым или бурым с белыми пятнами мехом и пушистым хвостом.

вернуться

Note157

Кускус — лазающее сумчатое млекопитающее с длинным цепким хвостом; длина тела от 35 до 65 см.

вернуться

Note158

Лягушка-бык — крупная, длиной до 20 см и весом до 600 г лягушка; самцы громко «мычат», отсюда и название.

27
{"b":"5315","o":1}