1
2
3
...
28
29
30
...
55

— Все обойдется… Гарри, Тотор, добрая моя Мэри… друзья, брат мой любимый! Я… я не вижу вас больше, я засыпаю!

— Она же умирает! — всхлипнул Гарри, а Тотор, бледней самой Нелли, смотрел на нее безумным взглядом.

Бедные друзья, такие храбрые перед лицом опасности, как молнией были поражены неожиданной бедой. Бесстрашие готовых к бою мужчин, хладнокровие невозмутимых бойцов, находчивость искателей приключений — все это испарилось перед лицом внезапной напасти, поразившей сестру, подругу.

Только рассудительная и энергичная Мэри сохранила завидное спокойствие.

— Господа, — властно распорядилась она, — принесите воды. Вы, Дженни, останьтесь. Пожалуйста, поскорей, прошу вас. Я отвечаю за все.

Воды! Она тут совсем недалеко! На карте, которую непрестанно изучал Тотор, была обозначена река. Юноши ушли и, пройдя лесом около пятисот метров, нашли по правую руку поток, несущий свои воды на север. Быстро наполнив каски, они бегом — не прошло и десяти минут — возвратились. За это время Мэри расстегнула одежду больной и с помощью Дженни принялась растирать ей руки и грудь; затем, видя, что Нелли лежит недвижно, сжав губы, закатив глаза, стала умело делать ей искусственное дыхание.

Когда вновь появились задыхавшиеся, бледные друзья, Нелли глубоко вздохнула и открыла глаза. Она увидела их, попыталась улыбнуться, хотела что-то сказать, но не смогла. Тем не менее эти первые движения успокоили путешественников.

— Что с ней, мисс Мэри? — спросил Тотор срывающимся голосом.

— Вы видите, ей лучше, гораздо лучше, — ответила девушка.

— Наверно, тепловой удар, мисс Мэри?

— Да, месье, тепловой удар. Он мог быть смертельным. Но потребуется всего лишь день отдыха.

В глазах друзей мелькнуло отчаяние. Меринос прошептал:

— Через двенадцать часов, а может быть, и раньше, появятся бандиты, преследующие нас по пятам, как свора собак. Верно, Тотор?

Парижанин кивнул и после минутного раздумья сказал:

— Это уж точно, как пить дать! И все же мисс Нелли необходимо отдохнуть, и не двенадцать, а все двадцать четыре часа. А нам нужно ускользнуть от проклятого Дика…

— Но это невозможно!

— Попробуем! Мне кое-что пришло в голову.

— О, Тотор, у тебя наверняка есть план, какая-то гениальная идея, из тех, что так часто выручали нас в самых отчаянных ситуациях!

Тем временем Мэри взяла одну из наполненных водой касок и щедро облила лицо больной, которая понемногу возвращалась к жизни.

Гарри опустился на колени рядом с сестрой и поцеловал ее в лоб:

— Надейся, дорогая моя сестренка! Надейся. Лежи спокойно и, главное, ничего не бойся. Вот увидишь, наш Тотор еще раз спасет нас.

Девушка вяло протянула руку парижанину, пытаясь изобразить шаловливую улыбку, придававшую ей невыразимое очарование, и прошептала:

— Спасибо, генерал!

Тотор, восторженно глядя на сестру Гарри, пожимал ее слабую кисть.

— Вы так напутали нас, мисс Нелли! Мы совсем потеряли голову. Если б не мисс Мэри, еще неизвестно, чем бы это кончилось! Но хватит болтать, у нас всего десять минут, чтобы устроить носилки…

— Носилки! Не хочешь ли ты нести на них Нелли через…

— Вот именно! До реки.

— А потом?

— Потом — увидишь! А сейчас нужно хорошенько поработать.

Они работали так хорошо, что менее чем через полчаса, без толчков и сотрясений, с бесконечными предосторожностями донесли девушку до реки.

Носильщики бережно положили ее на второпях устроенное ложе из папоротника, а затем Тотор скомандовал:

— Теперь все за работу! Мисс Нелли, вы будете наблюдать за нами, если только не захотите поспать. Начнем! Сначала дамы… Мисс Мэри, вы, конечно, видите на берегу красивые листья великолепного темно-зеленого цвета, похожие на камышовые. Должно быть, это и есть phormium tenax…

— Тотор, — прервал его Меринос, — ты просто кладезь премудрости!

— Скажем даже — пропасть, и не будем больше об этом. Я продолжаю. Мисс Мэри, пожалуйста, вместе с Дженни срезайте самые длинные, не меньше двух метров, и связывайте концы. Они толстые, волокнистые и послужат нам прочными канатами. А мы, Мериносик, пойдем валить эти огромные, как в Австралии, шесты, у которых такие красивые тонкие листья, посеребренные снизу.

— Да, генерал, но какие они твердые! Похожи на солому, но толще ноги и высотой метров под двадцать.

— Ну да! И ты не знаешь, что это такое?

— Нет.

— Это просто бамбук. Здесь — его излюбленные места, и он растет вольготно, во всю мощь. Пустой внутри, как печные трубы, сухой, как рог, будет плавать как пробка, и из него получится самый шикарный в мире плот!

— Браво, браво, Тотор! Да, на плоту мы быстро спустимся вниз по течению!

Болтая, они рубили изо всех сил. Косо срезанные стволы бамбука наклонялись и тяжело падали. Вот на земле оказалось уже штук двадцать. Тотор разрубал их на равные десятиметровые части и с помощью Мериноса укладывал вдоль берега, даже не тратя времени на очистку от ветвей.

Он связывал их на обоих концах канатами из формиума, которыми обильно снабжали его две женщины, получившие точные инструкции.

Через два часа тяжелой работы остов плота длиной в десять и шириной в семь метров был готов.

Общими усилиями беглецы столкнули в воду примитивное судно и крепко привязали его к деревьям.

— Надо рубить еще! — воскликнул Тотор, отирая лоб рукой.

И друзья с новой силой принялись рубить бамбук, пока обе женщины без передышки резали, скручивали и связывали листья формиума.

Новые стволы также были разрублены на десятиметровые куски, принесены на берег и положены напротив начатого плота.

Гордый Тотор забрался на остов плота и радостно сообщил:

— Он уже выдержит нас. Только ноги будут в воде по щиколотку. Передай мне еще один ствол!

Гарри подтащил огромный бамбук к парижанину, тот подхватил его и уложил поперек первых стеблей, удерживая конец на колене.

— Хорошо, теперь немного бечевки!

Француз быстро привязал с двух сторон и в центре первую поперечную балку к продольным, это заняло около десяти минут.

— Давай, давай, пошевеливайся! Бегом! Еще один ствол! Еще бечевки! Мисс Мэри, уже довольно, благодарю вас, можете отдохнуть. А как вы, мисс Нелли? Получше стало? Тс-с! Не галдеть! Наша больная уснула, пусть отдохнет. Хороший сон — лучшее лекарство!

Болтая без умолку, плескаясь в воде, подгоняя стволы и связывая их, приглядываясь ко всему, одержимый парень с проворными движениями и отточенным языком работал так споро, что за два часа трудная задача оказалась выполненной.

Сооруженный в спешке плот способен был выдержать любое испытание на прочность. Собранный из соединенных поперечинами стволов, он оказался тем более прочным, что вода стянула все узлы импровизированных канатов. Словом, плот вел себя на воде как единый блок, который ничто не может ни разметать, ни поколебать.

— Такой и двадцать человек выдержит! — гордо выпятил грудь Тотор.

Великолепный результат всего четырех часов работы — дело рук двух женщин и двух юношей, которым не больше семнадцати лет! Американца Гарри удивить трудно, но он был поражен до глубины души.

— Знаешь, — обратился он к другу, — не могу прийти в себя от изумления, я просто рот разинул! Еще немного — и зареву от восторга, запрыгаю, глупости буду во весь голос кричать, вот только боюсь разбудить нашу Нелли.

— Тс-с! Придержи язык! Ну и хорошо, что уже кончили. Теперь нужно нарезать побольше папоротника, чтобы заткнуть щели и превратить плот в хороший матрац. Жаль, мало времени! Мне бы хотелось поставить хижину, как на сампанахnote 161, установить руль, запастись продовольствием. Но удовлетворимся тем, что есть!

— Да, друг мой! Не стоит искать лучшего, которое часто враг хорошему!

Достаточно оказалось получаса, чтобы заполнить все промежутки папоротником. Теперь плот представлял собой ровную, абсолютно устойчивую площадку. В завершение Тотор срезал две прочные жерди и, очистив их от листьев, сказал:

вернуться

Note161

Сампан — легкая лодка, управляемая одним веслом, удобная для морского прибрежного и речного плавания.

29
{"b":"5315","o":1}