ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, кроме кокосов, здесь ничего не растет, да и пальмы чахлые.

— Уж не говоря о том, что в конце концов нам эти кокосы осто… кокосят!

— Тотор, ты неисправим!

— Увы, да!

— А если крабы забастуют?

— Проклятье! Это будет для нас смертельным ударом!

— Не надо пока об этом думать, продолжим прогулку.

Друзья уже давно начали обход своих владений. От спасательных поясов стало жарко, они сняли их и несли в руках, как корзины. Медленно брели под жгучим солнцем, уже обогнули половину бухты — все так же пустынно.

— Где же мы находимся, черт возьми? — воскликнул Тотор.

— Не очень-то я разбираюсь, но, может быть, на побережье Новой Гвинеиnote 58.

— Это было бы в сто раз лучше, чем на рифе из мадрепоровых коралловnote 59, которыми изобилуют эти места. Идя на северо-восток, мы обнаружили бы леса, птиц, зверье и людей.

— Да, каннибаловnote 60.

— С ними можно договориться!.. Но все равно, хорошего мало.

— Да, вот не повезло так не повезло!

— Проклятье! Настоящим жертвам кораблекрушений всегда достаются обломки судна, провизия, оружие, одежда, шлюпки, короче — все, что нужно для их профессии робинзонов. А у нас ничего в руках и ничего в карманах!

— Зато у меня — нож.

— Вот здорово! А у меня ничего, кроме носового платка, а без него, следуя примеру Адама, можно и обойтись.

— By God! note 61 Эта проклятая земля еще и жесткая!

— Она быстро сотрет подошвы наших башмаков…

— Нет даже ручейка. Ни пресной воды, ни дров, чтобы развести костер…

— Ни даже спичек… Иначе говоря, у нас нет, во-первых, ничего, а во-вторых — всего прочего.

— Что же с нами будет?

— Дьявол! Надо выкручиваться, будем вкалывать, делать из ничего хоть что-то и жить, используя все возможное и даже невозможное!

— Ты хорошо сказал: «невозможное»… Никогда еще мы не бывали в более безнадежном положении! И если ничего не изменится, то нас ждет ужасная смерть в мучениях от голода и жажды.

— Ну-ну, не дрейфь! Я же сказал — выкрутимся!.. Смотри-ка! Толку мало, а все равно забавно! Целый фонтан! Соображаешь, настоящий фонтан!

В ста метрах от берега над волнами на семь-восемь метров поднялся столб воды, изящно изогнулся и рассыпался дождем.

— Видишь, — продолжал Тотор, — наверняка это владелец здешних мест устроил водяную феерию в нашу честь.

Меринос рассмеялся:

— Лучше бы он предложил нам отобедать.

— В самый бы раз! Только праздничек уже кончился, не долго гости веселились!

Струя иссякла и больше не появлялась, но спокойные до сих пор воды бухты пришли в движение. Они пучились и вспенивались, местами стремительно закручивались и водоворотами обрушивались на берег.

Вдруг всплыла чудовищно огромная голова. Показалось и гигантское туловище с сероватой кожей. Хвост хлестал волны громовыми ударами. Это был гигант морей, длиною более двадцати пяти метров.

— Черт побери! Кит!

— God! A whale! note 62 Поразительно! Я думал, они встречаются только в северных морях.

— Оказывается, нет. Ого, ничего себе прыжок! Какого дьявола ему здесь нужно? И что это он выделывает?

— Развлекается.

— С легкостью кита, черт возьми!

И тут что-то черное, быстрое, как веретено, прорезав светлую воду, оказалось рядом с морским исполином.

— Смотри-ка, еще одна зверюшка.

«Зверюшка» достигала не более шести метров в длину, но сразу видно было, насколько она опасна. Сильная, агрессивная, она носилась как бешеная, с невероятной скоростью подплывала, отплывала, ныряла, всплывала и кружилась вокруг кита. Порой выпрыгивала до середины туловища, и тогда друзья видели на передней части головы страшное оружие: длинный рог, белый, как слоновая кость. Огромное острие длиной не меньше трех метров.

— Ну и чудище! Ты знаешь, кто это, Тотор?

Парижанин, подкованный в зоологии больше своего друга, уверенно ответил:

— Это, должно быть, нарвалnote 63.

— Но он нападает на кита!

— Ничего удивительного. Натуралисты утверждают, что они всегда как кошка с собакой.

— Значит, и кит не ради удовольствия сюда заплыл. Выдающийся матч увидим!

— Да, он спасает свою шкуру, это дуэль не на жизнь, а на смерть.

— На кого поставишь?

— Смеешься надо мной?

— Просто пари — национальная традиция.

Несмотря на отчаянное положение, друзья с любопытством наблюдали за битвой, которая напоминала атаку торпедного катера на броненосец.

Кровопролитная дуэль коротка. Надеясь на ловкость, бесстрашие и отточенное оружие, нарвал всплыл, снова нырнул и решительно устремился на противника.

Более тяжелый и менее подвижный кит явно устал. Неотступно преследуемый, вынужденный тратить много сил в бою, он уже не мог избежать атаки. Бивень нарвала погрузился в бок кита. Чувствуя, как острие рвет внутренности, кит отбивался с неописуемой яростью, а нарвал не мог освободить бивень из толщи жира и мускулов.

Раздался сухой треск. Рог обломился и остался в ране.

Выброшенный невероятно сильным ударом, нарвал показался из воды целиком, лишенный своего оружия.

— Вот и стал курносым, как лягушка! — закричал Тотор.

А кит развернулся на месте и, подняв огромный хвост, обрушил его на врага.

— Вот это шлепок! Каково, Меринос! Нарвал от такого не оправится!

И действительно, в огромном фонтане брызг, возникшем вслед за «шлепком», показалось недвижное, безжизненное тело оглушенного нарвала. Пока его, как обломок корабля, сносило к берегу, кит нырнул и удалился, снова выбросив столб воды.

— Так-так! — продолжал Тотор. — Пожалуй, не было бы счастья, да несчастье помогло.

— Какое несчастье?

— Да гибель нарвала, конечно! Сейчас волны принесут нам много еды.

— Фу, есть это чудовище, да еще сырым!

— Я тоже предпочел бы камбалу по-нормандски или семгу под соусом из каперсовnote 64, но у нас нет выбора, и спасибо небесам за подарок!

— Ну ладно. А что будем пока делать?

— Я приму аперитивnote 65.

— Тьфу!.. Ну и гурманnote 66 же ты!

— Не нравится? Тогда устрою себе массаж живота при помощи вон той высокой пальмы!

— А зачем?

— Чтобы осмотреться с вершины.

И, подкрепляя слово делом, Тотор с проворностью белки стал карабкаться на пальму.

Забравшись на самый верх, он долго изучал сушу, море, все пространство вокруг себя. Затем мощными ударами ноги принялся выламывать огромные ветки, которые грузно падали, увлекая за собой несколько орехов.

Тотор молча спустился и стоял, озабоченно наморщив лоб.

— Ну, что ты выяснил? — спросил Меринос.

— Увы, должен сказать, ничего не скрывая и без обиняков, наше положение еще более незавидное, чем мы предполагали.

— Говори прямо, не бойся!

— Мы находимся на рифе не более трех миль шириной. Это выжженная солнцем скала, на которой нет ни травинки! Глыба кораллов. Только у кромки воды растет несколько пальм… А единственные обитатели — крабы!

А пресная вода?

Ни малейших признаков!

Ну а что видно дальше?

Мне кажется, я разглядел еще островки… Но точно такие же!

Тогда мы пропали!

— Да, — ответил Тотор, — точно, пропали, если не выберемся как можно скорее из этой чертовой дыры.

— Но плыть на наших поясах нет смысла. Выбиваться из сил, чтобы оказаться на другом таком же рифе…

— А надо плыть дальше. Намного дальше.

вернуться

Note58

Новая Гвинея — второй по величине (после Гренландии) остров в море; находится в западной части Тихого океана.

вернуться

Note59

Мадрепоровые кораллы (каменистые кораллы) — отряд прикрепленных кишечнополостных морских животных класса коралловых полипов (около 2500 видов). Обладают крепким наружным известковым скелетом, в скоплениях каждое животное имеет размер от 1 мм до 3 см, а сами скопления имеют до нескольких метров в высоту и образуют коралловые рифы.

вернуться

Note60

Каннибал — людоед.

вернуться

Note61

О Господи! (англ.)

вернуться

Note62

Боже мой! Кит! (англ.)

вернуться

Note63

Нарвал — морское млекопитающее семейства дельфинов длиной до 6 м и весом до 1, 5 т. Бивень нарвала имеет в длину до 3 м.

вернуться

Note64

Соус из каперсов — соус, приготовленный из бутонов и плодов каперса колючего, овощного растения, выращиваемого в Европе, Африке, Америке, Индии.

вернуться

Note65

Аперитив — напиток для возбуждения аппетита, обычно спиртной.

вернуться

Note66

Гурман — лакомка, любитель вкусно поесть.

9
{"b":"5315","o":1}