ЛитМир - Электронная Библиотека

И в самом деле, сквозь крики страдания, рев восторга и выстрелы до слуха миссис Клавдии и ее спутника доносились звуки ударов по железной, чугунной и медной посуде: кастрюлям, котлам, изображавшим оркестр.

Против всякого ожидания кабриолет проехал благополучно под градом пуль и камней до самого здания конторы — огромного трехэтажного кирпичного дома, полного разных запасов и товаров. Огороженный частоколом из неотесанных бревен, он стоял посредине большой площадки, занятой службами, телегами, срубами для колодцев, чугунными трубами и всякого рода инструментами. Ставни висели наполовину оторванные; у растворенных настежь окон стекла были выбиты. Одна из главных дверей — выломана. Кабриолет и всадники въехали во двор, где человек тридцать весьма подозрительной наружности остановились от неожиданности, увидев молодую, хорошенькую, элегантную женщину.

Не обращая на них ни малейшего внимания, Бессребреник легко спрыгнул на землю и почтительно помог своей спутнице сойти. Потом он зарядил пустые стволы своего револьвера и проводил миссис Клавдию в дом. Среди сумасшедшей кутерьмы эти двое напоминали людей, прогуливающихся ради собственного удовольствия.

Боб и Гаррисон последовали за ними.

— Сломанные решетки, опрокинутые кассы и растрепанные книги — больше ничего не осталось от конторы, — оглядевшись, сказала миссис Клавдия.

— Да, чистая работа! — согласился Бессребреник. — Будто мина взорвалась.

— Не правда ли, это ужасно, — заметил инженер, — и миссис Остин лучше бы ликвидировать дело.

— Смотря по обстоятельствам, — отвечал джентльмен. — Во сколько вы оцениваете эту нефтяную землю и остатки построек?

— В настоящем состоянии не больше двух миллионов долларов… Одна компания финансистов предлагает миллион… На месте миссис Клавдии я бы согласился.

— А каково ваше мнение? — обратился джентльмен к миссис Остин.

— Я нахожу, что этого слишком мало…

— И я тоже, — поддержал ее Бессребреник.

— Могли бы состояться переговоры, — продолжал инженер. — Сколько вы желаете получить?

— Право, не знаю, — отвечала молодая женщина. — Как вы считаете, мистер Бессребреник? Ведь вы мой компаньон.

— Я не взял бы меньше…

— Меньше чего? — с тревогой спросил Гаррисон.

— Ста миллионов долларов, — отвечал Бессребреник своим ровным голосом.

— Вы говорите… ста миллионов?

— Долларов… Да… И то дешево…

— Это безумие!

— Чтобы научить вас торговаться, я прибавлю еще пять миллионов долларов…

— Браво! Браво! — воскликнула молодая женщина.

Глухие удары, раздавшиеся поблизости, прервали разговор.

Миссис Клавдия, а вслед за ней джентльмен смело вошли в соседнюю комнату и очутились лицом к лицу с ватагой человек в пятнадцать.

В центре лежал перевернутый вверх дном несгораемый сундук, все еще сопротивлявшийся усилиям разбойников, вооруженных пиками и толстыми железными прутьями. Кому-то пришла мысль взорвать его динамитным патроном.

Этот опасный снаряд можно купить свободно во всех американских городах, где производятся земляные работы или ведется рубка леса.

Миссис Клавдия и ее спутники очутились в комнате как раз в тот момент, когда ковбои положили патрон на замок сундука. Один из воров нагнулся, чтобы сигарой, которую держал в зубах, зажечь фитиль.

— Что, весело, молодцы? — крикнул Бессребреник, расталкивая кулаками и локтями людей, уже готовых разбежаться в ожидании взрыва.

Услышав незнакомый насмешливый голос, негодяи схватились за пики, выхватили револьверы.

— Черт возьми!.. Хозяйка! — завопили они. — И с ней мужчина!.. Скорей… бегите!..

— Нет… нет!.. Взять их и заставить плясать! — ревели другие голосами, осипшими от пьянства.

— Отлично!.. Кадриль… всех в одних рубашках… сейчас же!

— Сволочи… Подлецы! — закричал джентльмен.

Один из негодяев, более пьяный, чем смелый, протянул свои грязные руки, намереваясь схватить миссис Клавдию.

Молодая женщина побледнела, отступила на шаг и вынула из кармана крошечный револьвер с перламутровой ручкой. Но не успела она выстрелить, как Бессребреник сильным ударом под ложечку сбил негодяя с ног.

— Поберегите свои заряды, — услышала миссис Клавдия.

Крик ярости был ответом на падение ковбоя, четырнадцать оставшихся бросились на смельчаков, потрясая железными прутьями.

Почти не целясь, миссис Остин выстрелила в первого попавшегося — пуля, пройдя через глаз, вышла в затылке. Человек, вскрикнув, упал ничком.

— Благодарю вас, теперь моя очередь, — сказал Бессребреник, поднимая прут, который уронил упавший.

Глаза его засверкали, губы искривились, и он прошипел:

— Вон отсюда! Иначе всем вам конец!

Охваченные безумной паникой, воры устремились к узкому окну, спасаясь бегством.

Бессребреник, потерявший терпение, бросился за ними, нанося удары вправо и влево.

В секунду шестеро из бежавших уже лежали на полу, а ужасная палица продолжала работать, сокрушая все, что ей попадалось. Скоро из пятнадцати грабителей не осталось на ногах ни одного.

Вдруг миссис Клавдия заметила, что фитиль динамитного патрона горит. Каждое мгновение мог произойти взрыв, и все, находившиеся в комнате, погибли бы под развалинами дома. От смертельной опасности у нее перехватило дыхание, в ушах звенело, рябило в глазах. Опрометью она бросилась к патрону, схватила его обеими руками и выбросила во двор.

Он угодил в самую середину бесновавшейся под окнами толпы. Через миг страшный гром потряс окрестность, но еще страшнее была наступившая следом тишина. Казалось, беспредельный ужас заткнул глотки оравшим недавно погромщикам. Кто мог из них, бросился наутек, так и не поняв, что случилось.

Бессребреник, видевший все, воскликнул:

— Браво, миссис Клавдия!

Опершись, словно Геркулес, на свой железный брус, он не сводил глаз с прекрасной молодой женщины.

На опустевшей площади осталось несколько убитых и раненых; в конторе, возле несгораемого сундука, тоже лежали трупы.

Всюду кровь, всюду смерть…

Миссис Клавдия, едва сдерживая отвращение, смотрела на жуткое зрелище, негромко говоря сама себе:

— Что же делать! Мы не хотели этого; мы боролись за жизнь…

— И будем бороться до конца, — подтвердил джентльмен.

Желая поскорее освободить контору, он обратился к инженеру и Бобу, державшимся в стороне во время схватки:

— Ну что вы стоите?.. Троньтесь с места… Сами видите, что могут сделать двое решительных людей…

Инженер вел себя натянуто. Боб же, сраженный мужеством Бессребреника, отвечал:

— С вами, хозяин, я готов идти хоть на край света…

— Отлично, молодец!.. С разрешения хозяйки я назначаю вам награду в тысячу долларов, которую вы и получите, как только возобновятся работы.

— Рассчитывайте на меня!

— Что касается вас, господин инженер, ваше жалованье удвоится и вы будете получать процент с чистой прибыли…

Гаррисон вздрогнул, прямо взглянул джентльмену в глаза и проговорил:

— Я сделаю все возможное, чтобы спасти колодцы. — А про себя подумал: «Другие будут щедрее».

В комнате, кроме них, никого не осталось, зловещая тишина походила на затишье перед бурей.

С помощью Боба и Гаррисона Бессребреник прикатил в контору несколько пустых бочек; за ними нагромоздил множество ящиков. Когда импровизированное укрепление было готово, он вынул записную книжку и быстро что-то набросал, рассуждая вполголоса:

— Посмотрим, сколько километров от Нью-Йорка до Нью-Ойл-Сити… Цифра получается внушительная…

Миссис Клавдия воскликнула:

— Ах, да!.. Я и забыла про ваше пари.

— А про свое собственное?.. Ну и хорош же я!.. Вы ставили против меня, а я пытаюсь вернуть вам ваше богатство! Вот дилемма…

— Все это не должно мешать нам подумать об ужине… Надеюсь, вы примете его от меня.

— Сегодня — пожалуй… Я как ваш служащий, кажется, заработал его… Принимаю в счет жалованья.

ГЛАВА 7

Почему и еще раз почему. — Заблуждение нефтяной королевы. — Бессребреник хочет служить просто на жалованье. — Десять франков в день: разве это много? — В царстве нефти. — Прогулка.
9
{"b":"5319","o":1}