ЛитМир - Электронная Библиотека
Рассказы о Чапаеве - p0002.png
Рассказы о Чапаеве - p0002.png_0
Рассказы о Чапаеве - Rasoc000.png

Виктор Иванович Баныкин

РАССКАЗЫ О ЧАПАЕВЕ

Рассказы о Чапаеве - Rasoc001.png
Рисунки И. Година

По горам Уральским,

По степным долинам

Пролетают кони

Шибче птичьих стай.

Пролетает с песней,

С саблей золочёной

Впереди отрядов

Боевой Чапай.

Из народной песни

Поджарый белоголовый Васёк был самым смелым среди ребят. И самым выносливым. Он не боялся первым переплыть стремительную, в яминах речку, быстрее других проскакать на горячем коне, вступиться за товарища, если нападали более сильные, чем он сам.

Но детство кончилось рано. Семья жила в нужде, и уже с восьми лет Васе пришлось работать. Летом он нанимался в подпаски, а зимой ездил с отцом в лес за дровами, носил матери воду из колодца, убирал двор.

Когда Вася подрос, его отдали в магазин богатого купца в «мальчики».

И потянулись длинные-длинные и безрадостные дни. Вася мыл в магазине полы, прислуживал приказчикам, отворял двери важным покупателям, приносил со склада товар.

— Старайся, Васька, старайся! — говорил мальчику купец, щуря глаза, маленькие, хитрые. — Будешь хозяина уважать — за прилавок поставлю. Приказчиком сделаю. В люди выведу. Я всё могу!

Купец сдержал своё слово и перевёл Василия в приказчики.

— Торговая наука немудрёная, — сказал он, посмеиваясь. — Секрет в ней один: обманывай покупателя. А не обманешь — не продашь!

Но Василий был честный юноша и не мог обманывать людей. Ему всё было ненавистно в магазине: и жадный хозяин, и плутоватые холопы-приказчики. И Василий твёрдо решил уйти от купца.

Расставаясь с хозяином, юноша сказал, сжимая кулаки:

— Зря бахвалился, что ты всё можешь. Не мог вот ты из меня жулика сделать! Не вышло!

И, смерив взбешённого купчика презрительным взглядом, хлопнул дверью.

Начались годы беспросветной нужды, скитаний. Василий ходил с отцом, плотником, по деревням и сёлам Саратовской губернии и строил дома. Работали помногу, а зарабатывали гроши.

В 1914 году разразилась империалистическая война. На фронт потянулись нескончаемыми потоками солдатские эшелоны.

Василия Чапаева тоже угнали на войну. Проходили месяцы, проходили годы, а конца войне не было видно.

«Для чего это кровопролитие? — спрашивал себя Чапаев. — Ради чего столько гибнет людей?.. Чтобы по-прежнему сладко жилось фабрикантам и помещикам? Неужели всегда так и будет? Где же справедливость?»

На фронте Чапаев познакомился с солдатом — питерским рабочим-большевиком. Он-то и открыл Василию глаза на жизнь.

— За господ буржуев нам, парень, воевать несподручно, — сказал питерец Чапаеву, когда они сошлись ближе. — У рабочих и крестьян один выход — спихнуть царя и помещиков, а власть в свои руки забрать. Тогда и войне конец.

Чапаев теперь уже знал, что большевики — это защитники простых, бедных людей. Они борются за народное счастье.

После Великой Октябрьской социалистической революции, осенью 1917 года, Чапаев вернулся на родную Волгу.

В один из первых же дней по приезде домой Чапаев зашёл в Николаевский уездный комитет партии большевиков. Секретарю укома он сказал:

— Хочу в большевики записаться.

Помолчав, добавил:

— О них, большевиках, ещё на фронте слышал. По душе мне большевистская партия, раз она горой за народ стоит. Я и сам из народа!

Чапаева приняли в партию.

Вскоре в городе Николаевске собрался уездный крестьянский съезд. На съезде решался важный вопрос: пора положить конец хозяйничанью в уезде буржуев и кулаков, пора разогнать их осиное гнездо — земское собрание.

В это же время в одном из лучших зданий города заседало земское собрание. И крестьянский съезд постановил: разогнать буржуев и кулаков, поставить во главе уезда Совет народных комиссаров.

Военным комиссаром был избран Василий Иванович Чапаев. Ему-то и поручил съезд исполнить волю народа.

В холодный день с нависшими над городом угрюмыми тучами отряд под командованием Чапаева остановился у здания, где собрались купцы, фабриканты и кулаки.

Когда председатель Совнаркома зашёл в зал и объявил от имени Советской власти земское собрание распущенным, разъярённые богатеи с воплем бросились на него.

В тот же момент в зал влетел Чапаев. Вскочив на стол, он властно закричал:

— Стой! Слушать меня!.. Президиум арестован. Остальным — немедленно разойтись.

Но с врагами революции в стране ещё не было покончено. Молодую Советскую власть надо было охранять от врагов. Для этого создавались отряды Красной гвардии. Во главе одного из отрядов стал Чапаев. Вскоре его отряд был направлен на подавление кулацких восстаний в соседних сёлах.

Ни метели, ни студёные ветры, ни кулацкие засады — ничто не страшило красногвардейский отряд. Бойцы полюбили своего бесстрашного командира Чапаева и не боялись отправляться с ним даже в самые опасные походы.

Так начал свой боевой путь талантливый народный полководец.

В разгроме врагов Советской Республики в годы гражданской войны Чапаев прославил себя незабываемыми по храбрости и мужеству подвигами. Василий Иванович был награждён орденом Боевого Красного Знамени.

Дорог и близок нашему народу легендарный герой. Именем Чапаева названы города и сёла, колхозы и заводы. О Чапаеве сложены легенды и песни.

В этой книге рассказывается о некоторых эпизодах из жизни легендарного полководца Василия Ивановича Чапаева.

ДУШЕВНЫЙ РАЗГОВОР

Рассказы о Чапаеве - Rasoc010.png

В низкой, жарко натопленной мазанке было людно. У потолка клубился едучий махорочный дым. По выбеленным стенам расползались чёрные лохматые тени сидевших на лавках мужиков.

Потрескивали в подтопке сучья. Хозяйка, пожилая женщина, мыла в блюде пшено.

— А ты отодвинься малость, Николка, — шёпотом обратилась она к высокому, с хмурым лицом парню, державшему между колен костыли. — И локоть со стола убери — замочу… Беспокойство от вас одно… Покою человеку не даёте, умучился он с вами.

— Не мешай, тётя Василиса, — повёл плечом Николка.

— И то верно, заболталась, — спохватилась хозяйка, старательно мешая пшено в помутневшей воде.

На простом, в добрых морщинах лице женщины проступила улыбка. По всему чувствовалось, что ворчала она просто так, для порядка, а на самом деле ей было приятно видеть у себя так много гостей, собравшихся послушать дорогого постояльца.

Известный в Семёновке балагур Прокофий Ярочкин, по прозвищу Мосолик, только что рассказал историю, происшедшую с ним во время войны где-то на румынском фронте. С одним только штыком в руках, уверял Мосолик, он сражался однажды против трёх неприятельских солдат.

Мосолику не поверили.

— Эка чушь какую несёшь! — молвил старик Василенко. — Как это можно с голыми руками воевать против трёх неприятелей? Вот слушает тебя сейчас товарищ Чапаев и думает небось: «Врёт малый…»

— А почему не верите ему? — спросил Василий Иванович. — Не такие случаи бывали. Ещё почище!

Чапаев сидел за столом посреди избы. Он был по-домашнему: без пояса и сапог, в белых шерстяных носках.

— Я вам тоже вот расскажу… — Василий Иванович расстегнул ворот гимнастёрки ещё на одну пуговицу и не торопясь заговорил: — Одному воевать против многих — хорошо. Скажем, против семерых. А вот семерым против одного — трудов стоит… Да, да! — Он обернулся к недоверчиво усмехнувшемуся Николке: — Трудов стоит. У меня товарищ был, так он семерых уложил. Тоже в германскую… А как такое могло случиться? Семерым надо семь бугорков найти, а тебе — один. Один бугорок везде найдёшь, а вот семь — не скоро. Ты один-то лежи да постреливай. Одного убьёшь — шесть останется. Ну, и опять себе стреляй! А уж когда шестерых уложишь, Василий Иванович сощурился, уголки губ чуть дрогнули в усмешке, — один-то уж сам должен тебя напугаться. Заставь его поднять вверх руки и бери в плен. А взял в плен — в штаб веди!

1
{"b":"53232","o":1}