ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сам не знаю. Это иррационально, но у меня предчувствие… подозрение… не знаю, как тебе и объяснить…

— Пускай. И так все это уже вышло за границы логики. Ни одна версия нас уже не удивит, зато любая подробность может иметь значение.

— Это всего лишь предчувствие, — повторил Хьюэл.

Он кивком показал на монитор. — Посмотри. Система на вопрос, введена ли эта игра в Память, отвечает отрицательно. Как и на вопрос, не вводили ли ее раньше. А ведь Каргини время от времени должен был развлекать себя этим… ну, в общем… хоть раз… если подходить к делу рационально, я — не вижу связи… — Он беспомощно и словно с некоторым смущением показал на кресло командира. — Насколько я его знал, он должен был ввести ее. Кибернетик сделал на этих словах ударение.

— Это означает, что ответы неправильные?

— Я думаю, что они имеют такое же отношение к действительности, как и регистрация движения дверей. — Хьюэл покраснел и словно нехотя добавил: Сдается мне, что мы имеем дело с лживой, двойной программой.

Его слова вывели Кальперна из себя, и он в ярости вскочил с кресла.

— Ты хочешь сказать, что это дерьмо приобрело контроль над всеми мыслящими и обеспечивающими безопасность системами? Бред параноика!

Он возвысил голос. Это был рефлекс. Рефлекс самообороны — Кальперн чувствовал, что начинает бояться.

— Ведь это парасистемная программа. Ты же не знаешь, на что способна эта чертова штука, — отпарировал кибернетик, — Впрочем, то, что я подозреваю, не обязательно должно назваться приобретением контроля. Учти, что Память корабля превосходно защищена от любого вмешательства и угроз. Даже я не в силах проникнуть под пресловутый эпидермис Системы, если бы сумел вызвать какие-нибудь нарушения безопасности полета. Зато я могу выполнять действия, которые в своей основе оказываются явно спровоцированными. Эта кассета могла бы действовать аналогичным образом. Я не знаю — как, но могу представить себе программу, которая, как игру подобий, кодирует регистрацию настоящей опасности.

— Но если бы ты нарушил контакт человека с Системой или непрерывность регистрации, то вызвал бы тревогу? Разве не так?

— Откуда мы можем знать, как она действует? А вдруг на мое негативное действие она отреагирует, а на другое — нет? Такие случаи бывали. Все эти игры — чертовски изощренные штуки. Между прочим, именно поэтому они и запрещены законом.

— А ты допускаешь возможность того, что производитель мог составить программу — пусть и парасистемную — лучше наших бортовых?

Хмеэл горько усмехнулся.

— Я тебе уже говорил, что таким образом подрабатывали прежде всего перекупленные гении. У мафии есть деньги. А у людей — мозги.

Кальперна вдруг стало подмывать расспросить Хьюэла о его прошлом, но он вовремя прикусил язык. Хотя и поздно для себя. За этим вопросом совершенно неожиданно открылась новая альтернатива. Он повернулся спиной к кибернетику, делая вид, будто собирается пройтись по залу. Сердце так и колотилось в груди, и его беспокоило, не догадался ли Хьюэл о его реакции. Ему показалось даже, что иначе и быть не могло. Когда он снова повернулся к кибернетику, тот смотрел на монитор.

— Если дело обстоит так, как мы подозреваем, то я опасаюсь вводить эту программу в Память. Она может проникнуть в Автономную Систему. Ведь ты ее открыл, — сказал Хьюэл, не отводя глаз от экрана.

Кальперн в глубине души вздохнул с облегчением. Похоже было, что Хьюэл ничего не заметил. Однако его слова были такими неожиданными, что Кальперн почти забыл о своих подозрениях.

— Черт возьми, — пробормотал он, — так мы ни к чему не придем.

Он подошел к пульту и отдал распоряжение:

«Ленту регистрации пульса членов экипажа за последний час при превышении 90 ударов в минуту».

Буквы тут же сложились в ответ:

Каргини. Время минус 38 минут 40 секунд. Пульс 240, плюс 9 секунд, потом ноль. Экипаж: пульс ниже 90 ударов.

Кальперн отстучал следующий вопрос:

«Время минус 39 минут. Сколько человек в зале 12С?»

Один. Каргини. Потом плюс 11 минут 10 секунд Кальперн. Потом никого.

— В этот момент ты отдал команду о введении секретности первой степени. Тогда же Главная Память оказалась пустой, — прокомментировал Хьюэл. — Все, что мы сейчас говорим, тоже остается в ней белым пятном.

Кальперн закусил губу. То обстоятельство, что он поступил в соответствии с инструкцией, не принесло ему облегчения.

— Мы топчемся на одном месте, — не выдержал он. — В конце концов убийца — не программа. У убийцы было оружие. Настоящее, не экранное. Где-то ведь его прятали, до и после убийства!

Хьюэл пожал плечами.

— Стены не затронуты. Транспортные и вентиляционные каналы — тоже… В течение двух месяцев это должно было бы выйти наружу. Если только оружие не спрятали где-нибудь в нежилой части. Но туда невозможно попасть за пятнадцать минут, даже при помощи такой игрушки, останавливающей отсчет пульса и движение дверей.

Кальперн посмотрел на размахивающего руками Кибернетика, и они как-то сами собой связались для него с руками убийцы на кассете. Они были такие же большие, угловатые и густо заросшие волосами. Эта ассоциация пришла ему в голову внезапно. Она выглядела совершенно иррациональной. Но так было заронено второе зерно сомнения, и аналитический ум Кальперна уже подсказал ему, что нужно проверить и эту версию. Тем более что время шло, а какой-нибудь зацепки не появлялось.

— Я рискну. Чтобы знать, что нам угрожает, мы должны взглянуть убийце в лицо. Может быть, спровоцировать его? Впрочем, все равно.

Хьюэл не двигался. Кибернетик не этого ожидал. Он пожал плечами.

— Здесь приказываешь ты. Пусть так и будет. Я уверен, что ты осознаешь риск.

Кальперн вставил кассету в аппарат, а Хьюэл заблокировал прием информации Автономной Системой. Они должны были проверить на Главной Памяти. На самом большом настенном экране появились титры. Картины-коллажи с черепами, фигурами полицейских, вампиров, испуганными лицами и окровавленными трупами. Изображение закончилось эмблемой фабрики. Звук отключился. Это был конец титров. На черном фоне в полной тишине возникла большая белая надпись:

Клиент нашей фабрики имеет право потребовать всего. Даже покончить таким образом счеты с жизнью. Если только вступит в компьютерную игру «Наемник».

Снизу по экрану начали взбираться вверх строчки инструкции:

Чем является просмотр детективов! Чтение ужасных историй! Воспроизведение чьего-то преступления! Отвечаем: пережитком пассивного потребления. Настоящий любитель ужаса и криминальной драматургии не откажется от возможности лично участвовать в криминальном сценарии. Сценарии, составленном лучшими программистами и поклонниками мужских развлечений. Начиная игру, которая будет длиться час, ты обрекаешь себя на встречу лицом к лицу с профессиональным убийцей-наемником. Программа, содержащаяся в этой кассете, специально ради тебя обратится к охраняемым тщательнее всего полицейскими картотекам. Незаметно выберет из них на сегодняшний момент наиболее ловкого профессионального убийцу, не пойманного органами уголовного преследования. Без всякого контроля со стороны систем безопасности отыщет его в окрестностях наиболее подходящего места на земле, в котором ты будешь находиться. Откроет поддельный счет в самостоятельно и произвольно выбранном банке мира. Свяжется с убийцей, оплатит и поручит ему ликвидировать, Ликвидировать тебя. Предупредит его о том, что ты ожидаешь покушения. Твоей задачей будет избежать того, что ты пожелал, уважаемый клиент, и выполнения твоего же заказа через 60 минут. Столько времени длится игра. Если за это время ему не удастся выполнить его, программа изымет заказ или любым способом сделает невозможным его осуществление. В таком случае мы засчитаем тебе одно очко, и ты получишь право вступить в единственный на земле действительно эгалитарный клуб магистров криминальных игр. Помни о преимуществе компьютера. Если он не найдет профессионала или у него не будет на это времени, в течение того часа он проверит всех людей, которым ты чем-то насолил. Выберет человека, которому и передаст это задание или которого убедит, подготавливая вымышленную интригу, и который в соответствии с описанием личности, содержащимся в памяти центров психического контроля, будет более всего предрасположен к насильственным действиям.

3
{"b":"53239","o":1}