ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Самсон!

Хьюэл обернулся к камере над входными дверями.

— Самсон, — повторил командор, — все против тебя.

Хьюэл дышал быстро и прерывисто.

— Почему?

Они играли уже втемную. Часы показывали три минуты. Как раз столько времени, чтобы спровоцировать кибернетика и нащупать след. Он нашел пальцами кнопку блокировки дверей кабины Каргини и продолжал:

— Где оружие?

Реакция Хьюэла совершенно озадачила его. Кибернетик спокойно наклонился и поднял маленькую записную книжку в зеленой обложке. Он молча начал листать ее. Две минуты. Кальперн вдруг почувствовал, как сознание собственного бессилия волной захлестывает его. Хьюэл вел себя так естественно, что Командор был не в состоянии уяснить себе воздействие своего вопроса.

Экраны внезапно задрожали, и на одном из них появился текст. Кальперн пробежал его глазами:

Ты играешь превосходно. Поскольку ситуация не дает никому перевеса, игра предоставляет тебе право альтернативы. Благодаря ей ты можешь получить ответ на терзающие тебя сомнения. Вместе с тем ты открываешь новый раунд игры. Если ты или тот человек обнаружите себя, это может представлять угрозу для убийцы или игры. Если ты решишься, выбери альтернативу. У тебя остается тридцать секунд. «Хейн-Комтроник» — с тобой.

Кальперн протер глаза. Он ошарашенно уставился на монитор. С него на Кальперна смотрел Хьюэл. «Должно быть, и он следит за мной», — подумал командор. Потом события развивались с молниеносной быстротой и почти без контроля с его стороны. Хьюэл сделал резкое движение в сторону дверей. Рука Кальперна сама нажала кнопку блокировки. Кибернетик в кабине надавил на ручку дверей и крикнул:

— Алан, открой!

Кальперн не раздумывал. Накопившееся напряжение само нашло выход.

— Я играю дальше, — громко сказал он.

Тот должен был услышать его, так как еще больше побледнел. Изображение на экране сменилось. Новый текст сообщал:

«Хейн-Комтроник» рад, что приобрел в тебе настоящего любителя игры. На земле такое случается нечасто. С этой минуты в награду тебе твои шансы возрастают. Убийца уже не находится под защитой игры. Ты можешь убить его, если найдешь чем и если тебе это удастся. Время игры ограничено. «Х-К» желает тебе успеха.

— Алан, ты сошел с ума, — сквозь зубы сказал Хьюэл. Кальперну был по душе такой поворот событий.

— Нет, я только чувствую себя обязанным разобраться во всем.

— Алан… — Хьюэл остановился и с минуту молчал, видимо, размышляя. Он смотрел перед собой, в сторону камеры. Наконец медленно и отчетливо сказал:

— Я знаю, кто убийца.

Стало так тихо, что было слышно гудение пультов и дыхание двух человек по оба конца видеокабеля.

— Я так и думал, — негромко сказал Кальперн. — Кто он?

Кибернетик не ответил, а командор боковым зрением заметил, что исчезли изображения кабин. Удивленный, он повернул голову. Мониторы заполнила подрагивающая черно-зеленая картина с обложки кассеты. Он нажал кнопку слежения. Мониторы не отреагировали. Кальперн почувствовал, что его прошиб пот. Он поднял глаза на Хьюэла, потом снова посмотрел на мониторы, словно не веря тому, что видит. Потом провел рукой по лбу. Он был мокрый. Хьюэл по-прежнему молчал, он не заметил перемены в поведении командора.

— Что там такое? — спросил он.

— У меня выключилось слежение за кабинами, — Кальперн почувствовал першение в горле. Такое же, как в кабине Каргини, только еще сильнее.

— Проверь блокировку дверей, — сказал Хьюэл.

Кальперн пробежал пальцами по клавиатуре.

— Данные отсутствуют, — вслух прочитал он.

— Алан, — процедил сквозь зубы кибернетик, яростно вращая глазами, ты открыл Автономную Систему. Игра уже там. Я не прощу тебе этого.

Кальперн совсем перестал владеть собой:

— Пойми, Самсон, я не ожидал…

— Послушай, — теперь кибернетик перехватил инициативу. — Отключить Систему можно, только отрезав приток энергии к жилой части. Выключатель находится за кварцевой плитой над семьдесят четвертой секцией стабилизации мощности, вверху, с левой стороны. Видишь его?

— Да, но я не знал, что он для этого,

— Так и должно быть. В крайнем случае постарайся ее уничтожить, хотя я и не верю, что тебе это удастся. Открыть ее я могу только сам, но из Зала Операций, что в подобной ситуации невозможно. Если у тебя ничего не выйдет, останется последняя и вместе с тем опасная возможность — посредством так называемого «удара» стереть Автономную Память. Это приведет к полной энергетической блокаде реакторов. По истечении сорока восьми часов, на которые должно хватить сжатого воздуха, автоматы откроют нас снаружи. Потом можно будет восстановить функционирование жилой системы. Сделаешь этот «удар» сочетанием команд Т 706, процедура Н на четырнадцатой секции и нажмешь красную кнопку с надписью «полная регуляция постсинхронного канала». Запомни!

— Ты же говорил, что Автономную Систему нельзя уничтожить… удивился Кальперн.

— Я много чего говорил, но сейчас это не имеет значения. Человек должен уметь больше машины. Это правило кибернетиков в экспедициях. Но помни — только в крайнем случае!

— Не понимаю, в каком… — начал командор, но слова замерли у него на губах. Погас еще один монитор. Монитор слежения за коридором на седьмом уровне возле кабин. Он не сразу понял, что это означает. Только когда погас следующий, распространяющийся на примыкающий к первому пролет коридора, объяснение стало очевидным.

— Самсон, — сказал Кальперн не своим голосом, он идет по коридору.

Хьюэл ответил холодно:

— Ты его видишь?

— Нет. Отключается слежение.

Теперь голос Хьюэла задрожал:

— Выпусти меня.

Командор потянулся к клавиатуре. — Никакой реакции, — объявил он.

Хьюэл медленно спрятал записную книжку в нагрудный карман и застегнул замок на «молнии». Перед входными дверями он выпрямился.

— Подойди к шестнадцатой секции, — приказал Хьюэл.

Кальперн тут же выполнил его указание.

— Уже?

— Да.

— Три раза нажми зеленую кнопку.

— Есть три раза.

— Теперь по очереди цифры кода: семь, четыре, Три, ноль, ноль, пять.

— Есть.

— Что на мониторе?

— Желтая стрелка изгибом вверх и число тридцать один.

— Это канал управления. Нажми клавишу с надписью «индукция».

— Так.

— Где он? — прервал Хьюэл.

— На четвертом… погоди… возвращается.

— Отойди на прежнее место и открой дверь.

Щель между полотнами дрогнула, и обе половины бесшумно разошлись.

— Я не вижу тебя на мониторе, — сказал кибернетик, — у меня копия кассеты в черно-зеленом цвете.

— Он поворачивает в твою сторону. Возьми нож из моей кабины, Кальперн нажал несколько клавиш, она открыта. А потом попробуй пробраться сюда.

— Хорошо, проводи меня по звуку. Если потеряешь связь, делай то, что сочтешь необходимым.

Он вышел из кабины и пробежал с десяток шагов.

Кальперн переключил изображение на интерьер своей кабины в тот момент, когда в нее вошел кибернетик.

— Левый ящик, — сказал Кальперн. Когда в руках Хьюэла блеснула полированная сталь, он крикнул:

— Он бежит! Поторопись!

Но было уже поздно. В Зал Операций нужно было бежать по круговому коридору. Слежение в его изгибах как раз пропадало, меняясь на появившуюся уже на десятках мониторов знакомую картину.

— Ты не успеешь! Он перерезал тебе дорогу! — крик Кальперна настиг кибернетика на повороте коридора. Хьюэл остановился, хватаясь руками за стену. Тяжело дыша, он побежал в другую сторону. Кальперн всего на нескольких мониторах видел фигуру бегущего Хьюэла. Позади него на других мониторах гасли картины слежения. Преследователь был проворен. Расстояние между ними на глазах сокращалось — так, будто на преследователя не действовали физические законы. Когда Хьюэл миновал двери, которыми заканчивался уровень, Кальперн закрыл их и заблокировал. Кибернетик бежал дальше. Когда от закрытых дверей Зала его отделяло с десяток экранов, слежение в шлюзах отключилось.

5
{"b":"53239","o":1}