A
A
1
2
3
...
28
29
30
...
41

В этот вечер в театре зуавов дается фантастический фарс. Огромная афиша перечисляет имена персонажей.

«В Камышовой бухте»

(Фарс в 3 актах и 5 картинах) Гpeгуар Булендос – солдат водолазного парка, Лорд Тейль – английский полковник, Жан Габион – солдат, Разибус – торговец.

Потапов – русский гренадер, Виктория Патюрон – невеста Грегуара Булендоса, Мисс Туффль – ирландка, Госпожа Пило – молодая одалиска, Госпожа Кокинос – торговка, Солдаты, купцы, воры и обворованные, Начало ровно в 9 часов.

В назначенный час полковой оркестр играет увертюру. Зал полон. Занавес поднимается.

ЯВЛЕНИЕ I Грегуар Булендос и Виктория Патюрон. Грегуар одет в турецкие шальвары и тиковую тунику, на голове – мягкая шапка с петушиным пером. У пояса привязаны три надутых пузыря. Правый глаз его завязан, нос – искусственный, из серебра, левой руки нет, одна нога деревянная. Он поигрывает тростью и напевает. Входит Виктория в крестьянском костюме, с корзиной в руке.

Виктория. Ах, Господи! Можно подумать, что это Грегуар… мой жених! Правда, это ты?
Грегуар. Да… Виктория… торжествующая, как ее имя?
Виктория. Ты вернулся… свободен… Как я счастлива!
Грегуар. Я – тоже, моя красавица, после восемнадцати месяцев труда, битв и славы!
Виктория. Слава! Это хорошо… но вид у тебя усталый!
Грегуар. Усталый? Никогда… Я способен обежать весь свет, прыгая через веревку!
Виктория. Да, но глаза-то у тебя того…
Грегуар. Что поделаешь! Слава! Надо жертвовать всем ради родины!
Виктория. У тебя остался один глаз!
Грегуар. Совершенно достаточно и одного, чтобы любоваться такой красавицей, как ты, Виктория!
Виктория. Ты очень любезен, Грегуар! Ты потерял и руку?
Грегуар. Это пустяки – рука! Слава! Что поделаешь? Мне достаточно вполне одной руки!
Виктория. Тем лучше, если ты не огорчен! Но… или я ошибаюсь? У тебя только одна нога?
Грегуар. Слава, говорю тебе, слава! Великое дело! Лишиться ноги – это вздор!
Виктория. Ты потерял глаз, руку и ногу…
Грегуар. Да, ядро оторвало мне ногу, нос и бороду.
Виктория. Твой нос! Боже мой! Он – белый!
Грегуар. Я велел сделать его из серебра, чтобы избежать насморка.
Виктория. Не думаю, чтобы это было удобно!
Грегуар. Отлично! Все это пустяки!
Виктория. Тем лучше, если ты доволен! Но как смешно ты одет! Что это за пузыри?
Грегуар. Это наша форма. Устав таков: дает ложку, когда надо вилку, и чепец, когда надо шапку.
Виктория. Дай полюбоваться на тебя! Да, ты настоящий герой! Расскажи мне твои подвиги!
Грегуар. С удовольствием! Только бы не спутать! Из Тулона я поехал в страну, называемую Восток, и две недели ехал на корабле… неприятная вещь! Видны берега наконец! Прошли Гурганеллы, Фасфор, или Фротфор… не знаю наверное… прибыли в Варну, где у всех нас сделались адские колики в животе, которые называются холерой…
Виктория. Зачем вас послали так далеко?
Грегуар. Очень просто. Россия хотела выгнать за двери страну, называемую Портой note 2 . Эта Порта наш друг. Император Наполеон посылает нас в Порту, чтобы защищать ее!
Виктория. Продолжай!
Грегуар. Мы поколотили русских и взяли Святой Бостополь…
Виктория. Святой?
Грегуар. Не обращай внимания. Этого Святого нет в нашем календаре. А русские – еретики!
Виктория. Господи Иисусе! Еретики!

ЯВЛЕНИЕ II. Грегуар, Виктория, Лорд Тейль, мисс Туффль, Разибус, госпожа Кокинос.

Лорд Тейль входит, таща за собой Разибуса. В руке у него сушеная рыба, которой он колотит об торговца. Мисс Туффль, задыхаясь, со шляпой на боку, тащит упирающуюся госпожу Кокинос.

Разибус. Разбой! Помогите!
Лорд Тейль. Ты – мошенница, вор… ты продал мне негодная рыба за полгинею!
Мисс Туффль. Ты – каналья! Продавала один стакан виски за 5 шиллингов!
Разибус. Милорд, это чудная рыба…
Госпожа Кокинос. Это виски из погребов Ее Величества королевы…
Грегуар. Здравствуйте, лорд Тейль! Как поживаете.
Лорд Тейль. Здравствуй, Грегуар! Я вам благодарю, здоровье славно. А ваша?

Выстрелы из пушек прерывают реплику лорда Тейля. Актеры терпеливо ждут тишины, чтобы продолжать.

Над колокольней взлетает ракета и рассыпается тысячами искр.

Офицеры встают с мест. Выстрелы все сильнее. Слышится ружейная стрельба. Четыре ракеты вспыхивают в темноте ночи. Трубят сбор.

– Атака! К оружию!

Офицеры перескакивают загородку и исчезают. Актеры хватают карабины. Грегуар – это Соленый Клюв, трубач, Виктория – зуав Дюлонг, мисс Туффль – Робер, белокурые усы которого замазаны мелом, Разибус – Бокамп, лорд Тейль

– Понтис, госпожа Кокинос – маленький барабанщик Мартин.

Наконец из суфлерской будки, словно из ящика с сюрпризами, выскакивает автор и режиссер – Сорви-голова.

Неразлучный адский патруль – налицо!

В одно мгновение все они готовы броситься на свой боевой пост.

ГЛАВА II

На приступ и только на приступ! – Битва. – Победители. – Полковник Брансион. – Безумная атака. – Трубач трубит. – Дама в черном. – Раненые.– Пленник.

Со всех ног бегут артисты-зуавы к своему полку, находящемуся позади редута Виктория. Луна ярко светит на небе. Светло как днем. Далеко растянулась темная линия войск.

Полковник стоит около знамени и курит сигару. Сорви-голова и его товарищи бегут мимо.

– Сорви-голова! – останавливает его полковник.

– Есть, господин полковник!

– Сколько вас здесь?

– Семьдесят человек, господин полковник!

– Хорошо. Через пять минут полк идет в атаку… проберитесь вперед… через насыпи… убивайте всех, кого встретите, но ни одного выстрела… штык… и больше ничего! Поняли?

– Да, господин полковник, понял!

– А ты, трубач, – добавляет полковник, – когда вы будете на последней траншее… труби на приступ!

– Слушаю, господин полковник! – отвечает довольный трубач.

– Труби на приступ, слышишь, и ничего больше!

– Слушаю, господин полковник!

– Разведчики, вперед! – раздается звучная команда полковника.

Семьдесят человек группируются около Сорви-головы. У всех сумки, в которых находятся молоток и гвозди, чтобы заклепывать неприятельские орудия.

Сорви-голова окидывает быстрым взором свой отряд и говорит:

– Мы готовы, господин полковник!

– Вперед, ребята!

Солдаты адского патруля быстро пускаются в путь. Впереди чернеет русский люнет Камчатка. Ни одного выстрела. Позади габионов, зияющих отверстий амбразур, разрытых насыпей – русские ждут атаки.

Между неприятельским редутом и последней французской траншеей расстояние в триста метров. Направо, недалеко от бухты, на Селенгинском и Волынском редутах уже начинается атака. Резкие звуки трубы, человеческие вопли и выстрелы.

Сорви-голова приказывает лечь на землю своим людям и выжидает. Проходит минута. Позади, словно море, надвигается полк зуавов.

– Вперед, товарищи! – командует Сорви-голова.

«На приступ!» – звучит труба.

Согнувшись, сжимая в руке карабин, солдаты адского патруля бросаются вперед. Раздаются выстрелы, крики.

вернуться

Note2

Игра слов: Порта и porte – дверь.

29
{"b":"5324","o":1}