ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секс без правил
Придворный. Гоф-медик
В тени сгоревшего кипариса
Николь. Душа для Демона
Анекдоты и тосты для Ю. Никулина
Испытать силу демона
Другая Вера
Пусть об этом знают все
Уродливая любовь
A
A

Сарина и Томас гуляли по саду, залазили в соседнее государство - весь мир принадлежал им. Но однажды Томас поскользнулся на тонком мостике через реку, соединяющую два берега - река, как мост, соединяет берега; если бы ее не было, а была пустота, мы не смогли бы переплыть на тот берег, в пустоте-то особо не разживешься, о чем свидетельствует космос, а, может быть, люди - это существа, способные жить на Земле?

Ощущение счастья не покидало ее. Она даже не вышла из этого состояния, когда Томас умер. А вышло вот что.

Мужчины сговорились, что Томас должен умереть. Иначе ему не отвязаться от Сарины и от своей любви к ней. Старые - а дураки! Сказала бы я, если бы вы меня спросили! Пятьдесят восемь лет, а не соображает ничего. Тоже, мальчик нашелся! Озорник, шутник, розыгрышник! Взяли гроб, пригласили гостей. Накрыли стол, вырыли яму. В тот момент, как надо опускать гроб в землю, Томас вынырнул из него - в ту секунду, как крышка гроба закрывалась, так в эту щель между верхней и нижней половинкой скользнул и убег от "смерти". Сарина думала, что Томас умер, поскользнувшись на бревне и упав в воду (а потом его вытащили, утопленника нашего, шутника! Столько лет прошло, а, как узнала правду, всю меня колотит.) Лег на землю, а его братец - Игорь - быстро накрыл Томаса одеялом, чтоб другие не видели. А люди тоже - не глупые. Один увидел башмак Томаса и говорит: "Что это? Вроде покойник в гробу лежал, а теперь - на земле?" Но Игорь увел его выпить стаканчик пива, и тот успокоился. "Может, и вправду, - думал он, - мы так хороним, другие - этак, а монах пришлый человек. Может, у них так положено, чтобы труп после смерти выскальзывал из гроба. А что, хоронить пустой гроб - это мысль! Это свидетельствует о единстве духа и тела!" Чем только люди не оправдают свою глупость - и духом, и телом, и - любовью.

Сарина не почувствовала его исчезновения. Монах, после того как совершил клятвопреступление и ложное погребение, отправился в дальние страны замаливать свои грехи, что вполне соответствовало его монашескому поведению.

Сарина осталась одна. Но весь мир был с ней. Почему это, когда я пишу водевиль, выходит трагедия? А стоит прикоснуться к трагическому, как тут же выползает противный толстый водевиль и начинает хрумкать у меня под носом и над ухом сметаной с помидором и тыкать в каждую строчку жирным красным пальцем с грязными ногтями (лень руки мыть): "Это - не так, а се не этак! А это се? Слезы, да? Зачем? Тебе что, в жизни слез мало? Ах ты дрянь, ты хочешь, чтобы я еще и в выдумках плакал?" Водевиль почему-то считает, что все, что я пишу - это о нем, эгоист!

Сарина осталась одна и не жалела об этом. Журчанье воды в реке, блеск солнца - монах подарил ей целый мир - бесплатно. Иногда она вспоминала его. Но как нечто, относящееся к ее жизни, и - не больше. Мудрость влюбленных в том, что, даже уходя, они оставляют нам частичку любви. Аминь. Да простит мне Бог все мои прегрешения и то, что я смеюсь над ним, ведь я - часть Бога! И если я смеюсь над собой, значит, я смеюсь над Ним! Поистине гигантское терпение нужно иметь, чтобы терпеть все это. Но все отцы балуют своих детей.

7. УБИЙСТВО

Падишах отвернулся. Сколько можно смотреть! Казнь закончилась.

Аман был привязан к дереву. Гладкий ствол эвкалипта холодил лицо, если приходилось очень больно.

Руки его, привязанные за кисти, обхватывали дерево, так что Аман оказался спиной к окружающим. Его били кнутом стараясь попасть в лицо, но не в глаза - кому нужен слепой калека! Глаза у Амана остались целы.

Его затылок представлял сплошное месиво из кнута, идущих друг за другом ударов и крови. Мелкие сосуды рвались, а крупные выдержали - они не были рассчитаны на пытку, но с самого рождения человека предназначены для жизни.

И так все было ясно. Дочь Падишаха убежала с иностранцем - уже второй раз, если считать первую, хотя это и был тогда фарс. Люди будут смеяться. Чтоб люди не смеялись, Падишах вымещал свою злобу на Амане.

Он ничего не сделал. Это потом выяснилось, что он ходил к монаху и предупредил его. Так думал Падишах. Не мог же Аман объяснить движений своей души - что он ходил к монаху, чтобы поймать его, но потом увидел, что тот боится смерти, и простил его. Боятся смерти только любящие, а Аман был мужчина, и ревность - один из двигателей процесса.

Аман шел, чтобы уничтожить своего противника, хотя принцесса - или шахиня, как вам больше нравится - была недосягаема, как заря на небе.

Аман очнулся. Затылок болел. С этого момента он считался сумасшедшим, хотя разум проснулся в нем. Необходимо пояснить с медицинской точки зрения, что произошло. Поскольку медицина у нас передовая отрасль и может констатировать смерть и даже определить болезнь, если это видно невооруженным взглядом, то я скажу: "Вдоль тела идут сосуды. Они крепятся к голове. Таким образом, голова управляет всем. Внутри тела гнездится зародыш смерти. Поскольку у Амана этот зародыш не был задет - предположим, у диабетиков он расцветает в желудке, а у больных астмой перемещается в легкие. Если только я не перепутала что-нибудь, и астма - это желудок, а не нога. Таким образом, этот зародыш перемещается по телу человека и ищет, где бы расцвести и захватить пространство." Это я к тому, что у Амана перебили только сосуды, и они вспучились и стали гнать гнилую кровь по всему телу, а так Аман был здоров даже лучше, чем раньше. Так думал Падишах. Так думали все. Так думал сам Аман. Теперь Аман мог быть с Сариной навсегда. Падишах любил сумасшедших. Сумасшедшими легче управлять. Падишах приблизил Амана к себе. Одинакового ростика, они часто ходили по двору падишахового дома и болтали. Аман простил Падишаха. Они стали друзьями. Все убийцы когда-то будут оправданы, и горе забудется. Может, проще не убивать? Неужели мы родились на свет, чтобы есть, спать и убивать? Хорошо, сменим тему - чтобы молиться, падать духом и снова вставать? И все? Кому нужны эти бесконечные падения, кроме человека?

Сарина не задумалась над этим. С тех пор, как "умер" (мы-то знаем, что не умер, а она думала, что мертв) Томас, она не выходила из своего дома, по крайней мере - за пределы дворца и маленького сада вокруг него. Аман иногда видел ее синее или серое платье.

Сарина тосковала о Томасе. Так думал Падишах. Он был так занят разговорами с Аманом о смысле жизни (говорил, естественно, Падишах), что не обращал внимания на дочь. Родители часто не обращают внимания на детей, которые не оправдали их надежды или их самих, и предпочли жизнь другую, не такую, как у них. Очень удобно. Падишах был счастлив. Дочь при нем. Государство цело. Собеседник для разговоров есть.

"Хоть бы соблазнила этого монаха, - думал иногда Падишах, - может быть, лучше бы было. Но, с другой стороны - было бы какое-нибудь монахическое государство вместо монархического. Тогда - прощай, трон! Нет, отличненько, что все - так!" Взрослые люди всегда найдут оправдание своим поступкам. С тех пор, как умер Томас, Сарина ни о чем не думала. Ах, нет! Думала. Она вспомнила Игоря.

Падишах, рассерженный, что ему пришлось избить Амана - Падишах был уверен, что Аман специально подстроил эту вылазку, чтобы позлить его, Падишаха - и приказал бить его по голове, чтобы лишить разума. Когда он лишил разума, он успокоился, но это было еще не все.

Отчаявшись найти Сариночку, он вернулся в замок, чтобы отдохнуть и перекусить. Но подозрения стали заползать в его дурную голову: "Что, если надо было бежать за ними, схватить, а потом вернуться в замок? - думал Падишах, - или наоборот - сначала вернуться в замок, потом схватить и бежать?" Власть Падишаха была так велика, что он не сомневался, что рано или поздно схватит беглецов. То, что они могут перейти границу, не приходило ему в голову. Зачем? Ведь он хочет схватить их! Зачем им скрываться, если он, Падишах, хочет найти их? Все должно делаться ради Падишаха и для его дочери.

Говорят, люди, уверенные в себе, обладают властью - зверь бежит к ним в ловушку, люди сами несут подаяние - нет, подать. Подать, дань и налоги. Люди сами платят, потому что им нравится платить и чувствовать себя ответственными. Эту мысль Падишах внушил народу, и народ слушался его. Лучше отдать что-то добром, иначе заставят силой.

8
{"b":"53246","o":1}