ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свирепым молоком оно тебя вспоило,

Ты, путь тройной свершив, до старости унылой

Забвенья не нашел на лоне красоты.

Буонарроти! Знал одно ты в жизни счастье;

Из камня высекать виденья грозной страсти,

Могуществен, как бог, и страшен всем, как он.

Достигнув склона дней, спокойно-молчаливый,

Усталый старый лев с седеющею гривой,

Ты умер, скукою и славой упоен.

Перевод Вс. Рождественского

АЛЛЕГРИ

Мой христианский дух терзает червь безверья,

Но посреди души искусства столп высок

Сонм высших сил его в священный свет облек,

Как освещает луч плиту в глухой пещере.

Аллегри, голос твой я слышу в Мизерере,

Он мощно сквозь века звучит, суров и строг,

К святым местам ведет твой сдержанный смычок,

К ногам Спасителя, к высокой райской сфере,

Пленясь, моя душа, - хотя она чужда

Божественной любви, - летит с тобой туда,

Где голос твой звучит у райского порога.

Как Перуджино встарь, вглядевшись в вышину

Я вижу праведных, одетых в белизну,

Которые поют и славословят Бога.

Перевод А. Парина

РАФАЭЛЬ

Будь славен, Рафаэль, будь славен, яркий гений!

Твой юношеский пыл, твой ясный дар я чту.

Везде, где чувствуют, где любят красоту,

Да воспоет тебя поток благословений!

Я не видал лицо бледней и совершенней,

Прекрасней - волосы, священней - чистоту;

Подобно лебедю, ты смотришь в высоту,

Готовый взвиться ввысь стезею откровений.

Нет, ни один их тех, кто хоть единый раз

Изведал власть твоих богоподобных глаз,

Не сможет позабыть черты твои святые;

Ты белой лилией царишь у них в сердцах,

Как ангел, день и ночь поющий в небесах,

Или как новый сын заступницы Марии.

Перевод А. Ларина

КОРРЕДЖО

О мать Аллегри, град - обитель христианства!

Великими детьми, о Парма, будь горда!

Я видел пышный Рим, другие города

Повергнувший бичом языческого чванства,

Я видел прах Помпеи - пурпурное убранство

На ложе римлянки, остывшем навсегда,

Я видел, как влекла эгейская вода

Дневное божество в глубь своего пространства.

Я видел в мраморе застывшие черты,

Но не сравню ни с чем стыдливой простоты

В одежде, словно свет, нарядной и воздушной;

Ведь эта простота - венок, что увенчал

Твое чело и власть над человеком дал

Твоим творениям, Корреджо простодушный.

Перевод А. Ларина

ЧИМАРОЗА

Рожденный в той стране, где чист лазури цвет,

С нежнейшим именем, в котором лир звучанье,

Беспечной Музыки веселое дыханье,

Певец Неаполя, любил ты с юных лет.

О Чимароза! Где другой такой поэт,

Чье озаренное весельем дарованье

На лица, полные угрюмого молчанья,

Могло бы так легко отбросить счастья свет!

Но в упоении бездумного успеха,

В бубенчиках шута, под тонкой маской смеха,

Ты сердце нежное хранил в груди своей.

Прекрасен гений твой, мечты всегда живые!

Не поступился ты ничем для тирании

И пел свободе гимн, томясь среди цепей.

Перевод Вс. Рождественского

КЬЯЙЯ

Сальватор

Завидую тебе, рыбак! Какое счастье

Работать, как и ты: тянуть умело снасти,

Челн на берег тащить и вдоль его бортов

Сушить на солнце сеть, принесшую улов!

Завидую тебе! Лишь солнце за Кипрею

Уйдет с пурпурною туникою своею,

Хотел бы я, как ты, под легкий шум волны

Следить за тем, как ночь к нам сходит с вышины.

Брат, я живу в тоске, смертельной и ужасной;

Мне больше родина не кажется прекрасной,

И для моих очей Неаполь золотой

Закрыл свои сады - цветущий рай земной.

Природы вечное вокруг благоуханье,

И воздух, каждое ласкающий созданье,

И эти небеса, пленяющие взгляд,

И бледный свет зари, и розовый закат,

Залив среди холмов, где в голубом просторе,

Как лебеди, скользят рыбачьи лодки в море,

Дымящийся вулкан, дома в садах густых

И память детских лет - беспечных лет моих,

Ничто не оживит души моей унылой!

Смеющихся тонов судьба меня лишила,

Черны теперь мои картины, словно ночь.

Палитру я разбил, отбросил кисти прочь,

В полях, в жестокий зной, по мостовым из лавы,

Как жалкий раб, брожу, презрев соблазны славы.

Рыбак

Брат, мне понятен вздох, тебе теснящий грудь,

И то, что у тебя сейчас безумья путь,

И то, что волосы твои с обычной ленью

На обветшалый плащ спадают мрачной тенью;

Понятно, почему так бледен ты сейчас

И почему, как вор, поднять не смеешь глаз.

Ты грустен не один. Твоя печаль близка мне.

Я крепок, закален, но тоже не из камня.

Я чувствую, как ты, что наш лазурный свод,

Закрытый тучами, и мне луча не шлет.

Да кто бы мог сейчас в разубранной одежде

Венчать себя лозой, как то бывало прежде,

И в паре с девушкой, поднявшей тамбурин,

Под тарантеллу вновь плясать среди маслин?

Кто мог бы, опьянясь мелодией, невинно

Увлечься плясками Италии старинной,

Когда страну мою печаль, как червь, грызет

И наша жизнь давно - иссохший горький плод,

Которому ничто вернуть не в силах сладость?

Мы, дети матери-страны, дарившей радость,

Запряжены в ярмо, как жалкие быки,

И в тесной упряжи, вздыхая от тоски,

Должны влачить свой плуг в мученьях непрестанных

И подставлять бока для плеток иностранных.

Сальватор

Ты в дружбе с морем рос, оно всегда с тобой,

Необозримое, как воздух голубой.

Когда порой орла в убежище нагорном

Тревожит человек дыханием тлетворным

И низостью земли ты возмущен - скорей,

Отважною рукой гребя среди зыбей,

Уходишь ты в простор, целительный и пенный,

Широкий взмах весла, и ты - король вселенной!

С приподнятым челом, в живительных лучах,

Приветствуешь ты мир и солнце в небесах.

И песни ты поешь. А если гневно море

И если гул земли, ее тоска и горе

Настигнут здесь тебя, под волн угрюмый шум,

Свободно изливать ты можешь горечь дум.

А нам, сынам земли, изведавшим страданье,

Приходится терпеть, молить, хранить молчанье,

На собственной крови выращивать обман,

Сносить отказ глупцов, терзаясь болью ран,

И видеть - только день прольет свой яркий пламень

9
{"b":"53258","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рассвет над бездной
Изнанка
Капитализм в Америке: История
Как продавать дорого!
Новые медиа. Социальная теория и методология исследований
А наутро радость
Линия мести
Дунайские волны
Трезориум (адаптирована под iPad)