1
2
3
...
34
35
36
...
40

– Сэм-Отравитель прекрасно с этим справится, – сказал шериф сам себе после размышлений и немедля вызвал в кабинет трактирщика. В прошлом фальшивомонетчик, приговоренный к восьми годам принудительных работ, он был освобожден четыре года назад с условием помогать шерифу шпионажем; негодяй оказал шефу полиции уже немало услуг, а тот крепко держал его в руках и мог в любой момент отправить на каторгу за скупку краденого золота, которой Отравитель занимался почти не таясь.

– Сэм, – начал шериф без всякого вступления, – кажется, контракт на владение землями «Свободной России» фальшивый, абсолютно фальшивый. Чтобы убедиться в этом, нам нужно его посмотреть…

– Но, месье, его можно взять на время, – отвечает Сэм, понявший все с полуслова.

– Я рассчитываю на вас, чтобы подготовить условия для этого временного изъятия.

– И правильно делаете, месье шериф, мне нужно только одно…

– Я ни о чем не хочу знать, действуйте как знаете. Когда этот так называемый контракт будет у вас в руках, принесите его мне. Даю вам восемь дней!

– Хорошо. Но если полетят головы и будут переломаны у кого-нибудь ребра…

– Ну, Сэм, такое разве в диковинку? На этих золотых полях много отчаянных и сильных головорезов – тем хуже для голов и ребер тех, кто послабее. Держите, вот тысяча долларов на расходы. Получите еще столько же, когда принесете документы. Кроме того, мы подумаем, не пора ли отменить давно установленную за вами слежку.

Пока Сэм умело готовил операцию, сэр Джордж послал правителю-наместнику шифрованную телеграмму и добился от брата приказа о высылке из страны Алексея Богданова, главного акционера «Свободной России» и души всего прииска.

Когда основной противник был удален, сэр Джордж с облегчением вздохнул и решил, что легко справится с Перро и директором, но тут появились три каких-то юнца.

– Пусть они вас не беспокоят, – успокоил шерифа Сэм-Отравитель.

– Дело на мази, – доложил шериф Его Высочеству.

За восемь дней сообщники никак себя не проявляли, так что и Перро, и его племянники, и директор поверили, что дела улажены или, во всяком случае, начинают улаживаться. Истекал срок, данный шерифом Сэму для исполнения поручения. Контракт необходимо было достать ближайшей ночью. После фальшивки за подписью Богданова, отправленной на адрес «Свободной России» самим шерифом, все успокоились, и Перро по настойчивому приглашению сэра Джорджа без колебаний отправился на охоту за бигорнами. Тем более что наш джентльмен посулил за участие в экспедиции золотые горы – отказаться было трудно.

Едва Перро уехал, Сэм предоставил рабочим прииска кредит – теперь понятно, из каких денег. Возбужденные алкоголем старатели ждали получки, а трактирщик знал, что вовремя ее выплатить не смогут.

Для осуществления своего плана он позвал Рыжего Билла – головореза, способного ради денег на все.

– Вот тебе, Билл, двадцать пять долларов, сегодня ночью в одиннадцать часов ты залезешь на крышу дома хозяина прииска, спустишься через трубу в комнату директора, одолжишь у него связку ключей и спрячешь так, чтобы никто не пронюхал, где они.

– А если директор окажет сопротивление, если он сунет мне в бок револьвер…

– Не бойся, каждый вечер господин Иван приходит сюда выпить грога. Сегодня в его бокал я подолью несколько капель надежного снадобья, и русский будет дрыхнуть как убитый.

– А если все-таки проснется?

– Полоснешь ножом по горлу! И больше не приставай ко мне с вопросами! Вот, бери свои доллары, столько же получишь, когда справишься с делом.

Рыжий Билл удалился, бормоча себе под нос:

– Лучше сразу помахать ножичком, тогда точно не проснется.

План Сэма был очень прост: забрать у директора ключи от сейфа и тем самым помешать выдать рабочим заработную плату. В состоянии пьяного возбуждения – а питья будет море – рудокопов легко подтолкнуть к мятежу и затем к грабежу или поджогу дома, а тогда уж ничего не стоит взорвать динамитом сейф.

Замысел не совсем удался, так как Рыжий Билл, убив директора и украв ключи, попался с поличным. Ключи оказались у братьев.

Сэм, лишившийся помощника, нашел другого подручного, половчей и повезучей. Тот, согласившись помочь похоронить директора, связал Франсуа и бросил умирать на краю рва. Сейф же взорвал.

Шериф, в чьи руки Жан с приказчиком передали убийцу директора, ничуть не взволновался. Он выслушал рассказ о зловещих событиях на прииске, сделал вид, что всему верит, посадил Рыжего Билла в камеру, а когда Жан со своим спутником готовы были удалиться, объявил им, что, по зрелому размышлению, их тоже должен арестовать, пока это темное дело не прояснится.

Конечно, молодые люди начали бурно негодовать, тогда могущественный шериф, пожав плечами, позвал помощников и приказал запереть недовольных в камерах, соседних с камерой убийцы.

К вечеру приехал обеспокоенный Жак, его постигла та же участь.

Потом шериф, понимая, сколько выгоды можно извлечь из этого дела, выписал ордер на арест Франсуа и решил открыть следствие, словно он и впрямь подозревал, что братья причастны к убийству.

Обвинение было абсурдным, идиотским, разваливалось на глазах, но, вовремя пущенное в ход, оно при определенном нажиме могло и должно было напугать этих здоровых парней. Тюрьма многих меняет, даже ломает. После нее, полагал шериф, этих мальчишек будет легко заставить навсегда покинуть Британскую Колумбию. А начнут упорствовать – отдам под суд, и, кто знает… не придется ли им закончить свои жизни на виселицах?

Пока шеф полиции разбирался с юными защитниками прииска, сэр Джордж искал возможности расправиться со своим проводником.

Поняв, что отважный канадец не собирается ни при каких обстоятельствах складывать оружие и будет продолжать при любых условиях всеми силами защищать «Свободную Россию», англичанин абсолютно хладнокровно решил отправить его на тот свет, выбрав удачный момент, позволявший все списать на несчастный случай.

На той тропе, по которой они шли, случай мог представиться быстро. Негодяй, как вы видели, мгновенно им воспользовался.

Резко толкнув плечом, джентльмен отправил Перро в бездонную пропасть, как раз когда охотник мотивировал силу свидетельских показаний при исчезновении документов.

Совершив преступление, англичанин, сколь притворно, столь и искусно, стал сокрушаться о человеке, не раз спасавшем ему жизнь:

– Бедный Перро, такой сильный! Такой ловкий! Один неверный шаг… Подумайте, один неверный шаг…

Слуги склонились над обрывом, но даже не поняли, крутой или пологий у него склон, поскольку все заросло деревьями, лианами, терновником, густыми кустами.

Тело Перро, падая отвесно, очевидно, угодило в стремительный поток, шум которого доносился до горной тропы.

Вернувшись в Баркервилл, Его Высочество для порядка сообщил о том, что метис из Канады месье Перро, находившийся временно на службе у Джорджа Лесли, по неосторожности сорвался в бездну. Смерть наступила мгновенно.

– Ну что ж! Можно передавать концессию преемнику, – цинично воскликнул шериф.

– А как наследники? – вроде бы невзначай спросил сэр Джордж.

– Все складывается самым лучшим образом, ваше превосходительство. Вот те самые документы, о которых вы хлопотали.

– Очень хорошо, дайте мне их изучить да досуге. Да, кстати, дело о назначении вас генеральным прокурором округа продвигается.

– Вы очень добры, Ваше Высочество.

– Приказ о назначении, очевидно, будет подписан послезавтра, но вы можете уже сегодня приступить к выполнению новых обязанностей, поскольку место вакантно.

– Ваше Высочество, не думаете ли вы, что мне представляется удачный случай начать свою деятельность в новой должности с предъявления трем молодым людям обвинения в убийстве директора прииска?

– Прекрасно, дорогой прокурор. Начните следствие по делу об убийстве, и эти чудаки будут, я надеюсь, примерно наказаны, – отвечает мошенник, делая вид, что верит в виновность Жана, Жака и приказчика. – Но есть ведь и четвертый подозреваемый?

35
{"b":"5328","o":1}