ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 10

Люк, носовой платок и веревка. – Хлороформnote 97. – Трио пьяниц. – Условия Боба и Франсуа. – Капитуляция по-индейски. – Боб закручивает винт. – Побежден. – Свободны! – Путь в Америку. – Безумие.

Получилось все, как задумали высокопоставленные преступники. Пока суд оскорблял невиновных и подталкивал к беспорядкам толпу, сэр Джордж составил документ на лишение «Свободной России» всех прав.

Как генеральный инспектор с неограниченными полномочиями, англичанин имел право потребовать от «Свободной России» внести в казну в течение суток сумму в один миллион четыреста тысяч пиастров. Неисполнение этого приказа влечет за собой – немедленно и без обжалования – аннулирование «русской» концессии.

Раз директор убит, основной акционер выслан из страны, а на остальных заведено судебное дело, документ о лишении прав предъявлять некому, он остается в распоряжении шерифа, вернее, одного из его помощников.

По причине отсутствия акционеров имущество концессии не может быть сохранено, все решения суд имеет право выносить заочно.

Бесстыдные, преступные законы, но они пока в силе.

Десять часов вечера. Если к этому же часу следующего дня «Свободная Россия» не уплатит фантастическую сумму в семь миллионов франков, она согласно закону перестает существовать и ей на смену официально придет компания «Бигорны и Карибу».

Известие о чудесном воскрешении Перро и его драматическое появление в зале суда сэр Джордж выслушал равнодушно, пожав плечами.

– Что ж, странностям в жизни нет конца, – произнес он, пощипывая свои седеющие бакенбарды. – Но какова дерзость – выдвигать против меня такое обвинение! Придется и с ним, и с остальными разделаться окончательно. Не позднее следующей ночи все они будут вздернуты на столбе по всем правилам суда Линча. А вот коротышка шериф далеко пойдет, ишь как все устроил! Ведь и впрямь, надо иметь талант, чтобы, служа вроде строгому и безупречному правосудию, натравить толпу на невиновных, которых нам как раз и хочется устранить!

Вынеся столь глубокое и беспристрастное суждение о правовых органах страны, джентльмен сначала выкурил с удовольствием сигару, не торопясь выпил чашку чаю, потом принялся за ритуал подготовки ко сну с тщательностью человека, знающего себе цену и питающего к бренной своей оболочке истинное уважение.

Он бросил последний удовлетворенный взгляд на составленный им акт, упраздняющий «Свободную Россию». Этот документ соседствовал с уставом компании «Бигорны и Карибу». Англичанин прочитал его как вечернюю молитву и лег в постель, заснув крепким сном праведника.

Резиденция сэра Джорджа расположена в центре Баркервилла, между банком и кальвинистской церковьюnote 98, – солидный, двухэтажный дом, словно крепость, полностью скрытый от посторонних глаз стенами, решеткой и деревьями палисадника. На первом этаже находится кухня, столовая, гостиная, комната для курения, ванная, каморка повара Ли и клетушка, в которой спит кучер.

На втором этаже апартаменты сэра Джорджа. Пять роскошно обставленных комнат, а также закуток лакея, который все время должен быть под рукой.

Еще выше чердак, куда никто не заглядывает.

Пробраться в этот массивный дом, где заперты все двери и обитатели решительны и вооружены до зубов, практически невозможно.

Поэтому генеральный инспектор спит как убитый.

Первый сон крепок. Разве услышишь, как над головой что-то таинственно зашуршало. Если бы спящий проснулся и взглянул хотя бы краем глаза на происходящее, то при тусклом, но достаточном свете ночника разглядел бы черный квадрат, внезапно появившийся на потолке между балок.

На первый взгляд ничего особенного, но почти в полночь это отверстие в две ладони шириной соединило спальню Его Высочества с заброшенным чердаком.

В любом случае сэр Джордж подумал бы, что это ему снится, особенно когда из отверстия стала спускаться на веревке белая тряпка – все ниже, ниже, пока не коснулась постели.

Действительно, возможно ли на самом деле смехотворное появление здесь банальной белой тряпки?

Но вот запах ее – тонкий всепроникающий запах эфира, заполняющий комнату своими раздражающими волнами, – банальным не назовешь.

Поскольку эта тряпка – обыкновенный носовой платок, перехваченный посредине простой веревкой, – висит прямо над лицом нашего аристократа, он вдыхает сладковатый аромат в больших дозах, но никак не реагирует.

Две минуты полной тишины, слышно только, что дыхание спящего стало более глубоким, с присвистом.

Носовой платок быстренько взлетает, на миг исчезает и спускается вновь, опять смоченный летучей жидкостью, запах которой напоминает запах спелого ранета.

На этот раз никто не держит платок над носом спящего, его просто бросили ему на лицо, а сэр Джордж не шевельнулся и совсем не знает, что за операцию над ним производят.

Еще через две минуты окошечко в потолке громко захлопнулось. Кажется, теперь никто не старается соблюдать тишину.

Вскоре под тяжелыми шагами содрогнется деревянная лестница, дверь в спальню сэра Джорджа широко распахнется, пропуская каких-то мужчин – лиц под широкополыми шляпами не видно. Один из пришельцев высокий, другой низенький.

Они идут прямо к кровати, на которой спит, неподвижный как труп, инспектор края, вытаскивают его из-под одеяла и ловко одевают.

Наш джентльмен совершенно недвижим и позволяет делать с собой что угодно, а когда его перестают поддерживать, валится на пол как паяц кукольного театра, у которого разом оборвались все нитки.

– Но как же вынести его отсюда, не привлекая внимания прохожих? И не боишься ли ты, что он проснется раньше, чем мы его донесем?

– Положись на меня, милый Франсуа, – отвечает низенький, так гнусавя, что и при слабом свете ночника можно узнать Боба. – Я не первый раз пользуюсь хлороформом и гарантирую, он проснется не раньше чем через час.

– Ладно, пошли!

– Подожди минуточку. Что там за бумаги на столе? Вот пожалуйста! Контракт на владение землями «Свободной России»! Какая удача! Франсуа, спрячь эти бумаги в карман. Каждая из них стоит не меньше пятидесяти тысяч долларов. Это очень облегчит нашу задачу.

– Ну, Боб, хватит разговоров, пойдем отсюда, – торопит молодой человек, тщательно спрятав бумагу во внутренний карман охотничьей куртки.

– Ол райт! note 99 – отвечает ковбой, беря спящего джентльмена под руку.

– А ты, Франсуа, подхвати-ка его под второе крылышко.

Спокойно, так, словно все слуги подкуплены, они спускают сэра Джорджа по лестнице, ступенька за ступенькой, выходят во двор, и Боб командует: «Стоп!»

– Что такое?

– Положи-ка Его Высочество и хорошенько вываляй в пыли.

– Зачем?

– Да чтобы он был похож на бродягу. Вот так, прекрасно, теперь идем.

Они снова подхватывают сэра Лесли под руки и выходят на плохо освещенную улицу, где пока ни души.

Американец затягивает песню пьяницы, сказав Франсуа:

– Делай, как я, пусть ноги заплетаются, качайся, пой…

Они шли, петляя и спотыкаясь, а похищенный, болтаясь между ними, безвольно повторял эти замысловатые па. Внезапно перед ними вырос полицейский.

– Куда направляетесь, ребята? – спрашивает он с оттенком симпатии и зависти в голосе.

– Вот дружок перебрал лишнего, – говорит Боб, вполне натурально икая, – а мы крепко держимся на ногах, у нас ясная голова, доведем его до дома.

– Не очень полагайтесь на свои крепкие ноги, – отечески советует полицейский.

– О, не беспокойтесь, мы так пятьдесят миль можем пройти, – расхвастался, как и положено пьяным, Боб. – Спасибо вам и спокойной ночи.

– Спокойной ночи, друзья.

Этот причудливый спектакль длился не больше четверти часа.

Пятнадцать минут спустя молодые люди уже были на другом конце городка, перед стоящим на отшибе мрачным, из тяжелых бревен, домом.

вернуться

Note97

Хлороформ – бесцветная жидкость со сладковатым запахом, обладает сильным наркотическим и снотворным действием.

вернуться

Note98

Кальвинистская церковь – по имени Ж.Кальвина (1509-1594). Возникла в XVI в. как протест против римско-католической церкви.

вернуться

Note99

Ол райт – от all right (англ.) – хорошо, согласен.

37
{"b":"5328","o":1}