ЛитМир - Электронная Библиотека

Прибыв на место, рыбак изучает, какой приманке здешняя форель отдает предпочтение, – оказывается, это ивовая мушка.

Между пергаментными страницами альбома, на которых изображены блестящей краской насекомые, находятся отрывные листки, к которым прикреплены искусственные мушки, сделанные из ниток и перьев, шевелящиеся на крючке так, что рыба получает полную или хотя бы достаточную иллюзию, что приманка живая…

Сэр Джордж сравнивает рисунок ивовой мушки с мушкой, изготовленной продавцом, находит сходство недостаточным, укрепляет еще одно перышко – как антенну – над головой насекомого, убирает кусочек медной проволоки, щелкает языком и шепчет:

– Вот теперь то, что надо.

Лакей по первому знаку достает из прорезиненного чехла четыре колена из орешника, каждое длиной метр десять сантиметров, плотно ввинчивает их в медный патрон, которым заканчивается каждое колено; получается крепкая, гибкая, как китовый ус, удочка; потом протягивает шелковую нить в кольца, расположенные по четыре на каждой секции, закрепляет катушку с пятьюдесятью метрами намотанной на нее лески и подает снасть хозяину.

Тот сажает подновленную мушку на конец шелковой нити и ловко сматывает с поскрипывающей катушки приблизительно пятнадцать метров лески.

Теперь надо забросить приманку на середину потока так, чтобы форель – самая осторожная из всех рыб – была уверена, что насекомое опустилось само, из роя мошкары, что вьется над речной поверхностью в безумном танце и под особым углом пикирует на воду.

Эта деликатная операция требует подлинной ловкости и большого опыта. Поначалу ничего не удается, сто раз придешь в отчаяние, прежде чем обретешь ловкость спортсмена-англичанина, который умеет – правда, при отсутствии ветра, – два раза из трех забросить мушку в шляпу с расстояния в двадцать метров.

Сэр Джордж совершает все приготовления молча, с той лихорадочной медлительностью, которая выдает истинную страсть: прихватывает крылатую обманку указательным и большим пальцами левой руки, собирает свободными кольцами всю леску, спущенную с катушки, и не спеша идет берегом, высоко подняв удилище, устремив взгляд на воду. Вскоре он останавливается, пошире расставляет ноги, яростно взмахивает правой рукой так, что конец удилища описывает широкий полукруг, и отпускает мушку.

Удилище и искусственная мушка, прикрепленная вместо наживки, следуя движению руки, со свистом рассекают воздух. Хладнокровно, с ловкостью, выдающей опытного рыбака, джентльмен подсекает этот полукруг легким, но сильным движением кисти, и приманка, подскочившая словно от удара кнута, опускается вертикально с той мягкостью, какая свойственна только живому существу.

Чем быстрее течение, тем больше шансов обмануть рыбу, подстегиваемую сразу и страхом и голодом.

Поскольку насекомых быстро сносит по течению, рыба торопится их схватить, не особенно разглядывая.

У сэра Джорджа бросок мастера.

Едва искусственная ивовая мушка касается поверхности потока, как сразу исчезает, схваченная с необыкновенной жадностью. В то же мгновение рыбак делает движение, похожее на па фехтовальщика, переходящего в защиту. Леска вдруг натягивается, того гляди, порвется.

Судя по началу этого поединка, рыба огромная.

Сэр Джордж, понимая, что такого натяжения не выдержит ни леска, ни прекрасное удилище из орешника, отпускает понемногу нить, которую словно с сожалением отдает поскрипывающая катушка. Попавшая на крючок форель, инстинктивно почувствовав временную передышку, начинает отчаянно сопротивляться.

У каждой рыбы свой способ защиты. Усач надеется на свою массу, силу и резкие рывки; щука не хитрит, дерется в открытую; у леща кошачьи повадки, ловкость фокусника, использующего рельеф дна, заросли водорослей. Форель в борьбе за жизнь применяет все эти приемы, причем меняет их с такой быстротой, что победить ее может только настоящий мастер, искушенный во всех тонкостях этого необычайно волнующего поединка.

Хитрые уловки, кружение вокруг своей оси, быстрые рывки ко дну, петляющее движение возле скалистых уступов, притворные обмороки, за которыми следуют отчаянные прыжки – отважная, энергичная, ловкая форель столь изворотлива, что, даже поймав на крючок, ее не так-то легко вытащить на берег.

Но сэр Джордж – истинный артист. С изящным спокойствием, точными движениями, подчиняясь интуиции, которая никогда его не обманывает, он предугадывает самые немыслимые действия противника и искусно предупреждает их.

Держа пружинящее удилище почти вертикально, он чувствует с точностью до десяти сантиметров, сколько надо отпустить лески, и до долей секунды, когда можно намотать немного нить на катушку и медленно, но неумолимо подтягивать к берегу рыбину, уже подуставшую в беспощадной борьбе, совсем затихшую. Новичок тут обязательно обманется и начнет торжествовать победу. Сэр Джордж не поддается иллюзии, он наготове, весь в ожидании. Совсем скоро форель резко бьет хвостом и стремительно погружается.

Рыбак, обожающий подобные поединки, только насмешливо улыбается, шепча:

– Ты у меня в руках…

Опять, как кузнечик, трещит катушка, удилище наклоняется, форель стремительно удаляется, идет вверх по течению, потом обратно, резко погружается на дно, выпрыгивает из воды, но никуда не может деться от талантливого рыболова, который предугадывает, предвосхищает все ее маневры, «работает» так, что, уступая ей, утомляет ее еще сильнее.

Борьба длится уже двадцать пять минут. Последняя хитрость, последняя отчаянная попытка порвать эту крепкую неподдающуюся леску, освободиться от крючка, намертво вцепившегося в губу.

Все напрасно! Задыхаясь, то трепеща, то застывая без движения, форель наконец сдается, и торжествующий сэр Джордж подтягивает ее, уже не сопротивляющуюся, к крутому берегу.

Зная, что теперь пришло его время действовать, лакей подбегает к роскошной рыбине, хватает ее за жабры и, не обращая внимания на липкую грязь, пачкающую ливрею, прижимает к себе, вбегает на берег и опускает на траву.

Первый трофей сэра Джорджа весит почти двенадцать килограммов и имеет метр двадцать сантиметров от головы до хвоста!

Джентльмен с удовольствием наблюдает, как бьется в агонии его добыча.

– Я так и знал, что эта форель – таймень! – шепчет он.

Затем, когда рыба заснула, говорит лакею:

– Бросьте ее в воду!

Британский аристократ любит рыбную ловлю с подсечкой, но рыба, обессиленная при этом, по существу, погибает и таким образом снова освобождается от того, кто ее победил, – брат правителя-наместника уснувшую рыбу не ест, а отдать ее слугам и помощникам – это было бы слишком. Нельзя же так низменно использовать улов, побывавший в руках самого сэра Джорджа. Улов должен исчезнуть, но не так банально, ведь рыбная ловля для Его Высочества – священнодействие.

Форель понес брюхом кверху быстрый поток; англичанин собрался спуститься немного по течению реки, чтобы забросить новую мушку, как вдруг услышал сильный всплеск.

Удивленный, он остановился и увидел в нескольких метрах от своей рыбы кирпично-красное лицо индейца. Тот схватил рыбину, подтянул ее к берегу и вылез из воды. Это был один из тех туземцев, что приходили вчера и которых Перро назвал «Дурной народ».

Индеец, взбодренный выпитым бренди, тайком следовал за джентльменом, ожидая или новых щедрот или счастливого случая, который действительно не заставил себя долго ждать. Гортанным голосом краснокожий зовет своих соплеменников, затаившихся у скал, показывает им поживу, и все пускаются в дикий танец, оглашая окрестности громкими криками.

Тут сэр Джордж забыл о рыбалке, ему пришла в голову мысль, что было бы интересно зарисовать эту забавную сцену. Он вынимает из кармана блокнот и начинает делать эскизы. Но попробуйте на лету схватить эти вроде бы беспорядочные движения! К тому же индейцы, увидев белый лист бумаги, из которого может выскочить пугающая их «медицина», затихает.

Тогда сэр Джордж, не вступая в контакт с антропофагами, быстро говорит что-то Джо, который срывается с места и мчится в лагерь, находящийся за километр отсюда.

7
{"b":"5328","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Оживший
Книга Балтиморов
Ложь во спасение
Законы большой прибыли
Баллада о Мертвой Королеве
Второй шанс. Счастливчик
Руки оторву!
Пропаданец
Факультет уникальной магии. Возвращение домой