ЛитМир - Электронная Библиотека

Наш герой упал в объятия старины Питуха, который, всхлипывая, повторял:

– Ах, капитан, как мы все перепугались!

После пережитого Ртуть с минуту оставался недвижен, с блуждающими сумасшедшими глазами. Он увидел перед собой смертельно бледного Бедняка, который улыбался и протягивал к нему руки.

– Ну и жуть! Я думал, свихнусь.

– Что случилось? – пробормотал Ртуть. – Я жив?

– Сейчас все объясню. – Голос Бедняка дрожал. Он показал капитану на стену, где находился рычаг, подобный первому.

– Вот в чем дело. Когда ты меня выпихнул, я сначала ничего не соображал, как идиот. Потом увидел, что ты попался, и тут кровь прилила к голове, в мозгу просветлело. Гениальная идея осенила меня… Если есть рычаг закрывающий, должен быть и открывающий. Я направил на стену фонарь. И что же увидел? Такой же рычаг, только поднятый. Как я до него добрался, сам не помню… Я вцепился ногтями, потянул, рычаг подался и пошел вниз. Ах, мой дружочек Ртуть, дай я тебя обниму!

Трагическое событие, о котором мы так долго рассказывали, на деле не заняло и пяти минут.

– Ну-ка, глотни чуток! – продолжал счастливый Бедняк, поднося другу бутылочку, предусмотрительно захваченную у охранников.

Ртуть сделал большой глоток и глубоко вздохнул:

– Ничего не скажешь, друзья, воскреснуть из мертвых – это здорово!

Щеки его порозовели, глаза снова заблестели. Наш герой поднялся на ноги и выпятил грудь – жизнь хороша! Товарищи грянули «ура!».

– Тихо! – прикрикнул Ртуть. – Не ровен час, услышат враги. Еще ничего не сделано. Проход, откуда нам с Бедняком удалось выбраться, не ведет на волю. Нужно обследовать другой.

– Капитан, – вступил в разговор Толстяк, – мы не хотим, чтобы вы ходили одни.

– Но…

– Никаких «но», капитан, или все вместе, или мы взбунтуемся…

Остальные тихо повторили хором:

– Все вместе!

Почему бы и нет? Эти люди были так дружны, что и на смерть шли все вместе.

– Пошли! – произнес Ртуть. Раздался гул одобрения.

– Неизвестно, куда мы идем, – заметил Питух, – но всегда приятно идти куда-то…

– Послушай, шеф, – заговорил Бедняк, – лучше быть начеку. Может, обследуем стены и поищем их маленькие хитрости, чтобы опять не попасться…

– Ты прав. Поспешим. Мне кажется, фонарь скоро потухнет.

– А масла для него у нас нет.

Ртуть взял фонарь и начал тщательно изучать старые стершиеся камни. Все они плотно прилегали друг к другу – ничего особенного.

Тогда капитан углубился в подземный ход. За ним – Бедняк, и другие не отставали ни на шаг.

– Стоп! – крикнул Ртуть.

– Что такое?

– Ничего серьезного. Теперь будем не спускаться, а подниматься, здесь каменная лестница. Очень узкая, в толщину стены, нужно будет идти по одному.

– Сойдет и лестница, – сказал Бедняк, – пошли!

Отряд отправился вверх. Ступени оказались в довольно приличном состоянии. Винтовая лестница поворачивала вокруг каменной оси.

– Совсем как башни Нотр-Дама[153], – сострил Бедняк, неисправимый парижанин.

«Ртутисты» поднимались медленно и равномерно. Дошли до первой площадки, которая расширялась и вела на следующий этаж.

– Вот и фонарь погас! – заметил Бедняк. – Если бы еще на всех этажах были газ и вода… Хотя, впрочем, и так видно.

Действительно, в стене находилась узкая длинная щель – бойница, – куда проникал луч света. Значит, ночь прошла, начался новый день.

«Как-то он закончится?» – подумал Ртуть. Уверенность изменяла ему. Спускались ли они или поднимались – не похоже, что это путь на волю.

Впереди возникла решетка из четырех железных брусьев толщиной в человеческую руку.

– Открывай! – сказал Бедняк Ртути. – Это по твоей части.

– С удовольствием. Кажется, замок не сложнее остальных. Только я удивляюсь – почему здесь нигде нет ловушек?

– Вроде тихо, – заметил Бедняк. – Мне тоже странно. Но я не думаю, что это должно нас пугать.

– Верно. Вперед!

Инструменты помогли. Замок щелкнул, дверь открылась.

– Черт возьми, тяжелая, – заметил Ртуть. – Бедняк, проходи быстрее. Дверь нужно держать, иначе она захлопнется. Там где-то рычаг, который ее закрывает…

Ртуть и Бедняк прислонились к решетке и удерживали ее прижатой к стене, пока весь отряд не прошел. Капитан пересчитал «ртутистов»: все на месте.

– Теперь отпускаем. Если нам придется вернуться, откроем снова, вот и все.

Друзья отстранились. Дверь резко захлопнулась, очевидно благодаря механизму, спрятанному в стене. Внезапно Бедняк воскликнул:

– Смотри, Ртуть, смотри!..

Ступени лестницы, по которой только что поднимались пленники, повернулись вокруг невидимой оси. Шесть – восемь ступеней обнажили черную бездонную дыру.

– Вот чертовщина! – выругался Ртуть. – Мы заблокированы, обратно нам не спуститься!

– Остается лишь подниматься, – констатировал Бедняк. – Но, ей-богу, до чего ловкие трюки: человек доверчиво поднимается, открывает дверь, она сама закрывается, и лестница летит к черту…

Ртуть тоже хотел бы свести все к шутке. Но он думал о своих товарищах, которых нужно спасти во что бы то ни стало, даже ценой собственной жизни. Вместо этого получалось, что он вел их к новым опасностям.

Товарищи прочли мысли Ртути.

– Ну что, капитан, полезем на следующий этаж? – спросил Питух.

Старый горнист сказал это так дружелюбно, что глубоко растроганный Ртуть положил ему руку на плечо.

– Вы – славные парни!

– Вы – отличный капитан, шеф. Пошли?

– Пошли… навстречу неизвестности.

Друзья поднимались вверх. Все чаще попадались бойницы, поэтому было достаточно светло. Ртуть тщательно обследовал стершиеся ступени – ничего подозрительного. Решеток тоже больше не попадалось, пленные беспрепятственно добрались до маленькой постовой будки, выбитой в стене, подобно нише для скульптуры.

– Знаешь, шеф, – проговорил Бедняк, – я посмотрел в бойницу: мы находимся очень высоко. Думаю, мы попадем на крышу монастыря.

– Куда-нибудь выйдем, – небрежно бросил Ртуть. Бедняк замолчал, потом сунул нос в будку:

– Ну да! Вот она, крыша. – Капитан тоже заглянул.

– Не знаю, что лучше – на самом верху или в самом низу. Но, раз мы здесь, ничего не попишешь.

– Что будем делать? – спросил Бедняк.

– Мы подобны вечному страннику, который не мог остановиться. Нельзя оставаться на лестнице, поднимемся вверх, там увидим…

Ртуть повернулся к отряду.

– Друзья, дела плохи, я не знаю, как выбраться отсюда. Можно было бы спуститься, но лестница отрезана, вы сами видите. Если у кого-нибудь есть предложения, говорите…

– Но, капитан, все хорошо, все очень хорошо. Подышим свежим воздухом, уже неплохо… Как хотите… Направо, налево, вперед, назад! На ваш выбор!

Пленники старались шутить и ободрить юношу.

Ртуть и Бедняк заглянули в будку – закуток округлой формы с дверью на крышу. Гаврош правильно заметил, похоже на площадки парижских памятников, Триумфальную арку, Колонну.

Что раздумывать? Дверь открыта, лишь засов из железного прута на уровне пояса. Стоит только отодвинуть его, входя, и отпустить за собой.

Капитан оттянул засов, вышел и подержал его, чтобы дать пройти Бедняку: естественный жест, которого требовала вежливость. Бедняк оказал такую же услугу Питуху, тот – Толстяку, и так далее. Последний «ртутист» просто отпустил за собой горизонтальный рычаг. И тут…

Будка внезапно повернулась, раздался резкий щелчок, гладкая, ровная поверхность оказалась на месте входа. Мышеловка захлопнулась! Люди бросились на стену, пытаясь снова повернуть ее. В ход пошли ногти, ножи, приклады…

Тщетно.

– Черт побери! Разрази их гром! (Это самые безобидные слова из тех, что вырвались у наших героев.)

– Влипли! – бормотал Бедняк. – Ах, сволочи!

В несколько прыжков Ртуть достиг края террасы, она занимала всю крышу, просторная, покрытая мраморными плитами, обнесенная мощными зубцами. Подходящее место для последнего пристанища. Если бы только иметь боеприпасы и провизию… Но терраса была совершенно пуста.

вернуться

153

Нотр-Дам – собор Парижской Богоматери

41
{"b":"5329","o":1}