ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этот запах в воздухе. По запаху он нашел небольшое латунное блюдо у постели. В нем лежало несколько крохотных черных кубиков. От его прикосновения часть кубика рассыпалась в прах, и Рол кашлянул от возникшего при этом душистого облачка. Голова у него мигом поплыла, и он сплюнул, чтобы избавиться от вкуса во рту. Он перешагнул через тела на полу. Предплечье кровоточило и онемело, левая рука стала почти бесполезной. Он оторвал полосы от покрывала и крепко перевязал рану. Глаза Рауэн следили за ним, но она не издавала ни звука. Он нашел ее одежду справа от постели и положил ей на живот.

– Одевайся. Нам надо идти… – Еле слышно прошептал он. Страх поднимался в его горле при мысли о том, что он только что сделал, начало приходить жуткое понимание возможных последствий. Руки женщины подергивались. Рот открылся, но оттуда вырвался лишь невнятный стон. Рол склонился над ее лицом и взял ее тревожные пальцы в свои.

– Что это? Что? Скажи мне.

Слеза выкатилась из внешнего уголка ее глаза и потекла вниз к шее. Рол склонился дальше, и вот уже дыхание их слилось, и он чувствовал, как его щеку, словно крылья бабочки, задевают ее ресницы.

– Дурак! – сказала она и оттолкнула его. Он выпрямился, глядя на нее в изумлении.

– Оденься, – машинально повторил он.

– Уходи, – велела она, оскалив зубы.

– Я пришел сюда, чтобы… чтобы тебе помочь, – прошептал он. – Подумай, что они с тобой делали. Он собирался позволить им оставить тебя еще на целый день.

Это заставило ее призадуматься. Они глядели друг другу в глаза, начищенная сталь, встретившая морскую бурю. Наконец ее пальцы обхватили одежду, которую он положил поверх ее живота.

– Помоги.

Одной рукой поддержав ее под распухшей шеей, он поднял ее и начал одевать. Когда они возились с ее рубашкой, кровь из его раненой руки капнула ей на живот, струйка стекла на спутанные волосы меж ее ног. Когда рубашка была надета, Рол подставил руку под колени Рауэн и сбросил ее стопы с края постели. Женщина смогла сесть сама, хотя голова ее тут же качнулась вперед и великолепная черная грива упала вниз на истерзанную грудь. Рол остановился и прислушался. Гул голосов и смех попрежнему доносились из главной палаты. Но немного времени пройдет, прежде чем другие явятся сюда, чтобы в свой черед приступить к ночным забавам. Рол нагнулся и поднял нож, которым ранили его предплечье. Слегка изогнутый толстый клинок, рукоять слоновой кости, хорошая работа и превосходно заточен. Сунув его за пояс, Рол взял руку женщины и потянул, подняв ее на ноги.

– Пошли. Надо уйти немедленно. Сейчас же.

Она невнятно зароптала, но он выволок ее из комнаты, как сравнительно трезвый гуляка вконец захмелевшего товарища. Она была не тяжелой, и он взял ее на руки, часть его блаженствовала даже в этот миг от острого ощущения ее плоти в его руках. От нее разило мужчинами, которые посвински здесь с нею обращались, и дурманом из блюда у постели. На миг она забилась в его хватке, пытаясь добиться, чтобы он поставил ее на пол. Затем сдалась и обвила белыми руками его шею, скрыв лицо во впадине у его плеча, словно боящееся темноты дитя. И тут к нему отчасти вернулись его прежняя бесстрастность и спокойствие. Биение сердца замедлилось, казалось, он теперь лучше видит в утробной тьме за кругом неверного света. Он двинулся по проходу с уверенностью кошки, согнулся под одной проволокой и перешагнул через другую, как если бы исполнял медленный танец, а затем набрал скорость.

Склад был высоким, полным эха и протух от мусора, скапливавшегося в нем десятилетиями. Рол, точно плясун, выбирал дорогу, в крови его все еще пело возбуждение. Но немного погодя он все же начал утомляться. Вдали от голосов в углу, полном зловонной черноты, он опустился на одно колено и перенес вес Рауэн на другое, чтобы отдохнула раненая рука, сердце его неистово билось, отдаваясь в горле. Рауэн подняла голову, ее губы щекотнули ему ухо.

– Отпусти меня. Я могу идти.

Он со странным нежеланием позволил ей выскользнуть из его объятий.

– Ты знаешь дорогу наружу? – Казалось, ее глаза, рассматривающие его, слабо светятся во тьме. Речь ее была медленной, но ясной, как если бы четко произнести каждое слово стоило ей усилий.

– Да. Окно. До него недалеко.

Встав на колени, она покачнулась и оперлась о него. Затем отвернулась, и ее вырвало. Он почувствовал, как теплая жидкость попала ему на сапоги. Она вытерла рот о плечо рубашки с коротким рукавом, которую он на нее надел. Только три или четыре пуговицы удерживали рубашку на груди, остальные оказались сорваны. Рауэн сплюнула, затем выпрямилась и принялась убирать с лица свои длинные волосы.

– Тогда идем.

Он поднялся на ноги. Она вскарабкалась по нему, как по лесенке, все еще нетвердо. Он обвил ее рукой и повлек, иногда, если ее колени подгибались, принимая на себя весь ее вес. Она не произносила ни слова, но положила левую руку ему на плечи, а правую на его руку, державшую ее бедра.

Он помнил дорогу, которой пришел, и они побрели туда в кромешной тьме, вынуждая крыс спасаться бегством прямо изпод их ног. Наконец Рол увидел звездный свет в окнах под стрехой и понял, что они попали в заваленное хламом помещение, куда он влез с улицы.

Тут возник шум. Крики в ночи, отдававшиеся эхом позади них. Рауэн поглядела на него. Они беззвучно кивнули друг другу и принялись карабкаться к грязным окнам. Рол здоровой рукой подталкивал ее вперед. В нарастающей тревоге он не мог сообразить, через какое же окно проник сюда. Рауэн заколотила кулаком по неподатливой раме ближайшего, тут же резко звякнуло бьющееся стекло. Он услышал, как она выругалась, совсем тихо. А затем увидел ее бледные ноги, меж тем как она пролезала головой вперед в разбитое окно. Он последовал за ней, зубья разбитого стекла разорвали на животе его рубаху и вцепились в штаны. Но вот он выбрался наружу и упал с высоты в несколько футов на плечо и бок. С мгновение он лежал, пытаясь отдышаться, пока она не схватила его за шиворот и не потянула, поднимая. Они полусбежалиполускатились с горы всякой дребедени, наваленной у высокой стены склада, и вот наконец босые стопы Рауэн шлепнули по булыжнику. Шел дождь, ночной воздух казался им легким, свежим, душистым и прохладным. Рол повернул в глубь суши, туда, где поднимался над бухтой Аскари с беспорядочной россыпью ламп. Но Рауэн взяла Рола за руку.

– Нет, не туда. Они туда побегут первым делом. За мной.

Битое стекло до крови изрезало ей живот и бедра, но она потянула за собой мальчика с силой, напоминавшей прежнюю, и вот они уже стоят на краю причала и глядят в черную воду. Рол прыгнул с причала без колебаний. И увидел, как мелькнула белая пена, когда Рауэн скрылась под водой. Он с недоверием таращился на это место и лишь через несколько мгновений заставил себя нырнуть. Вода была горькой, ледяной и нечистой, волны уносили всякие отбросы из порта. Рол вынырнул на поверхность и огляделся.

– Сюда.

Она была под причалом, среди поддерживавших настил мощных деревянных столбов. Он поплыл к ней, стуча зубами и пробираясь сквозь слизь и казарок, пока не ощутил под ногами дерево. Лицо Рауэн было бледным до синевы, глаза – как черные провалы. Он чувствовал, как она дрожит рядом с ним в воде, но едва он попытался заговорить, ее ладонь шлепнула по его рту. Они как один подняли головы. Сапоги топали по деревянному настилу наверху, чтото коротко роняли резкие голоса. Затем сапоги разразились частой дробью, как если бы их обладатели припустили бегом кто куда. Рауэн сняла с пояса Рола недавно присвоенный им нож.

Среди свай спускалась безмолвная тень, быстрая и уверенная, как обезьяна. Кулак Рауэн с рукоятью ножа меж пальцев отошел назад. Ее дрожь унялась. Она оттолкнулась одной стопой от деревянной сваи, и оба они поплыли рядом. Тень подтянулась ближе. Рука женщины белой молнией метнулась вперед. Чтото основательно и звучно хрястнуло, и тень, попрежнему не издавая ни звука, опрокинулась в воду. Когда она скрылась, всплеск показался очень громким в ночи, и Рол с Рауэн тесно прижались друг к другу, ожидая возгласов или поисков. Но ничего не случилось, не раздалось ни звука и не явилась новая любопытствующая тень. Рауэн опять принялась дрожать.

13
{"b":"533","o":1}