ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Твой дед лишь повторял то, о чем болтают погрязшие в предрассудках невежды. Полагаю, у него были причины. В любом случае он ввел тебя в заблуждение. Древний Мир и Новый сосуществуют. Они занимают одно и то же место на этой земле. Но они принадлежат к различным эрам и редко соприкасаются меж собой.

– Я не понимаю.

– Есть мир за пределами того, который мы видим и которого касаемся в повседневности. Не каждому существу дарован доступ в него. Но некоторые могут существовать в двух одновременно. Ты, Рол, создание Древнего Мира, как и я. И Рауэн. – Пселлос помедлил и, кажется, собирался во чтото углубиться, но внезапно сменил тему. – Как ты убил этих трех Перьеносцев?

– Не знаю. Все случилось очень быстро. Я достал их, прежде чем они успели шевельнуться.

– Приближенные Короля Воров избираются за быстроту, за чутье, за ловкость. Предположим, они в тот миг были заняты, но ты в одиночку одолел троих. Если это была удача, то такая, какой я прежде не видывал. Скажика, ты можешь видеть в темноте?

Рол вздрогнул.

– Иногда.

– Ты всегда был способен видеть в темноте?

– Нет. Послушай, почему ты заставляешь Рауэн всем этим заниматься? Почему ты ее мучаешь?

– Она платит.

– За что?

– За Великое Знание.

– Где ты получил все то знание, которое таишь? Что дает тебе право таить его?

Пселлос махнул рукой.

– Человек идет в поле, собирает свой урожай, отвозит его на рынок. Ты хотел бы, чтобы он раздал плоды своих трудов бесплатно? Работник, как говорится, достоин вознаграждения.

– Твои цены губят людские жизни.

– Я не заставляю людей вступать со мной в сделку. Я называю цену. И они или платят мне, или нет.

Рол прижал к глазу одну из ладоней. То оказалась ладонь со шрамом, и она приятно охладила его разгоряченный, клокочущий мозг.

– Что мы такое? – прошептал он.

– А, опять все тот же вопрос. Я, кажется, тебе сказал.

– Нет, я просто человек, как и ты. Я не верю в… – Рол запнулся, поняв, что его слова нелепы после всего, что он видел и делал в своей такой короткой предшествующей жизни. Он больше не чувствовал уверенности даже в том, что у него под ногами твердь.

– Мир не таков, как ты думаешь, – произнес Пселлос. И в его голосе даже послышался намек на сочувствие. Может, он тоже был когдато изумленным мальчиком, столкнувшимся с необычностью своей собственной природы?

– Чего ты хочешь от меня? – устало спросил Рол.

– Трудно сказать, – ответил Пселлос. – Вот что я скажу тебе, юный Кортишейн, по доброй воле я дам тебе бесплатно коечто из моего драгоценного знания. Это может помочь твоей ноющей голове. Слушай внимательно.

Когдато этот наш мир был совершенно иным. Боги в открытую разгуливали среди нас, и Уэрены беседовали с ними, учась у них мудрости, которую вручил им Сам Творец. То был Мир Божий, если тебе угодно. Но в природе всех разумных созданий быть недовольными своим жребием, и как бы ни было могуче и благородно Старшее Племя, оно всегда жаждало большего знания и чувствовало, что его сковывает мир яви, доступный ему. Боги отказали им в дружбе, и тем самым вращение мира было ускорено, и все в нем острее ощутило свою смертность. – Пселлос помедлил. – На что оно должно быть похоже, Древнее Время, когда камни все еще помнили поступь богов. Это было так давно, что с тех пор едва ли можно исчислить годы. Какой мир, и каково в нем жить! – Он улыбнулся, взирая в пустоту. – Но, конечно, он минул, как и все прочее. – Голос его изменился, зазвучал суровей. – Человек пришел в мир в эпоху упадка. Последний дар Творца, как говорят некоторые. Другие верят, что он проклятие, присланное, чтобы завершить уничтожение Уэренов, и, хотя он коротко живущий, он плодовит, любопытен и нетерпелив. Сперва Старшее Племя наставляло ранних людей, но с течением времени между ними возрастало соперничество. Человек стал завидовать Уэренам, как сами они завидовали богам. Такова природа вещей. Но многие из Уэренов, когда они клонились к упадку, вступали в брак с людьми. Два племени достаточно близки телесно, разве что Уэрены крепче, дольше живут и не подвержены болезням. Во всем превосходят малое племя, которое явилось позже. Не считая одного. Их было мало, а род людской стал поразительно многочисленным. И они думали, что, сплавив два племени, смогут получить лучшее от обоих. Но возникло затруднение… с такими союзами. Они увеличивали численность потомков убывающего Старшего Племени, но таили новые опасности. Некоторые из первых их потомков не удались. Они выходили из чрева матерей страшными уродами, здравыми умом, но ущербные телом. Предполагалось уничтожать таких Падших по рождении, но родительская любовь – странная вещь. Многие Уэрены, породившие такое ущербное потомство, бежали из родных городов, чтобы спасти от гибели своих безобразных детенышей. Они обратились к морю и воззвали к состраданию Уссы Валов, и та сжалилась над ними. И увела их в такое место – далеко, на юг мира, где они начали новую жизнь, где их бедные отпрыски могли расти, не вызывая ни страха, ни насмешек. У этих Уэренов имелся предводитель, серый чародей, все дети которого оказались Падшими, но который их тем не менее любил. И звали его Камбриус Орр.

Чтото в Роле шевельнулось при этом имени. Он, нахмурившись, поднял взгляд. Пселлос кивнул.

– Это имя всегда вызывает тень в памяти людей, даже если они не знают почему. Он миф, позабытая детская сказка. Старая байка, не более того. Я искал упоминания о нем в полусотне библиотек и хранилищ по всему ведомому миру свыше сорока лет и могу сказать тебе, что он действительно существовал, как и основанное им королевство там, в просторах безграничного моря. Королевство Орра существовало, и боги знают великие дворцы и обсерватории Камбриуса, и танцевальные залы. Возможно, камень на камне лежит в их стенах и поныне в какихнибудь зарослях, где не ступала нога человека.

Пселлос налил себе еще вина и зашагал взадвперед перед окнами, ни разу не пригубив его. Охваченный страстью, поистине одержимый, таким еще Рол его не видел, словно тот, кто наугад доверился незнакомцу, разделяющему нечто тайное, что его гложет.

– Орриане выпали из письменной истории свыше десяти тысяч лет назад, а прочие их родичи Уэрены попрежнему убывали, и вступали в браки с детьми человеческими, и приходили в упадок, и сами превращались всегонавсего в предание. Одно за другим погрузились в небытие великие королевства Уэренов, их землями стали править князьки и вождишки из племени людей. Поднялись новые королевства, и мир, который мы знаем, малопомалу стал явью. Нам остались только лишь развалины их великих городов, теперь груды древнего мрамора и прочего камня разбирали и применяли для нового строительства те, кто пришел позже. Но это был еще не конец. Король Чародей взошел на престол в стране Кулл, и его окружили создания, которых люди назвали Властителями Проклятия. Некоторые говорят, что они последние из Уэренов, другие считают их жутким Третьим Племенем, впущенным в мир людей ревностью богов. – Пселлос опять помедлил. – Они борются меж собой, Малые Боги, после того как Создатель их оставил. У них своих распри, свои тайные заговоры, их помощники носятся по миру и вершат свои дела. Но Король Чародей не один из них. Ни один смертный ни разу не ступал на земли Кулла, а Властители Проклятия снуют по делам своего господина большей частью не в открытую. Что они? Какое тайное знание собирает Король Чародей в Бронзовых Чертогах? Я считаю, что он Уэре, последний великий отпрыск древнего племени, кровь которого течет в тебе и во мне. Но он и его подданные с неудовольствием взирают на применение чародейства чемлибо и кемлибо не из Кулла. И им не по нраву те, кто задает вопросы, кто ищет истину за древними мифами. Так мне удавалось идти на один шаг впереди них все эти годы. Но мое время близится к концу. – Тут Пселлос остановился на полушаге, пронзительно глядя Ролу в глаза. – Кровь Старшего Племени все еще течет в жилах немногих, кто ходит по нашему миру яви. В некоторых она сильнее, чем в других. Наши глаза выдают нас, как говорится. – Он улыбнулся. – Это было в человеке, который звал себя твоим дедом, в Эмилии, его прекрасной жене. Младшие Люди готовы убить тебя изза жидкости, которая бьется в твоем сердце, Рол.

15
{"b":"533","o":1}