ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневная книга (сборник)
Эликсир для вампира
Мой любимый враг
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Никаких принцев!
Моя гениальная подруга
Миф. Греческие мифы в пересказе
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Поцелуй опасного мужчины
A
A

– Я стараюсь как могу, а за мной так и ходят люди с охапками дров.

– Ах, но мы все тут помогаем друг другу, разве не знаешь? Есть охотники, есть дровосеки и водоносы, но на самой вершине дерева мореходы, которые порой привозят славные мелочи, делающие жизнь сносной.

– Ты так себе это представлял, Элиас?

Крид отщипнул кору от букового поленца.

– Пожалуй, нет. Но здесь лучше, чем в Кеутте.

– Мне кажется, что слово нашего друга Артимиона здесь закон, и более того, он начинает считать себя одним из сильных мира сего. И здесь как раз ошибается.

– Откуда ты знаешь?

– Если я чтото и знаю, то что эта мятежная королева только использует его как средство отвлечь своих врагов. А насколько основательно их можно отвлечь? Несколько приватиров с легкими орудиями, которые не смеют даже и надеяться захватить военное судно у себя на задворках. Нет, Артимион подставляет этих людей, Элиас.

Крид, нахмурившись, вылупился на него.

– Возможно, он подумывает о сделке.

– Очень возможно.

– Насчет чего?

Рол невесело улыбнулся.

– Насчет моей шкуры. Она нужна мятежникам, и она у Артимиона.

– Думаешь, он на это пойдет?

– Никогда не доверяй никому, на ком ответственность больше, чем за себя. Все можно оправдать во имя общего блага.

– Он сказал, что дает тебе корабль.

– Мой дед однажды обещал мне лошадку. Я поверил ему, но я был еще ребенком.

Крид взмахнул руками.

– Итак, что мы делаем?

– Мы? Элиас, твое путешествие кончилось. Я не требую от тебя верности или чегото еще.

– Тем не менее я твой.

– А если я не хочу?

Криду помешал ответить стук снаружи в проходе, и тут же, отбросив занавес, в дверь, нырнув, ввалился Галлико.

– Боже мой, ну ты и спрятался, Кортишейн. Ты что, не выносишь общества? – Полутролль держал в лапах большой и потрепанный полотняный моряцкий мешок. Он бросил его на пол и стал разминать руки в шрамах.

– Что это?

– Товарищи по кораблю должны держаться вместе. Я переезжаю, поселюсь против Элиаса.

Рол встал.

– Это что? Заговор? Да будь я проклят, Галлико, если мне нужны соседи. Уж тогда я бы забрался в какуюнибудь уютную нору там внизу. И с каких это пор мы товарищи по кораблю?

– Я говорю образно. Я, как и ты, сейчас без корабля. И я хочу с умом выбрать себе капитана. – Он понизил голос. – Артимион хороший человек, но у него слишком много забот, недоступных нашему пониманию. Я буду спокойней, если мы с Элиасом станем соседями уровнем ниже. Тогда любому, кто зайдет проведать тебя, придется сперва пройти мимо нас.

Рол пристально смотрел в глаза полутроллю.

– Очень хорошо. Кажется, мне не избавиться от обузы в виде такой парочки. Решим это позднее. – Он наклонился и вновь стал натягивать сапоги. – Галлико, проводи нас в здешнюю хваленую гавань. Хочу взглянуть, что здесь на плаву.

– Прямо сейчас ничтожно мало.

– И всетаки пошли. Я намерен так или иначе подыскать нам корабль.

Из скал было вырублено нечто наподобие садка, но порядочных размеров. Несколько пандусов вело вниз со слабым уклоном, и дорога была гладкой, как обеденный стол. Они проходили мимо множества людей, движущихся тудасюда, некоторые толкали ручные тележки, груженные деревом, другие катили пустые бочки, от грохота которых дребезжало в висках. Рол увидел и ораву потных и бранящихся мужчин, спускавших вниз легкую кульверину на станине. И Галлико задержался, чтобы подсобить им, ибо орудие так и норовило сорваться.

Проход вывел их в невероятных размеров пещеру, такую, что в ней имелись свои воздушные течения. Свет попадал сюда через ряд морских ворот, громадных арок, вырубленных в камне на дальней стороне, каждая достаточно высокая, чтобы пропустить судно с полной оснасткой. Длинные каменные молы вдавались в воду, а у них оказалось пришвартовано с полудюжины судов различного образца. Эти молы и набережные, от которых они отходили, были загромождены самым разным грузом и набиты мужчинами и женщинами, занятыми погрузкой и разгрузкой, носившими припасы, работавшими на портовых кранах, поднимавшими мешки и бочки, и в целом создающими картину беспорядочной деятельности. Позади набережных находились сухие доки с каменными дверями на пружинах, похоже, еще действующими. Их облепляло множество неприхотливых лачуг из дерева и кожи, обогреваемых высокими кострами. Тут стоял тяжелый запах дыма, и Рол увидел женщин, орудовавших длинными шестами, на которых висело бурое и ломкое филе абларони. Другие натягивали оленьи кожи на деревянные рамы и скребли их. Но еще больше было тех, кто чинил сети и потрошил рыбу. Слой мусора покрывал безупречную каменную кладку. Рыбьи кости, обрывки веревки, обломки дерева, отвергнутые куски сырой кожи. Короче, в целом это место представляло собой портовые мастерские.

– Что тут сейчас пришвартовано, Галлико? – спросил Рол. – У тебя голова выше, тебе видно лучше, чем мне.

– Несколько рыбачьих скорлупок. Они разгружаются. «Проспер» Артимиона. Бригантина. А еще «Альбатрос» и «Ласточка», два больших полубаркаса, оснащенных как шхуны.

– А в море много больше?

– Я знаю, что там еще «Колпица» Яна Тимиана и «Поморник» Марвейюса Гана. Может, коечто еще, я не помню их.

– Вы сжигаете корабли, которые захватываете, не так ли?

– Большей частью. Но если они нам подходят, мы ставим на них свою команду и приводим сюда. В среднем торговые суда слишком медленны для наших целей и требуют слишком больших усилий, чтобы подтянуть их к нашим причалам. А снаружи мы суда не ставим. Это опасно.

– И всетаки есть надежда на корабль, который никому не нужен. Пройдемсяка еще, раз мы здесь. Никогда еще не видел столько занятых людей одновременно.

Они продвигались в толпе медленно, ибо все знали Галлико и считали своим долгом с ним поздороваться. Полутролль показал друзьям склад, где содержались порох и ядра. Рол с любопытством изучал набор из двенадцати двенадцатифунтовых фальконетов, длинноствольных бронзовых красавцев, взятых из трюма снабженческого бьонийского корабля. Склад охраняли пара вооруженных мушкетами собратьев Мириам, более всех в Ганеш Ка похожих на подлинных солдат. Те от души приветствовали Галлико, но весьма холодно посмотрели на Рола и Крида.

– Недружелюбные парни, – заметил Рол, когда они ушли.

– Мириам любит выбирать трезвых для своего ополчения, и есть целый список желающих.

– Откуда берутся мушкеты?

– Оттуда же, откуда и пушки. Бьонар недурно вооружил нас за эти последние несколько лет, хотя в городе недостаток хорошего пороху. Мы пытались изготовлять свой. Но у нас получался неважнецкий. Впрочем, в горах есть древние свинцовые рудники, так что пулито мы выплавляем.

Они прошли, все так же задерживаясь на каждом шагу, в тыл пещеры с сухими доками. В одном из них судно без мачт покачивалось на пенной воде, а крысы сновали по палубе. Рол, охваченный любопытством, взобрался туда по узким сходням, чтобы внимательней взглянуть.

– Что это?

– Старый бьонийский корабльгонец. При захвате здорово пострадал гдето пять лет тому назад. Хотя не так здорово, как повредил наши три судна. И с тех самых пор гниет здесь. Мы берем с него дерево. Он построен из кассийского тика, черного дерева, твердого, как железо, и тяжелого для обработки, но зато долговечного.

Рол провел руками вдоль борта. Шрам на его ладони странно покалывало, на миг он ощутил трепет. Но лицо его не изменилось.

– Как ты думаешь, на сколько он потянет?

– По водоизмещению? Ну, он больше многих наших судов. Я бы сказал, триста тонн.

– Поглядимка внизу.

– Рол, его вновь и вновь обдирают. То, что осталось, наверняка сгнило и изъедено червями.

– Уступи мне, Галлико.

Лесенки давно рухнули, и трое друзей простонапросто свалились через зияющий главный люк и двинулись в сторону кормы. Крид шел во тьме на ощупь и еле слышно ругался.

– Не все из нас видят точно кошки.

– Впереди свет, – сказал ему Рол. – Здесь начисто сняли кубрик, и видны кормовые окна.

53
{"b":"533","o":1}