A
A
1
2
3
...
17
18
19
...
63

Протяжно завыла сирена, заскрипела якорная цепь, раздалось монотонное сопенье винта. Началась килевая и боковая качка, эти неизбежные предшественники морской болезни.

«Каледония» со скоростью акулы неслась по волнам бурного Индийского океана; буры, заключенные в башне, рыдали, как дети. Этим простым людям, никогда не видавшим моря, казалось, что их навсегда отрывают от род-ной земли и осуждают на вечное изгнание. А «Каледония», немилосердно дымя, все плыла и плыла, разрезая волны и пожирая милю за милей. Она держала курс на Саймонстаун – морской форт в восьми лье к югу от Кейптауна.

От Дурбана до Саймонстауна тысяча четыреста километров. Сорок восемь часов пути, быть может, еще более тяжкого, чем переезд по железной дороге.

По прибытии крейсера на рейд пленных разместили на четырех понтонах* , стоявших на якоре в трех милях от берега А разгруженная «Каледония» снова взяла курс на Дурбан.

Сорви-голова и шестьдесят других пленных буров были интернированы на понтоне «Террор"*.

Настоящий ад было это судно, необыкновенно метко названное. Войдите – и вам покажется, что вы в больнице, но в больнице, где нет ни сиделок, ни докторов, ни лекарств.

Грязная клетка, до отказа набитая людьми. Их тела покрыты ранами, по которым ползают насекомые. Прибавьте к этому невыносимую жару, от которой можно сойти с ума, и питание, отпускаемое лишь в количестве, необходимом для «поддержания жизни». Прелестная формула, изобретенная англичанами. Под ней подразумевается паек, достаточный только для того, чтобы не дать пленнику умереть с голоду.

Как это экономно! И другое преимущество: ослабевшие от голода люди не могли бежать. Они мерли, как му-хи. «Тем хуже для них!» Похороны были недолгими. От-крывали орудийный люк и, недолго думая, бросали тело в залив, воды которого кишели акулами.

«Тем лучше для акул», – смеялись англичане, Уже через сутки Сорви-голова почувствовал, что не в силах больше терпеть грубого обращения, голода, вшей, жалкого вида товарищей по заключению, ослабевших, безжизненных, похожих скорее на призраков, чем на людей. Он твердо решил покончить со всем этим. Утонуть, быть расстрелянным, съеденным акулами – и то лучше, чем это медленное и мучительное умирание.

Он поделился своим планом с некоторыми больными товарищами. Однако те не решились одобрить его. План Жана показался им слишком рискованным. «Террор» стоял на якоре посередине залива в шесть миль шириной. Значит, до берега было по крайней мере три мили.

Хороший пловец и мог бы, пожалуй, доплыть, несмотря на акул, на часовых и на сторожевые суда, всегда готовые погнаться за ним. Но как проникнуть в Саймонстаун? В этом городе, представляющем собою одновременно военный порт, арсенал и судостроительную верфь, кажется, нет такого уголка, который не охранялся бы со стороны моря.

Но Сорви-голова не колебался. Будь что будет! В ближайшую же ночь он бежит.

Товарищи отдали ему веревку, похищенную где-то одним из пленных, у которого в первые дни заключения не хватило решимости бежать, а теперь не было на это сил.

Наступила ночь. В башне, едва освещенной двумя походными фонарями, было темно.

Сорви-голова разделся донага и ремнем привязал за спину свою одежду: штаны, куртку, шляпу, шерстяную фу-файку. Башмаки он не взял.

Кабельтов, привязанный к одному из передних пушечных люков, свешивался до самой поверхности моря. Стояла непроглядная тьма. Часовые, полагавшиеся на слабость узников, а еще того больше на акул, заснули.

Сорви-голова простился с товарищами, которые окружили его и не переставали восхищаться его силой и отва-, гой. Он смело подошел к люку и взялся за кабельтов, чтобы соскользнуть вниз.

– Who goes there*? – раздался над самой его головой окрик часового, стоявшего на баке.

Казалось бы, элементарное благоразумие должно было заставить Жана Грандье вернуться в башню и переждать несколько минут.

Куда там! Он с такой быстротой скользнул по стально-му тросу, что содрал кожу с ладоней, и при этом у него не вырвалось ни одного крика, стона или даже вздоха.

Часовой услышал всплеск воды, но, подумав, что это резвятся акулы, снова задремал.

Теплая, насыщенная солью вода, будто серная кислота. обожгла ободранные руки беглеца.

«Ничего, соль обеззараживает раны», – подумал, ныряя, Жан с тем изумительным присутствием духа, которое никогда не покидало его.

Он проплыл под водой около двадцати саженей, потом вынырнул, набрал воздуха и снова ушел под воду.

Бр-р!.. Под ним, над ним, во всех направлениях тянулись и пересекались длинные фосфорические полосы. Акулы! Не очень, правда, крупные и не очень проворные, но сколько же их было тут, этих невероятно прожорливых бестий!

Беглецу вспомнился совет побольше барахтаться, вертеться, дрыгать ногами и, наконец, в тот момент, когда акула повернется брюхом вверх, чтобы схватить его, нырнуть поглубже. И он вертелся что было мочи, дрыгал ногами, барахтался. Но кругом стояла такая темень, что разглядеть акул, этих морских гиен, не было никакой возможности; об их присутствии говорила лишь фосфоресценция.

Были минуты, когда он холодел от страха, чувствуя прикосновение плавника или слыша, как лязгают зубы хищника. Но ничего! Еще одно тяжелое переживание, еще одна ложная тревога – смерть и на сей раз промахнулась!

Проплыть три мили – это не шутка для мальчика шестнадцати с половиной лет, да к тому же едва оправившегося от ран и изнуренного двумя мучительными переездами-сначала в вагоне для скота, потом в бронированной башне крейсера. Тем более что все последние дни он почти ничего не ел, теперь же его преследовала целая стая акул, а морская вода, разъедавшая его израненные руки, причиняла невыносимо острую боль.

И все же наш храбрый Сорви-голова бесстрашно плыл вперед. Трудно было дышать, ломило все тело, волны то и дело опрокидывали его, ударяя по тюку с одеждой, который он, как улитка свою раковину, тащил на спине.

Ничего! Мужайся, Сорви-голова! Еще каких-нибудь четверть часа – и ты спасен. Крепись же, черт побери! Городские огни приближаются. Самое трудное уже позади.

Ну и молодчина этот капитан Молокососов! Трудности и опасности только умножали его мужество. К несчастью, чтобы спастись от ожесточенно преследующих его акул, ему приходилось прибегать к довольно неритмичной гимнастике, и эти беспорядочные движения вконец истощили его силы.

Он ушел под воду и хлебнул изрядную порцию морской воды. О, только не это, Сорви-голова! Он тут же перестает барахтаться, координирует свои движения и снова продвигается вперед.

Опять ушел под воду. Опять глотнул соленой воды. Закашлялся. Сперло дыхание. Отяжелели ноги…

«Неужели конец? – подумал мужественный юноша. – Скверная штука!.. А впрочем, это все же лучше заточения!»

Бум! То загремел и отдался по воде пушечный выстрел, сопровождаемый вспышкой огня. В то же мгновение вспыхнули электрические прожекторы на кораблях и в форту. По воде забегали широкие полосы света, эти свое-' образные бинокли кораблей. Стало светло, как днем.

Неужели конец? Такой героизм – и все напрасно!

Нет, это еще не конец.

В ту самую минуту, когда Сорви-голова уже считал себя погибшим, он почувствовал под ногами твердую почву. Его затуманенные глаза смутно различили в темноте за прожектором, светлый луч которого застыл посреди гавани, какую-то темную массу.

То была цепь скал, выступавших из воды почти на уровне моря.

Ух! Он вылез и растянулся на них, чуть живой, и, зарывшись из предосторожности в густые водоросли, тут же заснул мертвым сном Заснул под грохот пушек, под ослепительными лучами электрических прожекторов. Казалось, пушки гремели, а прожекторы светили во славу его мужества.

Когда он проснулся, было совсем светло. Но морские водоросли отлично скрывали его. Он чувствовал себя менее утомленным, чем ожидал, но умирал от голода.

вернуться

*

Понтон – старое судно, обращенное в плавучую тюрьму, или плоскодонная лодка для наведения временных мостов и перевозки грузов в порту

вернуться

*

Террор – по-английски ужас, страх

вернуться

*

Кто идет?

18
{"b":"5330","o":1}