ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Педагогика для некроманта
Кастинг на лучшую любовницу
Танос. Смертный приговор
Убийство Спящей Красавицы
Тёмный
Брачный договор
Клинок Богини, гость и раб
Пожарный
Пропаданец
A
A

Якобсдаль – это большое село или, если хотите, маленький городок.

Сорви-голова и Фанфан вошли в лавку, позади которой было пристроено что-то вроде таверны, и потребовали завтрак. Им подали яйца, две копченые селедки, лук, яблоки ранет, бутылку эля и буханку черствого хлеба.

Изголодавшийся Фанфан забыл все треволнения и ужасы войны и, широко раздувая ноздри, жадно вдыхал запах съестного, словно сказочный людоед, учуявший где-то человечий дух.

– Копченая селедка, как, впрочем, и ящерица, – друг человека, – глубокомысленно произнес он.

Фанфан надрезал селедки в длину, отделил головки, положил на блюдо, потом очистил и нарубил мелко лук, снял кожуру с яблок, нарезал их ломтиками, перемешал все и, обильно полив эту мешанину маслом и уксусом, принялся поглощать свое невообразимое кушанье.

– Ты попробуй только, хозяин, – сказал он, набив полон рот. – Пища богов!

Но Жану эта кулинария внушала мало доверия, он приналег на яйца.

Через четверть часа оба друга, расплатившись с хозяином таверны, катили в Блумфонтейн по тропинке, называвшейся громким словом «дорога».

ГЛАВА 6

Бешеная езда. – В поезде. – Поезд подорван! – Отчаянные усилия. – Под огнем. – Сорви-голова и Жубер. – Пробито легкое. – Доктор Тромп. – Черный, но не негр. – О том, как «выкручивался» Фанфан.

Дорога была довольно прямая, но скверная, если вообще можно назвать дорогой путь, проложенный повозками.

На ее постройку не пришлось тратиться. Никто не потрудился над ее трассой, никто не позаботился вымостить ее камнем, прорыть по бокам водосточные канавы. О нет! Она возникла совсем иначе. Кому-то надо было проехать от одного селения к другому. Он запряг в повозку пару быков и покатил себе прямиком. За первой повозкой последовала вторая, потом третья… Так с течением времени образовалась широкая колея. И это называлось дорогой!

Повозки передвигались по ней легко, устраивала она и пешеходов, а подчас даже велосипедистов, о чем свидетельствует тот факт, что Сорви-голова и Фанфан проехали по ней без остановки сорок шесть километров, отделявших Якобсдаль от Эммауса.

Но что особенно замечательно: они потратили на это всего-навсего четыре часа! Конечно, на дорогах департамента Сены и Марны* такой рекорд показался бы более чем скромным, но для оранжистской дороги подобная скорость просто чудо!

А если к этому прибавить еще семнадцать километров, которые они проехали от лагеря Кронье до Якобсдаля, да переход через Моддер, да схватку с уланами, то каждый охотно согласится, что оба Молокососа отнюдь не были «шляпами». В Эммаусе, крошечном городишке с библейским наименованием, пришлось сделать остановку. Все здешние мужчины были на войне; в городке остались одни старики, женщины и дети.

Сорви-голова предпочел бы, правда, без передышки мчаться до другого селения, в двадцати четырех километрах отсюда, – но Фанфан запротестовал:

– Селедка с яблоками и сырым луком развела во мне чертов костер. Хозяин, да угости же ты бедного Фанфана хоть кружкой пива, или молока, или какого-нибудь дешевенького винца, а то и просто свежей воды! Все, что угодно, только бы напиться! Умоляю тебя!

Сорви-голова рассмеялся и вошел в ближайший дом. Причудливо путая английские слова с голландскими, он попросил немного молока. Хозяйка дома, молодая женщина, посматривала на него с недоверием. Тогда Сорви-голова вспомнил о пропуске Кронье и показал его своей собеседнице. Мгновенно все изменилось. Молокососам расточали улыбки, пожимали им руки, предлагали отдох-нуть, непременно хотели накормить их всякой всячиной, словом, готовы были ради них перевернуть весь дом вверх тормашками.

– Благодарю! Молока, только молока, – сказал Жан.

Немедленно притащили молоко. Его несли горшочками, кувшинами, ведрами: тут было чем утолить жажду целой роты!

Фанфан пил, рискуя лопнуть, Сорви-голова – более умеренно. Напившись, оба, несмотря на самые настойчивые уговоры остаться, вскочили на свои велосипеды и покатили дальше.

Путь из Эммауса до ближайшего селения, где они остановились, прошел без приключений. Они переночевали в одной бурской семье, оказавшей им братское и самое великодушное гостеприимство.

Оба Молокососа заснули сном праведников, но, как истые воины, проснулись с зарей, наскоро поели и покатили дальше.

До Блумфонтейна оставалось еще восемьдесят четыре километра. На полдороге пришлось переходить вброд Крааль, приток Моддера, то-есть, проще говоря, искупаться. Этот более чем трудный этап был проделан за восемь часов, включая три получасовые остановки.

В Блумфонтейн прибыли в четыре часа. Не позволив себе даже осмотреть город, они отправились прямо на вокзал. Впрочем, этот маленький городок был лишен каких бы то ни было достопримечательностей. Десять тысяч жителей; слишком новые и слишком претенциозные дома, которые к тому же совершенно терялись на непомерно широких улицах. Пропуск Кронье и здесь открыл перед Молокососами все двери.

Но оказалось, что отсюда нет ни одного поезда на Винбург. Поезда ходили только до Претории и обратно. Им предстояло доехать до Кронстада, чтобы уже оттуда на велосипедах добраться до Бетлехема. Особой беды, в сущности, не было, потому что дорога из Винбурга в Бет-лехем – одна из самых скверных в Оранжевой республике.

От Блумфонтейна до Кронстада сто двадцать миль, или двести двадцать два километра. Поезда идут со скоростью не более двадцати пяти километров в час, а порой их скорость не превышает даже пятнадцати-шестнадцати километров. Приняв во внимание возможные задержки, друзья рассчитали, что этот путь займет у них около пятнадцати часов.

Они были в восторге. Подумать только: спать и в то же время двигаться вперед!

– Ведь не быки –же мы, в самом деле, – философствовал Фанфан.

В шесть часов отходил товарный поезд в Преторию. В одном из его вагонов комфортабельно устроили уже начавших уставать посланцев Кронье. Получив по две охап-ки соломы, они соорудили себе постели, от которых успели уже отвыкнуть. Потом проверили погрузку велосипедов и заснули богатырским сном.

Поезд медленно тронулся и покатил. Время от времени он останавливался, свистел, пыхтел, снова трогался, и так – час за часом.

Прошла ночь, наступил день. Молокососы проснулись, поели, попили и снова завалились спать. Им теперь не оставалось ничего другого, как философски относиться к бегу времени.

Прошел еще день, вернее – часть дня. Поезд полз все медленнее и медленнее. В Трансваале пути были загромождены так же сильно, как и в Оранжевой республике.

Кронстад. Наконец-то! Их путешествие длилось целые сутки! Сорви-голова и Фанфан, совсем одеревенев от неподвижности, рады были снова помчаться по проселкам.

Они отмахали без остановки тридцать километров На ночь пришлось сделать привал. На обед – по сухарю И яблоку. А потом ночёвка на берегу маленького притока Вельша, который, в свою очередь, впадает в реку Вааль, Встали с зарей. На завтрак опять по сухарю и яблоку – и в путь! До Бетлехема еще сто километров. Что ж, они их одолеют!

В шесть часов вечера оба Молокососа, измученные, вспотевшие,покрытые красноватой пылью, были уже в Бетлехеме.

Кронье мог гордиться своими посланцами.

Скорей на вокзал!

Им надавали в дорогу еды и питья и усадили в поезд, который должен был отойти через час. Утолив голод и жажду, оба друга заснули под мерный стук колес с чувством людей, хорошо исполнивших свой долг.

От Бетлехема до последнего пункта под Ледисмитом. куда доходят поезда буров, всего восемьдесят миль, то-есть около ста сорока восьми километров.

Поезда идут здесь быстрее, чем на других линиях. Начальник станции уверил их, что в три часа утра поезд проскочит через ущелье Ван-Реннен, и самая трудная часть пути будет пройдена.

Поезд уверенно пожирал пространство, как вдруг раздался сильный взрыв, от которого содрогнулся и остановился на полном ходу весь состав. Все его сцепления разорвались.

вернуться

*

Департамент (то же, что у нас область) Сены и Марны обязан своим наименованием двум рекам-Сене и Марне, которые протекают по его территории. Он включает в себя часть центральной области Франции, так называемый «Остров Франции», и часть Шампани, которая также является одной из старинных областей Франции.

34
{"b":"5330","o":1}