ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Добрая душа этот доктор!

Путешествие длилось долго, очень долго, по мы на это не жаловались: нам было хорошо!

Мы всем своим существом отдавались покою, неизбежно наступающему после острых кризисов. Мы наслаждались восхитительным ощущением возврата к жизни, с которой простились ещё в Ваальском ущелье. Наконец, нас сладко баюкало сознание исполненного долга: ведь мы сделали все, что могли, в один из самых трудных моментов борьбы маленьких республик за свою независимость.

Только по прибытии в Кейптаун, на восьмые сутки путешествия, доктор Дуглас объявил нам, что теперь он готов поручиться за нашу жизнь.

В Кейптауне доктор перевез нас в больницу, где передал на попечение своего собрата по профессии, который пользует нас и по сей день.

Ты можешь, конечно, представить, как горячо благодарил я доктора Дугласа, когда он пришел проститься с нами! На прощанье Дуглас предупредил нас, что для полной поправки нам потребуется длительный больничный режим.

Я, разумеется, стал горячо с ним спорить, а Фанфан заворчал, как заправский наполеоновский гренадер. Сама посуди: одна лишь мысль о том, что мы не можем вернуться в Трансвааль и собрать новый батальон Молокососов, чтобы опять принять участие в войне, приводи-ла нас в отчаяние!

Невольно вырвавшееся у меня признание в наших меч-тах очень насмешило милейшего доктора.

– Да вы же пленники, – сказал он.

– Что ж из того! Пленники бегут.

– Дорогой Сорви-голова, – мягко сказал доктор, взяв меня за руку, – оставьте эту опасную игру. Поверьте, с вами говорит сейчас не англичанин, не патриот своей страны, а только врач и друг. Восемь месяцев вы вели тяжелую боевую жизнь, потребовавшую невероятного напряжения всех ваших физических сил и нервной системы. Вы были дважды опасно ранены.

– Да ведь говорят, что современная пуля отличается гуманностью, – насмешливо заметил Фанфан.

– Не слишком-то доверяйте этим толкам.-продолжал Дуглас. – Как бы там ни было, но эти пули вкупе с переутомлением так расшатали ваши организмы, что полное выздоровление наступит не раньше как через пять-шесть месяцев. А до тех пор, надеюсь, эта проклятая война окончится.

Предсказания доброго доктора исполнились лишь наполовину. Прошло уже четыре месяца, как мы с ним простились. Мы почти поправились, но война вспыхнула с новой силой. А мы все сильнее чувствуем себя пленниками. Дело в том, что по мере нашего выздоровления милые друзья-англичане стали, по меткому выражению Фанфана, все туже нас «завинчивать».

И вот, наконец, нас так «завинтили», за нами так следят, столько пар глаз сторожат каждое наше движение, что бегство почти невозможно. Но все-таки мы попытаемся.

Хитрые англичане предлагали нам свободу под честное слово. Благодарим покорно! Это значит быть своим собственным тюремщиком, изо дня в день расходовать всю свою бурную энергию только на то, чтобы заставлять себя отказываться от самого пылкого своего желания. Нет, на это мы не согласны.

Не колеблясь ни секунды и повинуясь одному и тому же порыву, мы оба решительно отказались. Что же за этим последовало? Очень простая вещь: лазарет превратился в тюрьму. А так как больничная клетка кажется нашим тюремщикам не вполне надежной, нам предстоит заманчивая перспектива недели через две отправиться на понтоны. А быть может, и на остров Цейлон или на мыс Доброй Надежды.

Но поживем – увидим… О! Какую великую силу ощущает в себе человек, решивший отдать свою жизнь священному делу борьбы за свободу! Проще говоря, при первом же удобном случае мы постараемся бежать.

И пусть даже я и погибну при этом, по крайней мере, я умру с мыслью об исполненном долге, с сознанием, что я умираю как достойный сын той Франции, которая так часто проливала свою кровь за слабых и угнетенных.

Но я не погибну…

Если предчувствие не обманывает меня, дорогая сестра, ты еще кое-что услышишь о своем брате, который более чем когда-либо горит желанием оправдать свое прозвище – Капитан Сорви-голова».

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Лун Анри Буссенар родился во Франции в 1847 году и получил медицинское образование в Париже. Почти в день получения им докторского диплома вспыхнула франко-прусская война, и Буссенар был мобилизован в армию в качестве полкового врача. В рядах разгромленной французской армии Буссенар пережил горечь прусского вторжения С тех пор он возненавидел войну. Он признавал право народа прибегать к оружию лишь в тех случаях, когда речь шла о защите свободы и независимости Эта мысль проходит через все книги Буссенара Образ доктора Тромпа гуманиста и бойца народной армии, с которым читатель познакомился на страницах это-го романа, носит черты автопортрета писателя Обогащенный жизненными наблюдениями, Буссенар после войны начинает литературную деятельность. Уже первые два его романа (вышедшие в 1877-1880 годах) – «Дневник путешествий» и «Путешествие парижского гамэна вокруг света»– приносят ему шумный успех. Буссенар становится любимым писателем подрастающего поколения.

В 1880 году правительство командировало Буссенара во Французскую Гвиану для обследования постановки медицинской службы в этой колонии Вслед за Гвианой следуют путешествия в разные страны Америки, Африки и Австралии. После каждого путешествия по-являются новые произведения. «Гвианские Робинзоны», «Приключения в стране бизонов», «Приключения в стране тигров» и другие. Содержанием этих произведений служат приключения храбрых французов в мало исследованных странах.

Историческая повесть «Капитан Сорви-голова» была навеяна войной за независимость двух бурских республик, Трансвааля и Оранжевой, против английских колонизаторов.

Борьба буров – потомков голландских и французских переселенцев – вызвала волну сочувствия среди народов всего мира.

Из разных стран потянулись добровольцы на помощь двум маленьким народам Книга Луи Буссенара «Капитан Сорви-голова» как бы ставит автора в шеренгу борцов за независимость бурских республик.

Кроме этой повести, Буссенар написал еще несколько исторических произведений. Среди них наибольшей известностью пользуется «Пылающий остров», описывающий восстание жителей острова Кубы против испанского владычества.

Умер Буссенар во Франции в 1910 году Его книги переведены на языки почти всех стран. Читатели любят героев Буссенара за их неукротимую отвагу, за то, что в них живет самое драгоценное качество юности – готовность бороться до конца за правое дело.

Константин Полевой

63
{"b":"5330","o":1}